Собраніе богослужебныхъ текстовъ Православной Церкви

Русскiй Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Осанна
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ
-
Литургика
-
Канонизація святыхъ
-
Ирмологій

Домашняя молитва

Каноны
-
Акаѳисты
-
Псалтирь Божіей Матери

Евхологій

Служебникъ
-
Требникъ

Слѣдованная Псалтирь

Псалтирь
-
Канонникъ
-
Часословъ
-
Мѣсяцесловъ

Тріодь

Постная
-
Цвѣтная

Минеи

Минея Общая
-
Минеи Богослужебныя
-
Архивъ

Церк.-учит. литература

«Златоустъ»

Греч. и древнерус. тексты

Греч. литург. тексты
-
Древнерус. литург. тексты

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 21 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЛИТУРГИКА

Проф. И. Н. Корсунскій († 1899 г.)
Какъ понимать изреченіе Исаіи XXVI, 15 «приложи имъ зла, Господи, приложи зла сильнымъ земли», читаемое на великопостной утрени?
[1]

(Изъ посмертныхъ бумагъ покойнаго И. Н. Корсунскаго).

Прежде всего долгомъ почитаю принести Вамъ глубочайшую мою благодарность за милостивое слово о моей книгѣ: «Переводъ LXX», выраженное въ Вашемъ предшествующемъ послѣднему полученному мной письму. Хотя главная цѣль моего труда въ этой книгѣ, соотвѣтственно предмету моей каѳедры, была та, чтобы показать (какъ и заглавіе книги гласитъ) значеніе перевода LXX въ исторіи греческаго языка и словесности, и именно доказать, что этотъ переводъ есть первый провозвѣстникъ сверхъестественнаго откровенія Божественнаго на греческомъ языкѣ, питавшемся дотолѣ исключительно соками язычества, и въ этомъ смыслѣ раскрыть всю полноту объема значенія сего перевода какъ первоосновы языка церковно-греческаго со стороны его лексикографіи, логической организаиіи, грамматики, и т. д., однако не только въ связи съ тѣмъ, но и въ значительной мѣрѣ по этому самому меня глубоко занимала также мысль о тѣсномъ взаимоотношеніи перевода LXX съ нашимъ славянскимъ переводомъ ветхозавѣтной Библіи. Я искренно желалъ и, на сколько требовалось моею ближайшею и главною задачею, старался при всякомъ удобномъ случаѣ въ своемъ трудѣ послужить раскрытію и подтвержденію этой мысли. Съ этою цѣлію я почти вездѣ, при библейскихъ цитатахъ по тексту LXX-ти переводъ давалъ славянскій, согласный съ LXX-ю, а не русскій согласный съ еврейскимъ и часто разногласящій съ переводомъ LXX-ти, вошедшимъ изъ богослужебное употребленіе; а во второмъ отдѣлѣ второй, главной части моего труда, особенно съ страницы 624-й и прямо говорю о богослужебномъ употребленіи перевода LXX въ Церкви Христовой и великомъ значеніи его съ этой стороны, на основаніи и святоотеческаго о семъ ученія, при чемъ опять тексты св. Писанія сопровождаю славянскимъ, а не русскимъ переводомъ, руководясь соображеніемъ, которое высказалъ еще въ Бозѣ почившій святитель Московскій Филаретъ и которое у меня приведено на стр. 642 и 643. Я ношу въ глубинѣ души своей убѣжденіе, что мы, православные русскіе, столѣтіями воспитываемые матерію нашею Церковію по преимуществу съ помощію богослуженія, должны крѣпко хранить наше святое