Собраніе богослужебныхъ текстовъ Православной Церкви

Русскiй Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Осанна
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ
-
Литургика
-
Канонизація святыхъ
-
Ирмологій

Домашняя молитва

Каноны
-
Акаѳисты
-
Псалтирь Божіей Матери

Евхологій

Служебникъ
-
Требникъ

Слѣдованная Псалтирь

Псалтирь
-
Канонникъ
-
Часословъ
-
Мѣсяцесловъ

Тріодь

Постная
-
Цвѣтная

Минеи

Минея Общая
-
Минеи Богослужебныя
-
Архивъ

Церк.-учит. литература

«Златоустъ»

Греч. и древнерус. тексты

Греч. литург. тексты
-
Древнерус. литург. тексты

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 18 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНО-БОГОСЛУЖЕБНЫЯ КНИГИ

ТРІОДІОНЪ, СІЕСТЬ ТРИПѢСНЕЦЪ,
Съ Бо́гомъ Святы́мъ, обдержа́й подоба́ющее ему́ послѣ́дованіе.

Слу́жба во святу́ю и Вели́кую суббо́ту ве́чера.

[НА ВЕЧЕРНИ,]

[Стихи́ры] воскре́сны, гла́съ 1:

Вече́рняя на́ша моли́твы пріими́, Святы́й Го́споди, и пода́ждь на́мъ оставле́ніе грѣхо́въ, я́ко Еди́нъ еси́, явле́й въ мíрѣ Воскресе́ніе.

Обыди́те, лю́діе, Сіо́нъ и обыми́те его́, и дади́те сла́ву въ не́мъ Воскре́сшему изъ ме́ртвыхъ, я́ко То́й е́сть Бо́гъ на́шъ, избавле́й на́съ отъ беззако́ній на́шихъ.

Пріиди́те, лю́діе, воспои́мъ и поклони́мся Христу́, сла́вяще Его́ изъ ме́ртвыхъ Воскресе́ніе, я́ко То́й е́сть Бо́гъ на́шъ, отъ ле́сти вра́жія мíръ избавле́й.

Стра́стію Твое́ю, Христе́, отъ страсте́й свободи́хомся, и Воскресе́ніемъ Твои́мъ изъ истлѣ́нія изба́вихомся, Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Ины стихи́ры самогла́сны, Вели́кія суббо́ты, три́, повторя́юще еди́ну, гла́съ 8:

Дне́сь адъ стеня́, вопіе́тъ: у́не мнѣ́ бя́ше, а́ще бы́хъ отъ Марíи Ро́ждшагося не прія́лъ; прише́дъ бо на мя́, держа́ву мою́ разруши́, врата́ мѣ́дная сокруши́, ду́ши, я́же содержа́хъ пре́жде, Бо́гъ сы́й воскреси́. Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нію Твоему́! [Два́жды.]

Дне́сь а́дъ стеня́, вопіе́тъ: разруши́ся моя́ вла́сть, прія́хъ Ме́ртваго, я́ко еди́наго отъ уме́ршихъ, Сего́ бо держа́ти отню́дъ не могу́, но погубля́ю съ Ни́мъ, и́миже ца́рствовахъ; а́зъ имѣ́хъ мертвецы́ отъ вѣ́ка, но Се́й (се́) всѣ́хъ воздвиза́етъ. Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нію Твоему́!

Дне́сь а́дъ стеня́, вопіе́тъ: поже́рта моя́ бы́сть держа́ва; Па́стырь распя́тся и Ада́ма воскреси́; и́миже ца́рствовахъ, лиши́хся, и я́же пожро́хъ возмогíй, всѣ́хъ изблева́хъ. Истощи́ гро́бы Распны́йся, изнемога́етъ сме́ртная держа́ва. Сла́ва, Го́споди, Кресту́ Твоему́ и Воскресе́нію Твоему́!

Сла́ва, гла́съ 6:

Дне́шній де́нь та́йно вели́кій Моисе́й прообразова́ше, глаго́ля: и благослови́ Бо́гъ де́нь седьмы́й. Сія́ бо е́сть благослове́нная суббо́та, се́й е́сть упокое́нія де́нь, въ о́ньже почи́ отъ всѣ́хъ дѣ́лъ Свои́хъ Единоро́дный Сы́нъ Бо́жій, смотре́ніемъ, е́же на сме́рть, пло́тію суббо́тствовавъ, и во е́же бѣ́, па́ки возвра́щься Воскресе́ніемъ, дарова́ на́мъ живо́тъ вѣ́чный, я́ко еди́нъ Бла́гъ и Человѣколю́бецъ.

