Собраніе богослужебныхъ текстовъ Православной Церкви

Русскiй Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Осанна
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ
-
Литургика
-
Канонизація святыхъ
-
Ирмологій

Домашняя молитва

Каноны
-
Акаѳисты
-
Псалтирь Божіей Матери

Евхологій

Служебникъ
-
Требникъ

Слѣдованная Псалтирь

Псалтирь
-
Канонникъ
-
Часословъ
-
Мѣсяцесловъ

Тріодь

Постная
-
Цвѣтная

Минеи

Минея Общая
-
Минеи Богослужебныя
-
Архивъ

Церк.-учит. литература

«Златоустъ»

Греч. и древнерус. тексты

Греч. литург. тексты
-
Древнерус. литург. тексты

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 18 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 4.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНО-УЧИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

КНИГА, ГЛАГОЛЕМАЯ «ЗЛАТОУСТЪ»,
Въ не́йже вся́ко ухищре́ніе Боже́ственнаго Писа́нія, истолко́вано святы́мъ вели́кимъ Іоа́нномъ Златоу́стомъ и про́чими святы́ми отцы́.

Сло́во 62.
Во святу́ю и Вели́кую сре́ду Страстны́я недѣ́ли, о то́мъ же прекра́сномъ Іо́сифѣ, ка́ко позна́ся бра́тіи свое́й и о прише́ствіи во Еги́петъ отца́ его́ Іа́кова со всѣ́мъ пле́менемъ.

По си́хъ же мину́ша се́дмь лѣ́тъ оби́льныхъ и нача́тъ гла́дъ бы́ти по все́й земли́. Изнемога́ше же и Іа́ковъ съ сы́нми свои́ми въ земли́ Ханаа́нстѣй. Слы́шавъ же, я́ко ку́пля е́сть пшени́цы во Еги́птѣ, рече́ сыно́мъ свои́мъ: «Почто́ нерадите́? Се́ слы́шахъ, я́ко е́сть пшени́ца во Еги́птѣ, иди́те та́мо и купи́те на́мъ ма́ло пи́щи, да не гла́домъ изо́мремъ». Идо́ша же бра́тія Іо́сифова де́сять, купи́ти пшени́цы во Еги́петъ. И прише́дше, поклони́шася Іо́сифу лице́мъ до земли́. Ви́дѣвъ же Іо́сифъ бра́тію свою́, позна́ и́хъ, они́ же не позна́ша его́. И глаго́лаша и́мъ же́стоко, и рече́ и́мъ: «отку́ду пріидо́сте?» Они́ же рѣ́ша: «отъ земли́ Ханаа́нскія, купи́ти пи́щи». И рече́ и́мъ: «согляда́таи есте́, согля́дати путе́й страны́ сея́ пріидо́сте». Они́ же рѣ́ша: «ни́, господи́не, раби́ твои́ пріидо́хомъ купи́ти пи́щи. Вси́ есмы́ бра́тія и ча́да еди́наго отца́; иногда́ у́бо число́мъ двана́десять бѣ́хомъ, еди́нъ же отъ на́съ изъяде́нъ бы́сть звѣрьми́, бы́въ люби́мъ отце́мъ, и́же и пла́чется его́ до ны́нѣ. Другíй же, ме́ншій отъ на́съ, со отце́мъ на́шимъ дне́сь». Рече́ же и́мъ Іо́сифъ: «се́ е́же рѣ́хъ ва́мъ, я́ко согля́датаи есте́; не изы́дите отсю́ду, а́ще бра́та ва́шего ме́ншаго, о не́мже рѣ́сте, не приведе́те ко мнѣ́, и тогда́ вѣ́ру иму́ ва́мъ, я́ко ми́рницы есте́, а не согляда́таи». И даде́ я́ подъ стра́жу на три́ дни́, а пото́мъ связа́въ отъ ни́хъ Симео́на, удержа́ его́; други́хъ же освободи́въ, повелѣ́ напо́лнити сосу́ды и́хъ пшени́цы, и возврати́ти сребро́ и́хъ кому́ждо во вре́тище свое́, и да́ти и́мъ бра́шно на пу́ть, и отпусти́ти и́хъ.