достояніе — славянскую Библію, вошедшую въ составъ богослуженія и болѣе согласную съ переводомъ LXX-ти, нежели съ еврейскою Библіею; а потому хотя не должны пренебрегать, на случай разъясненія подлиннаго смысла того или другаго мѣста св. Писанія, и такъ называемою (у блаж. Іеронима) «еврейскою истиною», однако первѣе всего должны держаться перевода LXX-ти, вошедшаго съ славянскимъ переводомъ въ плоть и кровь нашу и послужившаго спасенію нашихъ предковъ и нашему. Вотъ, за тѣмъ, и настоящій случай, о которомъ вы изволите спрашивать меня, т. е. Ис. XXVI, 15. Вы, конечно, хорошо изволите знать, какъ здѣсь расходится изданный по благословенію Св. Синода русскій переводъ Библіи съ славянскимъ, вошедшимъ и въ утреннее богослуженіе великаго поста, согласнымъ съ текстомъ LXX-ти, а не съ еврейскимъ. Мой всегдашній учитель, — въ Бозѣ почившій митрополитъ Московскій Филаретъ, обошелъ этотъ текстъ, разъясненіемъ въ своихъ проповѣдяхъ. Блаженный Іеронимъ, въ своемъ толкованіи книги пророка Исаіи, только устанавливаетъ разность текста еврейскаго и перевода LXX въ разсматриваемомъ мѣстѣ, а самъ, по обычаю, болѣе склоняется на сторону «еврейской истины», нежели даетъ разъясненіе того, почему такъ именно перевели LXX толковниковъ. Преосвященный Петръ, на стр. 292 своей книги: «Объясненіе книги св. пророка Исаіи въ русскомъ переводѣ, извлеченное изъ разныхъ толковниковъ» (Москва, 1887), прямо объясняетъ лишь русскій переводъ этого мѣста, сдѣланный съ еврейскаго, и даже не касается разности его съ текстомъ LXX и славянскимъ. О западныхъ толковникахъ, особенно протестантскихъ, нечего и говорить. У нихъ еврейскій текстъ прямо считается непреложною истиною, хотя въ настоящую пору и изъ нихъ далеко не всѣ стали такъ думать о немъ (въ первой части моего труда, стр. 62-70, есть рѣчь о семъ). Мнѣ, въ моемъ трудѣ, по главной задачѣ его, не было надобности нарочито касаться разъясненія занимающаго Васъ мѣста. Но смыслъ его, мнѣ кажется, не трудно уяснить. Въ гл. XXVI-й и по еврейскому и по LXX-ти содержится пѣснь народа Божія о спасеніи кроткихъ, смиренныхъ и низложеніи гордыхъ, превозносящихся, соединенная съ пророчествомъ о воскресеніи мертвыхъ (ст. 19). Поэтому естественно, что переводъ LXX, а за нимъ и славянскій въ ст. 15 о гордыхъ, славившихся своими побѣдами и другими великими по ихъ мнѣнію, дѣяніями врагахъ народа Божія говоритъ: приложи имъ зла, Господи, приложи зла славнымъ земли (πρόσθες αὐτοῖς κακά, κύριε, πρόσθες κακὰ τοῖς ἐνδόξοις τῆς γῆς). Славянскій переводъ слѣдуетъ здѣсь ватиканскому кодексу LXX-ти, а по александрійскому и другимъ, въ томъ числѣ по Синодальному изданію (въ Москвѣ 1821 года), съ одной стороны, послѣ втораго κακά (зла) добавлено: πᾶσι т. е. всѣмъ (славнымъ), а съ другой — нѣтъ выраженія: τῆς γῆς — земли. Какъ объяснить теперь разницу этого славянскаго перевода (согласнаго съ LXX-ю) съ переводомъ русскимъ (опирающимся на еврейскій подлинникъ), гласящемъ: «Ты умножилъ народъ, Господи, умножилъ народъ, — прославилъ Себя»? 