И ны́нѣ, богоро́диченъ, гла́съ 1:

Всемíрную сла́ву, отъ человѣ́къ прозя́бшую и Влады́ку ро́ждшую, небе́сную две́рь воспои́мъ, Марíю Дѣ́ву, безпло́тныхъ пѣ́снь и вѣ́рныхъ удобре́ніе: Сія́ бо яви́ся не́бо и хра́мъ Божества́, Сія́, прегражде́ніе вражды́ разруши́вши, ми́ръ введе́ и Ца́рствіе отве́рзе; Сію́ у́бо иму́ще вѣ́ры утвержде́ніе, Побо́рника и́мамы, изъ Нея́ ро́ждшагося Го́спода. Дерза́йте у́бо, дерза́йте, лю́діе Бо́жіи, и́бо То́й побѣди́тъ враги́, я́ко Всеси́ленъ.

Вхо́дъ съ Ева́нгеліемъ. Свѣ́те ти́хій...
Проки́менъ не глаго́лемъ, но а́біе: Прему́дрость. И начина́етъ чте́цъ чте́нія.

Бытія́ чте́ніе. [Глава́ 1.]

Въ нача́лѣ сотвори́ Богъ не́бо и зе́млю. Земля́ же бѣ́ неви́дима и неустро́ена, и тма́ верху́ бе́здны, и Ду́хъ Бо́жій ноша́шеся верху́ воды́. И рече́ Бо́гъ: да бу́детъ свѣ́тъ. И бы́сть свѣ́тъ. И ви́дѣ Бо́гъ свѣ́тъ, я́ко добро́; и разлучи́ Бо́гъ между́ свѣ́томъ и между́ тмо́ю. И нарече́ Бо́гъ свѣ́тъ де́нь, и тму́ нарече́ но́щь. И бы́сть ве́черъ, и бы́сть у́тро, де́нь еди́нъ. И рече́ Бо́гъ: да бу́детъ тве́рдь посредѣ́ воды́, и да бу́детъ разлуча́ющи посредѣ́ воды́ и воды́. И бы́сть та́ко. И сотвори́ Бо́гъ тве́рдь; и разлучи́ Бо́гъ между́ водо́ю, я́же бѣ́ подъ тве́рдію, и между́ водо́ю, я́же бѣ́ надъ тве́рдію. И нарече́ Бо́гъ тве́рдь не́бо; и ви́дѣ Бо́гъ, я́ко добро́. И бы́сть ве́черъ, и бы́сть у́тро, де́нь вторы́й. И рече́ Бо́гъ: да собере́тся вода́, я́же подъ небесе́мъ, въ собра́ніе еди́но, и да яви́тся су́ша. И бы́сть та́ко. И собра́ся вода́, я́же подъ небесе́мъ, въ собра́нія своя́, и яви́ся су́ша. И нарече́ Бо́гъ су́шу зе́млю, и собра́нія во́дъ нарече́ моря́. И ви́дѣ Бо́гъ, я́ко добро́. И рече́ Бо́гъ: да прорасти́тъ земля́ бы́ліе травно́е, сѣ́ющее сѣ́мя по ро́ду и по подо́бію, и дре́во плодови́тое, творя́щее пло́дъ, ему́же сѣ́мя его́ въ не́мъ, по ро́ду на земли́. И бы́сть та́ко. И изнесе́ земля́ бы́ліе травно́е, сѣ́ющее сѣ́мя по ро́ду и по подо́бію, и дре́во плодови́тое, творя́щее пло́дъ, ему́же сѣ́мя его́ въ не́мъ по ро́ду на земли́. И ви́дѣ Бо́гъ, я́ко добро́. И бы́сть ве́черъ, и бы́сть у́тро, де́нь тре́тій.

Проро́чества Иса́іина чте́ніе. [Глава́ 60.]