Взе́мше же пшени́цу, отыдо́ша. И обрѣ́тше на пути́ сребро́ во вре́тищахъ свои́хъ, ужасо́шася. И прише́дше ко Іа́кову, отцу́ своему́, въ зе́млю Ханаа́ню, повѣ́даша ему́ вся́ случи́вшаяся и́мъ. Рече́ же Изра́иль: «почто́ зло́ сотвори́сте ми́, повѣ́давше му́жу, я́ко е́сть ва́мъ бра́тъ?» Они́ же рѣ́ша: «вопроша́я, вопроси́ на́съ му́жъ и ро́да на́шего, глаго́ля: "а́ще еще́ оте́цъ ва́шъ жи́въ е́сть, и а́ще е́сть ва́мъ бра́тъ?" И повѣ́дахомъ ему́ по вопро́су сему́. Еда́ вѣ́дѣхомъ, я́ко рече́тъ на́мъ: "приведи́те бра́та ва́шего?"» Рече́ же Іа́ковъ: «не по́йдетъ сы́нъ мо́й съ ва́ми, я́ко бра́тъ его́ у́мре, и то́й еди́нъ оста́; случи́тся же ему́ зло́ на пути́ и сведе́те ста́рость мою́ съ печа́лію во а́дъ».

Гла́ду же одолѣва́ющу, рече́ и́мъ Іа́ковъ: «па́ки ше́дше купи́те на́мъ ма́ло пи́щи». Рече́ же ему́ Іу́да: «а́ще не по́слеши бра́та на́шего съ на́ми, не по́йдемъ. Му́жъ бо запрети́ на́мъ безъ того́ пріити́ къ нему́». Рече́ же и́мъ Іа́ковъ: «а́ще се́ все́ сбы́стся на мнѣ́, возми́те да́ры и сребро́ сугу́бо, и бра́та ва́шего, и иди́те; и сребро́, обрѣ́тенное во вре́тищахъ ва́шихъ, возврати́те съ собо́ю. Бо́гъ же мо́й да да́стъ ва́мъ благода́ть предъ му́жемъ, и отпу́ститъ бра́та ва́шего еди́наго и Веніами́на».

И воста́вше, пріидо́ша во Еги́петъ и ста́ша предъ Іо́сифомъ. Ви́дѣ же и́хъ Іо́сифъ, и Веніами́на, бра́та своего́ единома́терня. И рече́ строи́телю до́му своего́: «введи́ му́жи сія́ въ до́мъ, и заколи́ отъ скота́ и угото́вай; со мно́ю бо я́сти и́мутъ му́жіе сíи хлѣ́бъ въ полу́дне». Сотвори́ же человѣ́къ, я́ко же рече́ Іо́сифъ, и введе́ му́жи въ до́мъ Іо́сифовъ. Ви́дѣвше же они́, я́ко введо́ша и́хъ въ до́мъ Іо́сифовъ, рѣ́ша: «сребра́ ра́ди, возвраще́ннаго во вре́тищахъ на́шихъ пе́рвѣе, вво́дятъ ны́, е́же бы оклевета́ти на́съ и нанести́ на ны́, да по́ймутъ на́съ въ рабы́ и ослы́ на́ши». Приступи́вше же къ человѣ́ку, су́щему надъ до́момъ Іо́сифовымъ, реко́ша ему́ при вратѣ́хъ до́му, глаго́люще: «мо́лимъ тя́, господи́не: пріидо́хомъ пе́рвѣе купи́ти пи́щи; бы́сть же егда́ пріидо́хомъ на ста́нъ, и отрѣши́хомъ вре́тища своя́, и се́ сребро́ коего́ждо во вре́тищи его́; то́е сребро́ на́ше вѣ́сомъ возврати́хомъ ны́нѣ рука́ми на́шими; и сребро́ друго́е принесо́хомъ съ собо́ю купи́ти пи́щи; не вѣ́мы кто́ вложи́ сребро́ во вре́тища на́ша». Рече́ же и́мъ: «ми́ръ ва́мъ, не бо́йтеся: Бо́гъ ва́шъ и Бо́гъ оте́цъ ва́шихъ, даде́ ва́мъ сокро́вища во вре́тищахъ ва́шихъ; а сребро́ ва́ше за прія́тое имѣ́ю».