LXX толковниковъ, безъ сомнѣнія, лучше насъ и нашихъ современниковъ знали еврейскій языкъ и еврейскую Библію, понимали смыслъ и духъ ея. Но въ тоже время нельзя отрицать ни того, что они, какъ я доказываю въ своей книгѣ (стр. 87, а за тѣмъ 511 и 520) болѣе всего желали быть ясными, а не только что буквальными переводчиками подобно Акилѣ, исключительно буквалисту, ни того, что, при недостаткѣ, въ ихъ время, словораздѣленія, пунктуаціи теперешней и проч. въ еврейскомъ текстѣ (о чемъ также можно читать въ моей книгѣ на стр. 74 и дал. 89 и дал. др.), они могли давать пониманіе многимъ мѣстамъ этого текста далеко не такое, какое усвоили имъ гораздо позже такъ называемые мазореты. И еще во многихъ случаяхъ вопросъ, правильнѣе ли послѣдніе понимаютъ этотъ текстъ, или нѣтъ, по сравненію съ LXX-ю толковниками (о чемъ у меня можно читать на стр. 76 и дал.). При томъ во многихъ случаяхъ ясно доказано, что LXX толковниковъ имѣли подъ руками другой еврейскій текстъ, нежели какой читается въ теперешнихъ мазоретскихъ изданіяхъ. Не нужно забывать, наконецъ, и варіантовъ текста LXX-ти и того, что самодревнѣйшіе кодексы его восходятъ не далѣе IV-и христіанскаго вѣка (хотя существующіе еврейскіе рукописные тексты, принадлежатъ времени еще болѣе позднему, — самые древніе, о чемъ см. въ моей книгѣ стр. 72). Все или почти все это примѣнимо къ Ис. XXVI, 15. Прежде всего недоумѣваю, за чѣмъ русскимъ переводчикамъ понадобилось, какъ бы нарочито, столь далеко отступать отъ славянскаго перевода этого мѣста [2]. «Ты умножилъ народъ, Господи», и проч. — не вполнѣ точный переводъ еврейскихъ словъ: יָםַפְתָ לַגּוֹי Глаголъ יָםַף прежде всего обозначаетъ именно прибавлять, т. е. то самое, что LXX обозначили глаголомъ προστίθημι, а за тѣмъ уже увеличивать, умножать, собирать. За тѣмъ, глаголъ этотъ съ прямымъ дополненіемъ при знакѣ винителънаго падежа אֵת, какъ онъ часто встрѣчается, еще могъ бы быть переведенъ такъ, какъ переведено въ русскомъ: «Ты умножилъ народъ»; а здѣсь послѣ означеннаго глагола стоитъ слово съ признакомъ не винительнаго, а дательнаго падежа לַגּוֹי. Въ настоящемъ случаѣ этотъ признакъ ל (къ, для) въ началѣ слова גוֹי (тѣло въ смыслѣ цѣлаго, корпусъ, народъ) какъ нельзя болѣе подходитъ именно къ значенію глагола прибавлять (къ чему), а не умножать. Иначе сказать, точнѣе было бы перевести все это еврейское выраженіе словами: «Ты прибавилъ народу» или «къ народу», «Господи», далѣе по еврейски повторяется первое выраженіе: «Ты прибавилъ народу» или «къ народу», — а за тѣмъ стоитъ נִכְכָּדְתָּ отъ כָּבַד или כָּבֵד быть тяжелымъ, вѣскимъ, важнымъ, знатнымъ, славнымъ; въ формѣ нифалъ 2 л. значитъ: «Ты прославился». Вотъ и всѣ еврейскія слова разсматриваемаго мѣста въ ихъ собственномъ значеніи.