Свѣти́ся, свѣти́ся, Іерусали́ме: пріи́де бо тво́й свѣ́тъ и сла́ва Госпо́дня на тебѣ́ возсія́. Се́ тма́ покры́етъ зе́млю и мра́къ на язы́ки, на тебѣ́ же яви́тся Госпо́дь, и сла́ва Его́ на тебѣ́ у́зрится. И по́йдутъ ца́ріе свѣ́томъ твои́мъ, и язы́цы свѣ́тлостію твое́ю. Возведи́ о́крестъ о́чи твои́ и ви́ждь собра́нная ча́да твоя́: се́ пріи́доша вси́ сы́нове твои́ издале́ча, и дще́ри твоя́ на ра́мѣхъ во́змутся. Тогда́ у́зриши, и возра́дуешися, и убои́шися, и ужа́снешися се́рдцемъ, я́ко преложи́тся къ тебѣ́ бога́тство морско́е, и язы́ковъ, и люде́й. И пріи́дутъ къ тебѣ́ стада́ вельблю́дъ, и покры́ютъ тя́ вельблю́ди Мадіа́мстіи и Гефа́рстіи, вси́ отъ Савы́ пріи́дутъ, нося́ще зла́то, и лива́нъ принесу́тъ, и ка́мень че́стенъ, и спасе́ніе Госпо́дне благовозвѣстя́тъ. И вся́ о́вцы Кида́рскія соберу́тся тебѣ́, и овни́ Навео́ѳстіи пріи́дутъ къ тебѣ́, и вознесу́тся прія́тная на же́ртвенникъ Мо́й, и до́мъ моли́твы Моея́ просла́вится. Кíи су́ть, и́же, я́ко о́блацы, летя́тъ, и я́ко го́луби со птенцы́ ко Мнѣ́? Мене́ о́строви жда́ша и корабли́ Ѳарсíйстіи въ пе́рвыхъ, привести́ ча́да твоя́ издале́ча, и сребро́ и зла́то и́хъ съ ни́ми, и́мене ра́ди Госпо́дня свята́го и за е́же Свято́му Изра́илеву сла́вну бы́ти. И сози́ждутъ сы́нове иноро́дніи стѣ́ны твоя́, и ца́ріе и́хъ предстоя́ти бу́дутъ тебѣ́: за гнѣ́въ бо Мо́й порази́хъ тя́ и за ми́лость Мою́ возлюби́хъ тя́. И отве́рзутся врата́ твоя́ при́сно, де́нь и но́щь не затворя́тся, ввести́ къ тебѣ́ си́лу язы́ковъ и цари́ и́хъ ведо́мыя. Язы́цы бо и ца́ріе, и́же не порабо́таютъ ти́, поги́бнутъ, и язы́цы запустѣ́ніемъ запустѣ́ютъ. И сла́ва Лива́нова къ тебѣ́ пріи́детъ, кипари́сомъ, и пе́вгомъ, и ке́дромъ, вку́пѣ просла́вити мѣ́сто свято́е Мое́, и мѣ́сто но́гъ Мои́хъ просла́влю. И по́йдутъ къ тебѣ́, боя́щеся, сы́нове смири́вшихъ тя́ и раздражи́вшихъ тя́ и покло́нятся слѣда́мъ но́гъ твои́хъ вси́ прогнѣ́вавшіи тя́, и нарече́шися гра́дъ Госпо́день, Сіо́нъ Свята́го Изра́илева. За сіе́, я́ко бы́лъ еси́ оста́вленъ и возненави́дѣнъ, и не бѣ́ помога́ющаго ти́, положу́ тя въ ра́дость вѣ́чную, весе́ліе родо́мъ родо́въ. И иссе́ши млеко́ язы́ковъ, и бога́тство царе́й снѣ́си, и разумѣ́еши, я́ко Азъ Госпо́дь, спаса́яй тя́ и избавля́яй тя́, Бо́гъ Изра́илевъ.

Исхо́да чте́ніе. [Глава́ 12.]

Рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю и Ааро́ну въ земли́ Еги́петстѣй, глаго́ля: мѣ́сяцъ се́й ва́мъ нача́ло мѣ́сяцей, пе́рвый бу́детъ ва́мъ въ мѣ́сяцѣхъ лѣ́та. Рцы́ ко всему́ со́нму сыно́въ Изра́илевыхъ, глаго́ля: въ деся́тый мѣ́сяца сего́ да во́зметъ кíйждо овча́ по домо́мъ оте́чествъ, кíйждо овча́ по до́му. Аще же ма́ло и́хъ е́сть въ дому́, я́ко не дово́льнымъ бы́ти на овча́, да во́зметъ съ собо́ю сосѣ́да бли́жняго своего́, по числу́ ду́шъ: кíйждо дово́льное себѣ́ сочте́тъ на овча́. Овча́ соверше́нно, му́жескъ по́лъ, непоро́чно и единолѣ́тно бу́детъ ва́мъ; отъ а́гнецъ и отъ ко́злищъ пріи́мете. И бу́детъ ва́мъ соблюде́но да́же до четвертагона́десять дне́ мѣ́сяца сего́: и зако́лютъ то́ все́ мно́жество собо́ра сыно́въ Изра́илевыхъ къ ве́черу. И пріи́мутъ отъ кро́ве, и пома́жутъ на обою́ подво́ю и на пра́гахъ въ домѣ́хъ, въ ни́хже снѣдя́тъ то́е. И снѣдя́тъ мяса́ въ нощи́ то́й пече́на огне́мъ и опрѣсно́ки съ го́рькимъ зе́ліемъ снѣдя́тъ. Не снѣ́сте отъ ни́хъ су́рово, ниже́ варе́но въ водѣ́, но пече́ное огне́мъ, главу́ съ нога́ми и со утро́бою. Не оста́вите отъ него́ до у́трія и ко́сти не сокруши́те отъ него́; оста́нки же отъ него́ до у́тра огне́мъ сожже́те. Си́це же снѣ́сти е́: чресла́ ва́ша препоя́сана, и сапо́зи ва́ши на нога́хъ ва́шихъ, и жезлы́ ва́ши въ рука́хъ ва́шихъ, и снѣ́сте е́ со тща́ніемъ: Па́сха е́сть Госпо́дня.

Проро́чества Іо́нина чте́ніе. [Главы́ 1, 2, 3 и 4.]