И изведе́ къ ни́мъ Симео́на, и принесе́ во́ду омы́ти но́зѣ и́мъ, и даде́ па́жити осло́мъ и́хъ. Угото́ваша же да́ры, до́ндеже пріи́детъ Іо́сифъ въ полу́дне: слы́шаша бо, я́ко та́мо и́мать обѣ́дати. Пріи́де же Іо́сифъ въ до́мъ, и принесо́ша ему́ да́ры, я́же имя́ху въ рука́хъ свои́хъ, въ до́мъ, и поклони́шася ему́ лице́мъ до земли́. И вопроси́ и́хъ: «здра́ви ли есте́?» И рече́ и́мъ: «здра́въ ли е́сть оте́цъ ва́шъ ста́рецъ, его́же реко́сте, еще́ ли жи́въ е́сть?» Они́ же реко́ша: «здра́въ е́сть ра́бъ тво́й, оте́цъ на́шъ, еще́ жи́въ е́сть». И рече́: «благослове́нъ человѣ́къ о́ный Бо́гу». И прини́кше, поклони́шася ему́. Воззрѣ́въ же очи́ма свои́ма Іо́сифъ, ви́дѣ Веніами́на, бра́та своего́ единома́терня, и рече́: «се́й ли е́сть бра́тъ ва́шъ юнѣ́йшій, его́же реко́сте ко мнѣ́ привести́?» И рече́: «Бо́гъ да поми́луетъ тя́, ча́до!» Возмути́ся же Іо́сифъ: подви́жеся бо утро́ба его́ о бра́тѣ свое́мъ, и иска́ше пла́кати; вше́дъ же въ ло́жницу, пла́кася та́мо.

И умы́въ лице́, изше́дъ удержа́ся, и рече́: «предложи́те хлѣ́бы». И предложи́ша ему́ еди́ному, и о́нымъ осо́бно, и еги́птяномъ, и́же съ ни́мъ ядя́ху, осо́бно. Не можа́ху бо еги́птяне я́сти хлѣ́ба съ евре́и: ме́рзость бо е́сть еги́птяномъ вся́къ пасту́хъ о́вчій. Сѣдо́ша же пря́мо ему́ пе́рвенецъ по старѣ́йшинству своему́, и ме́ншій по ме́ншинству своему́, и дивля́хуся му́жіе кíйждо ко бра́ту своему́. И взя́ша ча́сти отъ него́ къ себѣ́. Вя́щшая же бы́сть ча́сть Веніами́нова, па́че всѣ́хъ часте́й пятери́цею, не́же о́ныхъ. Пи́ша же, и упи́шася съ ни́мъ.

Пото́мъ же Іо́сифъ повелѣ́ своему́ домострои́телю напо́лнити и́мъ вре́тища пшени́цы, ели́ко мо́гутъ понести́, и вложи́ти кому́ждо сребро́ верху́ у́стія вре́тища, и ча́шу его́ сре́бреную во вре́тище Веніами́ново, и цѣ́ну пшени́цы его́, и отпусти́ти и́хъ. Бы́сть же по словеси́ Іо́сифову, я́коже рече́. Утро возсія́, и му́жіе отпусти́шася и осля́та и́хъ. Изше́дше же они́ изъ гра́да, не отыдо́ша дале́че. И рече́ Іо́сифъ домострои́телю своему́: «воста́въ, гони́ въ слѣ́дъ муже́й, и пости́гни и́хъ, и рцы́ и́мъ: "что́ я́ко возда́сте ми́ зла́я за блага́я? Вску́ю украдо́сте ча́шу мою́ сре́бреную? Не сія́ ли е́сть, изъ нея́ же піе́тъ господи́нъ мо́й? Онъ же и волхвова́ніемъ волхву́етъ въ не́й; зла́я соверши́сте, я́же сотвори́сте"». Обрѣ́тъ же и́хъ, рече́ и́мъ по словесе́мъ си́мъ. Они́ же рѣ́ша ему́: «вску́ю глаго́летъ господи́нъ словеса́ сія́? Не бу́ди рабо́мъ твои́мъ сотвори́ти по словеси́ сему́. Аще сребро́, е́же обрѣто́хомъ во вре́тищахъ на́шихъ, возврати́хомъ къ тебѣ́ отъ земли́ Ханаа́ни, ка́ко бы́хомъ укра́ли изъ до́му господи́на твоего́ сребро́ или́ зла́то? У него́ же а́ще обря́щеши ча́шу отъ ра́бъ твои́хъ, да у́мретъ, и мы́ бу́демъ раби́ господи́ну на́шему». Онъ же рече́: «и ны́нѣ, я́коже глаго́лете, та́ко бу́детъ: у него́ же а́ще обря́щется ча́ша, бу́детъ мо́й ра́бъ, вы́ же бу́дете чи́сти». И потща́шася, и све́рже кíйждо вре́тище свое́ на́ землю, и отверзо́ша кíйждо вре́тище свое́. Изыска́ же отъ старѣ́йшаго заче́нъ, до́ндеже пріи́де до ме́ншаго, и обрѣ́те ча́шу во вре́тищи Веніами́ни. И растерза́ша ри́зы своя́. Веніами́нъ же воздви́же съ пла́чемъ гла́съ сво́й, глаго́ля: «се́ у́бо Са́мъ вѣ́сть Бо́гъ отца́ моего́, ны́нѣ неви́димо зря́й всѣ́хъ на́съ и испыта́яй сердца́, я́ко не украдо́хъ ча́ши, обрѣ́тенной во вре́тищи мое́мъ. Увы́ мнѣ́, увы́ мнѣ́, о Рахи́ле, ма́ти моя́! Что́ бы́сть ча́домъ твои́мъ? Іо́сифъ, я́коже глаго́лютъ, звѣ́ремъ изъяде́нъ бы́сть; и се́ а́зъ та́темъ яви́хся на земли́ чежде́й и въ рабо́тѣ оста́ю».