Что LXX толковниковъ могли послѣднее разсмотрѣнное выраженіе еврейское נִכְכָּדְתָּ׃, въ соотвѣтствіе постановкѣ членовъ въ предшествующихъ двухъ предложеніяхъ (приложи имъ... приложи... славнымъ), принять за причастную форму вмѣсто формы 2 л. единст. числа, это и понятно изъ ихъ желанія быть болѣе ясными, нежели если-бъ они перевели это выраженіе глагольною формою изъявительнаго наклоненія, и не противорѣчитъ грамматикѣ еврейской, также какъ не сильно противится требованію точности перевода и замѣна причастной формы формою прилагательнаго (τοῖς ἐνδόξοις — славнымъ). Равнымъ образомъ, что въ нѣкоторыхъ кодексахъ текста LXX-ти, напримѣръ ватиканскомъ (а за нимъ и въ славянскомъ переводѣ) послѣ этого прилагательнаго добавлено слово: земли (τῆς γῆς), это понятно изъ того, что далѣе въ еврейскомъ говорится о «расширеніи предѣловъ земли» въ томъ же 15 стихѣ, чего недостаетъ въ этихъ кодексахъ.

Наконецъ, и что въ другихъ кодексахъ не только добавлено къ выраженію: τοῖς ἐνδόξοις слово πᾶσι — «всѣмъ», но и есть, въ соотвѣтствіе еврейскому, выраженіе: ἐμάκρυνας πάντα τὰ πέρατα τῆς γῆς (Ты расширилъ всѣ предѣлы земли), это также понятно, съ одной стороны, изъ того, что въ еврейскомъ передъ словомъ: «предѣлы», — прямо есть слово: כּל — «весь», — а съ другой, изъ того, что составители или издатели этихъ кодексовъ не хотѣли, вѣроятно, опустить греческимъ переводомъ и это выраженіе (какъ оно имѣется и въ нашемъ Синодальномъ изданіи 1821 года), между тѣмъ какъ ватиканскій кодексъ (а за нимъ и славянскій переводъ), быть можетъ, послѣ словъ: приложи имъ зла, Господи, приложи зла славнымъ земли, находилъ уже неудобнымъ или излишнимъ добавлять: «ты расширилъ» или «распространилъ всѣ предѣлы земли». — Важнѣе вопросъ: откуда взяли LXX слово: κακά «зло, бѣдствіе», два раза повторенное и являющееея во всѣхъ спискахъ текста LXX? Въ объясненіе этого можно предложить слѣдующее: уже и выше (ст. 10, 11) пророкъ говоритъ о врагахъ народа Божія, гордыхъ своими преимуществами передъ нимъ; и не далѣе какъ въ ст. 14-мъ говорится о нихъ: сего ради навелъ еси, и погубилъ еси, и взялъ еси всякъ мужескъ полъ ихъ. По этому естественно, что въ слѣдующемъ, 15-мъ стихѣ LXX предположили усиленіе этой мысли и, пользуясь означенными еврейскими выраженіями о «прибавленіи народу» чего то; обратили эти выраженія въ молитвенныя. А такъ какъ, съ одной стороны, נּוֹי употребляется въ Библіи по преимуществу о языческихъ именно народахъ (напр. Псал. 134, еврей. 135, ст. 15), въ отличіе отъ עָם «народъ», употребляемаго главнымъ образомъ о народѣ еврейскомъ (напр. 1 Цар. 15, 1), съ другой это נּוֹי весьма созвучно съ междометіемъ הוֹי, которое значитъ: «увы! горе!» (напр. 3 Цар. 13, 30): то означенныя молитвенныя выраженія и высказались у LXX-ти въ такихъ словахъ: «прибавь имъ», т. е. язычникамъ, врагамъ народа Божія, «бѣдствій, прибавь бѣдствій славнымъ земли», т. е. славящимся, хвалящимся, гордящимся своими преимуществами передъ народомъ Божіимъ [3].

Вотъ мое посильное объясненіе занимающаго Васъ мѣста.

Иванъ Корсунскій.       

22 февраля 1898 г.

Примѣчанія:
[1] Одно высокопоставленное лицо, получившее отъ покойнаго И. Н. Корсунскаго его извѣстный трудъ «Переводъ LXX толковниковъ. Его значеніе въ исторіи греческаго языка и словесности», послало ему слѣдующій запросъ:
       «Я искалъ въ книгѣ вашей, не найду ли давно меня интересующее объясненіе разницы въ переводѣ стиха, коимъ я особливо дорожу въ великопостной службѣ — Исаіи XXVI, 15: Приложи имъ зла Господи, приложи зла сильнымъ земли, но не нахожу къ сожалѣнію».
       Въ виду общаго интереса, какой можетъ вызывать предложенный И. Н. обстоятельный отвѣтъ на этотъ вопросъ, редакція печатаетъ его къ свѣдѣнію читателей, принося благодарность наслѣдникамъ покойнаго за сообщеніе письма.
[2] При переводѣ Библіи на русскій языкъ особенно издаваемомъ «по благословенію Св Синода», по преимуществу должно было бы стараться возможно ближе ставить русскія слова и выраженія къ славянскимъ и возможно болѣе принимать во вниманіе переводъ LXX-ти, стараться болѣе сглаживать нежели выставлять на видъ разности перевода LXX и еврейскаго.
[3] О томъ, что въ словѣ Божіемъ нерѣдко встрѣчается молитвенное выраженіе желанія бѣдствій врагамъ народа Божія, я считаю излишнимъ и говорить.

Источникъ: Иванъ Корсунскій. Какъ понимать изреченіе Исаіи XXVI, 15 «приложи имъ зла, Господи, приложи зла сильнымъ земли», читаемое на великопостной утрени? (Изъ посмертныхъ бумагъ покойнаго И. Н. Корсунскаго). // «Богословскій Вѣстникъ», издаваемый Московскою Духовною Академіею. — Свято-Троицкая Сергіева Лавра: Собственная типографія, 1902. — Томъ третій. (Ноябрь). — С. 359-364.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0