Бы́сть сло́во Госпо́дне ко Іо́нѣ, сы́ну Амаѳíину, глаго́ля: воста́ни, и иди́ въ Ниневíю, гра́дъ вели́кiй, и проповѣ́ждь въ не́мъ, я́ко взы́де во́пль зло́бы его́ ко Мнѣ́. И воста́ Іо́на, е́же бѣжа́ти въ Ѳарси́съ отъ лица́ Госпо́дня, и сни́де во Іоппíю и обрѣ́те кора́бль, иду́щъ въ Ѳарси́съ, и даде́ нае́мъ сво́й и вни́де въ о́нь, плы́ти съ ни́ми въ Ѳарси́съ отъ лица́ Госпо́дня. И Госпо́дь воздви́же вѣ́тръ ве́лiй на мо́ри, и бы́сть бу́ря вели́кая въ мо́ри, и кора́бль бѣ́дствоваше е́же сокруши́тися. И убоя́шася корабе́льницы и возопи́ша кíйждо къ бо́гу своему́, и измета́нiе сотвори́ша сосу́довъ, и́же въ корабли́, въ мо́ре, е́же облегчи́тися отъ ни́хъ; Іо́на же сни́де во дно́ корабля́, и спа́ше ту́ и храпля́ше. И прiи́де къ нему́ ко́рмчiй и рече́ ему́: что́ ты́ хра́плеши? воста́ни и моли́ Бо́га твоего́; я́ко да спасе́тъ ны́ Бо́гъ, да не поги́бнемъ. И рече́ кíйждо ко и́скреннему своему́: прiиди́те, ве́ржимъ жре́бiя, и уразумѣ́емъ, кого́ ра́ди е́сть зло́ сiе́ на на́съ? И ме́тнуша жре́бiя, и паде́ жре́бiй на Іо́ну. И рѣ́ша къ нему́: возвѣсти́ на́мъ, кого́ ра́ди сiе́ зло́ на на́съ? и что́ твое́ дѣ́ланiе е́сть и отку́ду гряде́ши, и ка́мо и́деши, и отъ ко́ея страны́ и отъ кíихъ людíй еси́ ты́? И рече́ къ ни́мъ: ра́бъ Госпо́день е́смь а́зъ, и Го́спода Бо́га небе́снаго а́зъ чту́, Иже сотвори́ мо́ре и су́шу. И убоя́шася му́жiе стра́хомъ вели́кимъ и рѣ́ша къ нему́: что́ сiе́ сотвори́лъ еси́? Зане́ разумѣ́ша му́жiе, я́ко отъ лица́ Госпо́дня бѣжа́ше, я́ко возвѣсти́ и́мъ. И рѣ́ша къ нему́: что́ тебѣ́ сотвори́мъ, и утоли́тся мо́ре отъ на́съ? Зане́ мо́ре восхожда́ше и воздвиза́ше па́че волне́нiе. И рече́ къ ни́мъ Іо́на: возьми́те мя́ и вве́рзите въ мо́ре, и утоли́тся мо́ре отъ ва́съ, поне́же позна́хъ а́зъ, я́ко мене́ ра́ди волне́нiе сiе́ вели́кое на вы́ е́сть. И нужда́хуся му́жiе возврати́тися къ земли́, и не можа́ху, я́ко мо́ре восхожда́ше и воздвиза́шеся па́че на ни́хъ. И возопи́ша къ Го́сподеви и рѣ́ша: ника́коже, Го́споди, да не поги́бнемъ души́ ра́ди человѣ́ка сего́, и не да́ждь на на́съ кро́ве пра́ведныя; зане́ Ты́, Го́споди, я́коже восхотѣ́лъ, сотвори́лъ еси́. И взя́ша Іо́ну и вве́ргоша его́ въ мо́ре; и преста́ мо́ре отъ волне́нiя своего́. И убоя́шася му́жiе стра́хомъ вели́кимъ Го́спода и пожро́ша же́ртву Го́сподеви и помоли́шася моли́твами. И повелѣ́ Госпо́дь ки́ту вели́кому пожре́ти Іо́ну. И бѣ́ Іо́на во чре́вѣ ки́товѣ три́ дни́ и три́ но́щи. И помоли́ся Іо́на ко Го́споду Бо́гу своему́ отъ чре́ва ки́това, и рече́: [Моли́тва:] Возопи́хъ въ ско́рби мое́й ко Го́споду Бо́гу моему́, и услы́ша мя́; изъ чре́ва а́дова во́пль мо́й, услы́шалъ еси́ гла́съ мо́й. Отве́рглъ мя́ еси́ во глубины́ се́рдца морска́го, и рѣ́ки обыдо́ша мя́, вся́ высоты́ Твоя́ и во́лны Твоя́ на мнѣ́ преидо́ша. И а́зъ рѣ́хъ: отри́нуся отъ о́чiю Твое́ю, еда́ приложу́ призрѣ́ти ми́ ко хра́му свято́му Твоему́? Возлiя́ся на мя́ вода́ до души́ моея́, бе́здна обы́де мя́ послѣ́дняя; понре́ глава́ моя́ въ разсѣ́лины го́ръ, снидо́хъ въ зе́млю, ея́же вереи́ ея́ закле́пи вѣ́чнiи; и да взы́детъ изъ истлѣ́нiя живо́тъ мо́й къ Тебѣ́, Го́споди Бо́же мо́й. Внегда́ скончава́тися отъ мене́ души́ мое́й, Го́спода помяну́хъ, и да прiи́детъ къ Тебѣ́ моли́тва моя́, къ хра́му свято́му