И возложи́ша кíйждо вре́тище свое́ на осля́ свое́, и возврати́шася во́ градъ. Вни́де же Іу́да и бра́тія его́ ко Іо́сифу и падо́ша предъ ни́мъ на зе́млю. Рече́ же и́мъ Іо́сифъ: «что́ дѣ́ло сіе́ сотвори́сте? Не вѣ́дасте ли, я́ко нѣ́сть волхвова́тель человѣ́къ, я́коже а́зъ?» Рече́ же Іу́да: «что́ отвѣща́емъ господи́ну, или́ что́ возглаго́лемъ, или́ чи́мъ оправди́мся? Бо́гъ же обрѣ́те непра́вду ра́бъ твои́хъ. Се́ мы́ есмы́ раби́ господи́ну на́шему, и мы́, и у него́же обрѣ́теся ча́ша». Рече́ же Іо́сифъ: «не бу́ди ми́ сотвори́ти глаго́лъ се́й. Му́жъ, у него́же обрѣ́теся ча́ша, то́й бу́детъ ми́ ра́бъ; вы́ же поиди́те въ цѣ́лости ко отцу́ своему́». Приступи́въ же къ нему́ Іу́да, рече́: «молю́ тя́, господи́не, да рече́тъ ра́бъ тво́й сло́во предъ тобо́ю, и не прогнѣ́вайся на раба́ твоего́. Ты́ вопроша́лъ еси́ рабо́въ твои́хъ: "а́ще и́мате отца́, или́ бра́та"? И рѣ́хомъ: "е́сть на́мъ оте́цъ ста́ръ, и о́трочищъ на ста́рость ме́ншій ему́, а бра́тъ его́ у́мре, о́нъ же еди́нъ оста́ся у ма́тере своея́, оте́цъ же возлюби́ его́". Ты́ же ре́клъ еси́: "приведи́те его́ ко мнѣ́, да ви́жду его́". И рѣ́хомъ господи́ну: "не возмо́жетъ о́трочищъ оста́вити отца́ своего́". Ты́ же ре́клъ еси́ рабо́мъ твои́мъ: "а́ще не пріи́детъ бра́тъ ва́шъ ме́ншій съ ва́ми, не у́зрите лица́ моего́". Егда́ же оте́цъ на́шъ па́ки посыла́ше на́съ купи́ти пи́щи, рѣ́хомъ ему́: "не по́йдемъ, а́ще бра́тъ на́шъ ме́ншій не и́детъ съ на́ми". И рече́ къ на́мъ: "вы́ вѣ́сте, я́ко еди́нъ оты́де отъ мене́, и не ви́дѣхъ его́ до ны́нѣ. Аще у́бо по́ймете и сего́, и случи́тся ему́ зло́ на пути́, и сведе́те ста́рость мою́ съ печа́лію во а́дъ". Азъ же отъ отца́ взя́хъ о́трочища, глаго́ля: "а́ще не приведу́ его́ къ тебѣ́, грѣ́шенъ бу́ду къ отцу́ вся́ дни́". Ны́нѣ у́бо пребу́ду тебѣ́ ра́бъ вмѣ́сто о́трочища; се́й же да и́детъ съ бра́тіею свое́ю. Ка́ко бо пойду́ ко отцу́, о́трочищу не су́щу съ на́ми? Да не ви́жду злы́хъ, я́же обря́щутъ отца́ моего́».