Твоему́. Храня́щiи су́етная и ло́жная Ми́лость свою́ оста́виша, а́зъ же со гла́сомъ хвале́нiя и исповѣ́данiя пожру́ Тебѣ́; ели́ка обѣща́хъ, возда́мъ Тебѣ́, во спасе́нiе мое́ Го́сподеви. И повелѣ́ Госпо́дь ки́тови, и изве́рже Іо́ну на су́шу. И бы́сть сло́во Госпо́дне ко Іо́нѣ втори́цею, глаго́ля: воста́ни и иди́ въ Ниневíю, гра́дъ вели́кiй, и проповѣ́ждь въ не́мъ по про́повѣди пре́ждней, ю́же Азъ глаго́лахъ тебѣ́. И воста́ Іо́на и и́де въ Ниневíю, я́коже глаго́ла Госпо́дь. Ниневíя же бя́ше гра́дъ вели́къ Бо́гу, я́ко ше́ствiя пути́ трiе́хъ дне́й. И нача́тъ Іо́на входи́ти во гра́дъ, я́ко ше́ствiе пути́ дне́ еди́наго, и проповѣ́да, и рече́: еще́ три́ дни́, и Ниневíя преврати́тся. И вѣ́роваша му́жiе Ниневíйстiи Богови: и заповѣ́даша по́стъ и облеко́шася во вре́тища, отъ вели́ка и́хъ да́же до ма́ла и́хъ. И до́йде сло́во ко царю́ Ниневíйскому, и воста́ съ престо́ла своего́ и све́рже ри́зы своя́ съ себе́, и облече́ся во вре́тище и сѣ́де на пе́пелѣ. И проповѣ́дася и рече́но бы́сть въ Ниневíи отъ царя́ и вельмо́жъ его́, глаго́лющихъ: человѣ́цы, и ско́ти, и воло́ве, и о́вцы, да не вку́сятъ ничесо́же, ни да пасу́тся, ниже́ воды́ да пiю́тъ. И облеко́шася во вре́тища человѣ́цы, и ско́ти и возопи́ша прилѣ́жно къ Бо́гу, и возврати́ся кíйждо отъ пути́ своего́ лука́ваго и отъ непра́вды су́щiя въ рука́хъ и́хъ, глаго́люще: кто́ вѣ́сть, а́ще раска́ется и умоле́нъ бу́детъ Бо́гъ, и обрати́тся отъ гнѣ́ва я́рости Своея́, и не поги́бнемъ? И ви́дѣ Бо́гъ дѣла́ и́хъ, я́ко обрати́шася отъ путе́й свои́хъ лука́выхъ, и раска́яся Бо́гъ о злѣ́, е́же глаго́лаше сотвори́ти и́мъ, и не сотвори́. И опеча́лися Іо́на печа́лiю вели́кою и смути́ся, и помоли́ся ко Го́споду и рече́: о, Го́споди, не сiя́ ли у́бо словеса́ моя́, я́же глаго́лахъ, еще́ су́щу ми́ на земли́ мое́й? Сего́ ра́ди предвари́хъ бѣжа́ти въ Ѳарси́съ, зане́ разумѣ́хъ, я́ко Ми́лостивъ Ты́ еси́ и Ще́дръ, Долготерпѣли́въ и Многоми́лостивъ, и ка́яйся о зло́бахъ (человѣ́ческихъ). И ны́нѣ, Влады́ко Го́споди, прiими́ ду́шу мою́ отъ мене́, я́ко у́не ми́ умре́ти, не́жели жи́ти. И рече́ Госпо́дь ко Іо́нѣ: а́ще зѣло́ опеча́лился еси́ ты́? И изы́де Іо́на изъ гра́да и сѣ́де пря́мо гра́да, и сотвори́ себѣ́ ку́щу и сѣдя́ше подъ не́ю въ сѣ́ни, до́ндеже уви́дитъ, что́ бу́детъ гра́ду. И повелѣ́ Госпо́дь Бо́гъ ты́квѣ, и возрасте́ надъ главо́ю Іо́ниною, да бу́детъ сѣ́нь надъ главо́ю его́, е́же осѣни́ти его́ отъ злы́хъ его́. И возра́довася Іо́на о ты́квѣ ра́достiю вели́кою. И повелѣ́ Госпо́дь Бо́гъ че́рвiю ра́ннему во у́трiе, и подъяде́ ты́кву, и и́зсше. И бы́сть вку́пѣ: внегда́ возсiя́ти со́лнцу, и повелѣ́ Бо́гъ вѣ́тру зно́йну жегу́щу, и порази́ со́лнце на главу́ Іо́нину, и малоду́шствоваше и отрица́шеся души́ своея́, и рече́: Уне ми́ умре́ти, не́жели жи́ти! И рече́ Госпо́дь Бо́гъ ко Іо́нѣ: зѣло́ ли опеча́лился еси́ ты́ о ты́квѣ? И рече́ (Іо́на): зѣло́ опеча́лихся а́зъ, да́же до сме́рти. И рече́ Госпо́дь: ты́ оскорби́лся еси́ о ты́квѣ, о не́йже не труди́лся еси́, ни воскорми́лъ еси́ ея́, я́же роди́ся объ но́щь и объ но́щь поги́бе; Азъ же не пощажду́ ли Ниневíи, гра́да вели́каго, въ не́мже живу́тъ мно́жайшiи не́же двана́десять те́мъ человѣ́къ, и́же не позна́ша десни́цы своея́, ниже́ шу́йцы своея́, и ско́ти и́хъ мно́зи?