И не можа́ше Іо́сифъ удержа́тися, всѣ́мъ предстоя́щимъ ему́, но рече́: «отосли́те всѣ́хъ отъ мене́». И не предстоя́ше ни еди́нъ Іо́сифу. И испусти́ гла́съ съ пла́чемъ, и рече́ бра́тіи свое́й: «а́зъ е́смь Іо́сифъ. Еще́ ли оте́цъ мо́й жи́въ е́сть?» И не мого́ша бра́тія отвѣща́ти ему́: смути́шася бо. Рече́ же Іо́сифъ бра́тіи свое́й: «прибли́житеся ко мнѣ́». И прибли́жишася. И рече́: «а́зъ е́смь Іо́сифъ, бра́тъ ва́шъ, его́же прода́сте во Еги́петъ. Ны́нѣ у́бо не скорби́те, ниже́ же́стоко ва́мъ да яви́тся, я́ко прода́сте мя́ сѣ́мо, на жи́знь бо посла́ мя́ Бо́гъ предъ ва́ми. Потща́вшеся у́бо, взы́дите ко отцу́ моему́ и рцы́те ему́: "сія́ глаго́летъ сы́нъ тво́й Іо́сифъ: сотвори́ мя́ Бо́гъ господи́на все́й земли́ Еги́петстѣй; сни́ди у́бо ко мнѣ́ и не уме́дли, и препи́таю тя́; еще́ бо пя́ть лѣ́тъ бу́детъ гла́дъ на земли́, да не поги́бнеши ты́, и сы́нове твои́, и вся́ имѣ́нія твоя́". Возвѣсти́те у́бо отцу́ моему́ всю́ сла́ву мою́, су́щую во Еги́птѣ, и ели́ка ви́дите и, ускори́вше, приведи́те отца́ моего́ сѣ́мо».

И напа́дъ на вы́ю Веніами́на, бра́та своего́, пла́кася надъ ни́мъ; и Веніами́нъ пла́кася на вы́и его́. И облобыза́въ всю́ бра́тію свою́, пла́кася надъ ни́ми. Даде́ же и́мъ Іо́сифъ колесни́цы по повелѣ́нію фарао́на, царя́ Еги́петска, и даде́ и́мъ бра́шно на пу́ть. И всѣ́мъ даде́ сугу́бы ри́зы, Веніами́ну же даде́ три́ста златни́цъ и пя́теры ри́зы премѣ́нныя. И отцу́ своему́ посла́ та́кожде, и де́сять осло́въ, везу́щихъ отъ всѣ́хъ бла́гъ Еги́петскихъ, и де́сять мско́въ, везу́щихъ хлѣ́бы на пу́ть отцу́ его́. И отпусти́ бра́тію свою́, и отыдо́ша. И рече́ и́мъ: «не гнѣ́вайтеся на пути́».

Изыдо́ша же изъ Еги́пта и пріидо́ша въ зе́млю Ханаа́ню, ко Іа́кову, отцу́ своему́, и повѣ́даша ему́, глаго́люще: «я́ко сы́нъ тво́й Іо́сифъ жи́въ е́сть, и о́нъ владѣ́етъ надъ все́ю земле́ю Еги́петскою». И ужасе́ся въ мы́сли Іа́ковъ: невѣ́роваше бо и́мъ. Но бы́въ пронзе́нъ болѣ́знію се́рдца, прослези́ся и рече́ и́мъ: «почто́ смуща́ете ду́хъ мо́й? Дабы́ воспомина́ніемъ о Іо́сифѣ печа́ль се́рдца моего́, ма́ло уга́шенную во мнѣ́, па́ки хо́щете вжещи́ въ души́ мое́й?» И глаго́лаша ему́ вся́ рече́нная отъ Іо́сифа, ели́ка рече́ и́мъ. Приступи́въ же къ нему́ и Веніами́нъ, рече́ ему́: «и́стинна су́ть словеса́ сія́». Узрѣ́въ же Іа́ковъ и колесни́цы, я́же посла́ Іо́сифъ, е́же взя́ти его́, оживе́ ду́хъ Іа́кова, отца́ и́хъ. И рече́ Изра́иль: «вели́ко ми́ е́сть сіе́, а́ще еще́ Іо́сифъ, сы́нъ мо́й, жи́въ е́сть. Ше́дъ, узрю́ его́, пре́жде не́же у́мрети ми́». Воста́въ же Изра́иль са́мъ и вся́ су́щая его́, пріи́де во Еги́петъ.

Слы́шавъ же Іо́сифъ прише́ствіе отца́ своего́, впряже́ колесни́цы своя́ и изы́де во срѣ́теніе Изра́илю, отцу́ своему́. Егда́ же узрѣ́ Іа́ковъ Іо́сифа граду́ща, и отложи́ ста́рость, ссѣ́дъ съ колесни́цы. Са́мъ же Іо́сифъ пѣ́шъ и вси́ вельмо́жи съ ни́мъ. И егда́ у́бо прибли́жися Іо́сифъ ко отцу́ своему́ Іа́кову, и нападе́ на вы́ю его́, и пла́кася пла́чемъ вели́кимъ. И рече́ Изра́иль ко Іо́сифу: «да умру́ отны́нѣ, поне́же ви́дѣхъ лице́ твое́, еще́ бо ты́ еси́ жи́въ».

И по седми́ на́десяти лѣ́тѣхъ у́мре Іа́ковъ во Еги́птѣ и преложи́ся ко отце́мъ свои́мъ. И припаде́ Іо́сифъ на лице́ отца́ своего́, пла́кася надъ ни́мъ го́рько, и облобыза́ его́. И повелѣ́ Іо́сифъ свои́мъ отроко́мъ-погреба́телемъ погребсти́ отца́ своего́, и погребо́ша погреба́тели Изра́иля. И испо́лнишася ему́ четы́редесять дне́й: та́ко бо исчисля́ются днíе погребе́нію; и пла́кася его́ Еги́петъ се́дмьдесять дне́й. Егда́ же у́бо преидо́ша днíе плаче́вніи, глаго́ла Іо́сифъ къ вельмо́жамъ фарао́новымъ, глаго́ля: «аще обрѣто́хъ благода́ть предъ ва́ми, рцы́те во у́ши фарао́новы, глаго́люще: "оте́цъ мо́й закля́лъ мя́ е́сть, глаго́ля: во гро́бѣ, и́же ископа́хъ себѣ́ въ земли́ Ханаа́ни, ту́ мя́ да погребе́ши". Ны́нѣ у́бо возше́дъ, погребу́ отца́ моего́ и возвращу́ся». И реко́ша фарао́ну по словеси́ Іо́сифову. И рече́ фарао́нъ Іо́сифу: «взы́ди, погреби́ отца́ твоего́, я́коже закля́лъ тя́ е́сть». Взы́де же Іо́сифъ погребсти́ отца́ своего́, и совзыдо́ша съ ни́мъ вси́ о́троцы фарао́новы, и ста́рцы до́му его́, и вси́ ста́рцы земли́ Еги́петскія, и вси́ домоча́дцы Іо́сифовы, и бра́тія его́, и ве́сь до́мъ отца́ его́, и ро́дъ. А ско́ти и́хъ оста́виша въ земли́ Гесе́мстѣй. И взыдо́ша колесни́цы и ко́нницы, и бы́сть по́лкъ вели́къ зѣло́. И пріидо́ша на гумно́ Ата́дово, е́же е́сть объ о́нъ по́лъ Іорда́на. И возопи́ша пла́чемъ вели́кимъ и крѣ́пкимъ зѣло́, и сотвори́ пла́чь отцу́ своему́ се́дмь днíй. И ви́дѣша жи́тели земли́ Ханаа́нскія пла́чь на гумнѣ́ Ата́довѣ, и рѣ́ша: «пла́чь вели́къ се́й е́сть еги́птяномъ». Сего́ ра́ди нарече́ся и́мя мѣ́сту тому́: «пла́чь Еги́петскій», е́же е́сть объ о́нъ по́лъ Іорда́на. И сотвори́ша ему́ та́ко сы́нове его́, я́коже заповѣ́да и́мъ. И взя́ша его́ сы́нове его́ въ зе́млю Ханаа́ню, и погребо́ша и́ въ пеще́рѣ сугу́бѣй, ю́же стяжа́ Авраа́мъ, пеще́ру въ стяжа́ніе гро́ба отъ Ефро́на Хетте́анина, пря́мо Мамврíи. И возврати́ся Іо́сифъ въ до́мъ сво́й во Еги́петъ, са́мъ и бра́тія его́, и вси́ совозше́дшіи съ ни́мъ.