Іису́са Нави́на чте́ніе. [Глава́ 5.]

Ополчи́шася сы́нове Изра́илевы въ Галга́лѣхъ и сотвори́ша Па́сху въ четвертыйна́десять де́нь мѣ́сяца отъ ве́чера на за́падѣ на по́ли Іерихо́нскомъ. И ядо́ша отъ пшени́цы земли́ о́ныя опрѣсно́ки и но́вая. Въ то́й де́нь преста́ ма́нна, повнегда́ ядо́ша отъ пшени́цы земли́, и ктому́ не бы́сть сыно́мъ Изра́илевымъ ма́нны, но ядо́ша отъ плодо́въ земли́ Фини́ческія [евр: Ханаа́нскія] въ лѣ́то о́ное. И бы́сть, егда́ бя́ше Іису́съ у Іерихо́на и, воззрѣ́въ очи́ма свои́ма, ви́дѣ человѣ́ка, стоя́ща предъ ни́мъ, и ме́чь его́ обнаже́нъ въ руцѣ́ его́. И приступи́въ, Іису́съ рече́ ему́: нашъ ли еси́ или́ отъ сопоста́тъ на́шихъ? Онъ же рече́ ему́: а́зъ архистрати́гъ си́лы Госпо́дни, ны́нѣ пріидо́хъ (сѣ́мо). И Іису́съ паде́ лице́мъ свои́мъ на зе́млю и поклони́ся ему́, и рече́: го́споди, что́ повелѣва́еши рабу́ твоему́? И рече́ архистрати́гъ Госпо́день ко Іису́су: иззу́й сапо́гъ съ ногу́ твое́ю, мѣ́сто бо на не́мже ты́ стои́ши, свя́то е́сть. И сотвори́ Іису́съ та́ко.

Исхо́да чте́ніе. [Главы́ 13, 14 и 15.]