По погребе́ніи же отца́ своего́, ви́дѣвше бра́тія Іо́сифова, я́ко у́мре оте́цъ и́хъ, рѣ́ша въ себѣ́: «еда́ когда́ воспомяне́тъ зло́бу на́шу Іо́сифъ и воздая́ніемъ возда́стъ на́мъ за вся́ зла́я, я́же сотвори́хомъ ему́?» Прише́дше же ко Іо́сифу, рѣ́ша ему́: «оте́цъ тво́й закля́лъ е́сть пре́жде уме́ртвія своего́, глаго́ля: "та́ко рцы́те Іо́сифу: оста́ви и́мъ непра́вду и грѣ́хъ и́хъ, я́ко зла́я сотвори́ша тебѣ́". И ны́нѣ пріими́ непра́вду ра́бъ Бо́га отца́ твоего́». И пла́кася зѣло́ Іо́сифъ, слы́шавъ е́же глаго́лаша къ нему́. И па́ки преше́дше ко Іо́сифу, рѣ́ша: «се́ мы́ раби́ твои́, влады́ко!» И рече́ и́мъ Іо́сифъ: «не бо́йтеся, Бо́жій бо е́смь а́зъ. Вы́ совѣща́сте на мя́ зла́я, Бо́гъ же совѣща́ о мнѣ́ во блага́я, дабы́ бы́ло, я́коже дне́сь, и препита́лися бы лю́діе мно́зи». И рече́ и́мъ: «не бо́йтеся, а́зъ препита́ю ва́съ и до́мы ва́ши». И утѣ́шишася, зане́ глаго́ла и́мъ по́ сердцу. И всели́ся Іо́сифъ во Еги́петъ са́мъ и бра́тія его́, и ве́сь до́мъ отца́ его́.

И поживе́ Іо́сифъ лѣ́тъ сто́ и де́сять. И ви́дѣ Іо́сифъ сы́ны Ефре́мовы и сы́ны Махи́ровы, сы́на Манасíина, и́же роди́шася при бедру́ Іо́сифову. И рече́ Іо́сифъ бра́тіи свое́й: «у́же а́зъ умира́ю; но въ посѣще́ніи у́бо, егда́ посѣти́тъ ва́съ Бо́гъ извести́ ва́съ отъ земли́ сея́, въ зе́млю, е́юже кля́тся отце́мъ на́шимъ, Авраа́му, и Исаа́ку, и Іа́кову». И закля́тъ Іо́сифъ сы́ны Изра́илевы, глаго́ля: «въ посѣще́ніи, и́мже посѣти́тъ ва́съ Бо́гъ, изнеси́те ко́сти моя́ отсю́ду съ ва́ми». И у́мре Іо́сифъ, имѣ́я лѣ́тъ сто́ и де́сять, и положи́ша его́ въ ра́цѣ во Еги́птѣ.

О всѣ́хъ же си́хъ Христа́ сла́вимъ, со Отце́мъ и съ Пресвяты́мъ Ду́хомъ, Ему́же сла́ва и держа́ва, че́сть и поклоне́ніе, ны́нѣ и при́сно, и во́ вѣки вѣко́мъ, ами́нь.

Источникъ: Кни́га, глаго́лемая «Златоу́стъ», въ не́йже вся́ко ухищре́ніе Боже́ственнаго Писа́нія, истолко́вано святы́мъ вели́кимъ Іоа́нномъ Златоу́стомъ и про́чими святы́ми отцы́. — М.: При Свя́то-Тро́ицко-Введе́нской це́ркви, въ тѵпогра́фіи единовѣ́рцевъ, 1910. — Л. 178 – 185 об.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0