Воздви́гшеся сы́нове Изра́илевы отъ Сокхо́ѳа, ополчи́шася во Оѳо́мѣ, при пусты́ни. Бо́гъ же вожда́ше и́хъ въ де́нь у́бо столпо́мъ о́блачнымъ, показа́ти и́мъ пу́ть, но́щію же столпо́мъ о́гненнымъ, свѣти́ти и́мъ. И неоскудѣ́ сто́лпъ о́блачный во дни́ и сто́лпъ о́гненный но́щію предъ всѣ́ми людьми́. И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю, глаго́ля: рцы́ сыно́мъ Изра́илевымъ, и обрати́вшеся да ополча́тся пря́мо Придво́рію, между́ Магдо́ломъ и между́ мо́ремъ, пря́мо Веельсенфо́ну; предъ ни́ми ополчи́шися при мо́ри. И рече́тъ фарао́нъ лю́демъ свои́мъ о сынѣ́хъ Изра́илевыхъ: заблужда́ютъ сíи по земли́, затвори́ бо и́хъ пусты́ня. Азъ же ожесточу́ се́рдце фарао́ново, и пожене́тъ созади́ и́хъ, и просла́влюся въ фарао́нѣ и во все́мъ во́инствѣ его́; и уразумѣ́ютъ вси́ еги́птяне, я́ко Азъ е́смь Госпо́дь. И сотвори́ша та́ко. И возвѣще́но бы́сть царю́ еги́петскому, я́ко бѣжа́ша лю́діе. И преврати́ся се́рдце фарао́ново и рабо́въ его́ на лю́ди, и реко́ша: что́ сіе́ сотвори́хомъ, отпусти́вше сы́ны Изра́илевы, да не рабо́таютъ на́мъ? Впряже́ у́бо фарао́нъ колесни́цы своя́ и вся́ лю́ди своя́ собра́ съ собо́ю. И поя́тъ ше́сть со́тъ колесни́цъ избра́нныхъ, и вся́ ко́ни еги́петскія, и триста́ты надъ всѣ́ми. И ожесточи́ Госпо́дь се́рдце фарао́на, царя́ еги́петскаго, и рабо́въ его́, и погна́ созади́ сыно́въ Изра́илевыхъ; сы́нове же Изра́илевы исхожда́ху руко́ю высо́кою. И погна́ша еги́птяне въ слѣ́дъ и́хъ, и обрѣто́ша и́хъ ополчи́вшихся при мо́ри, и вси́ ко́ни и колесни́цы фарао́новы, и ко́нницы, и во́инство его́ пря́мо Придво́рію, проти́ву Веельсепфо́на. И фарао́нъ приближа́шеся. Воззрѣ́вше же сы́нове Изра́илевы очи́ма, ви́дѣша, и се́ еги́птяне ополчи́шася въ слѣ́дъ и́хъ. И убоя́шася зѣло́, и возопи́ша сы́нове Изра́илевы ко Го́споду, и реко́ша къ Моисе́ю: за е́же не бы́ти гробо́мъ во Еги́птѣ, изве́лъ еси́ на́съ умертви́ти въ пусты́ни? Что́ сіе́ сотвори́лъ еси́ на́мъ, изве́дъ на́съ изъ Еги́пта? Не се́й ли бя́ше глаго́лъ, его́же реко́хомъ къ тебѣ́ во Еги́птѣ, глаго́люще: оста́ви на́съ, да рабо́таемъ еги́птяномъ? Лу́чше бо бя́ше на́мъ рабо́тати еги́птяномъ, не́жели умре́ти въ пусты́ни се́й. Рече́ же Моисе́й къ лю́демъ: дерза́йте, сто́йте, и зри́те спасе́ніе, е́же отъ Го́спода, е́же сотвори́тъ на́мъ дне́сь. Имже бо о́бразомъ ви́дѣсте еги́птянъ дне́сь, не приложите́ ктому́ ви́дѣти и́хъ въ вѣ́чное вре́мя. Госпо́дь побо́ретъ по ва́съ, вы́ же умо́лкните. И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю: что́ вопіе́ши ко Мнѣ́? Рцы́ сыно́мъ Изра́илевымъ, и да путеше́ствуютъ. Ты́ же возми́ жезлъ тво́й, и простри́ ру́ку твою́ на мо́ре, и расто́ргни е́, и да вни́дутъ сы́нове Изра́илевы посредѣ́ мо́ря по су́ху. И се́ Азъ ожесточу́ се́рдце фарао́ново и всѣ́хъ еги́птянъ, и вни́дутъ въ слѣ́дъ и́хъ; и просла́влюся въ фарао́нѣ и во все́мъ во́инствѣ его́, и въ колесни́цахъ и въ ко́нѣхъ его́. И увѣ́дятъ вси́ еги́птяне, я́ко Азъ е́смь Госпо́дь, егда́ просла́влюся въ фарао́нѣ, и въ колесни́цахъ, и въ ко́нѣхъ его́. Взя́тся же а́нгелъ Бо́жій, ходя́й предъ полко́мъ сыно́въ Изра́илевыхъ, и по́йде созади́ и́хъ; взя́тся же и сто́лпъ о́блачный отъ лица́ и́хъ и ста́ созади́ и́хъ. И вни́де посредѣ́ полка́ еги́петска и посредѣ́ полка́ сыно́въ Изра́илевыхъ, и ста́. И бы́сть тма́ и мра́къ, и пріи́де но́щь, и не смѣси́шася дру́гъ съ дру́гомъ во всю́ но́щь. Простре́ же Моисе́й ру́ку на мо́ре, и возгна́ Госпо́дь мо́ре вѣ́тромъ ю́жнымъ си́льнымъ всю́ но́щь и сотвори́ мо́ре су́шу; и разступи́ся вода́. И внидо́ша сы́нове Изра́илевы посредѣ́ мо́ря по су́ху: и вода́ и́мъ стѣна́ бы́сть одесну́ю и стѣна́ ошу́юю. Погна́ша же еги́птяне, и внидо́ша въ слѣ́дъ и́хъ, и вся́къ ко́нь фарао́новъ, и колесни́цы, и вса́дники посредѣ́ мо́ря. Бы́сть же въ стра́жу у́треннюю, и воззрѣ́ Госпо́дь на по́лкъ еги́петскій въ столпѣ́ о́гненномъ и о́блачномъ, и смяте́ по́лкъ еги́петскій. И связа́ о́си колесни́цъ и́хъ, и ведя́ше и́хъ съ ну́ждею. И реко́ша еги́птяне: бѣжи́мъ отъ лица́ Изра́илева, Госпо́дь бо побора́етъ по ни́хъ на еги́птяны. И рече́ Госпо́дь къ Моисе́ю: простри́ ру́ку твою́ на мо́ре, и да совокупи́тся вода́, и да покры́етъ еги́птяны, колесни́цы же и вса́дники. Простре́ же Моисе́й ру́ку на мо́ре, и устро́ися вода́ ко дню́ на мѣ́сто; еги́птяне же бѣжа́ша подъ водо́ю. И истрясе́ Госпо́дь еги́птяны посредѣ́ мо́ря. И обрати́вшися вода́, покры́ колесни́цы, и вса́дники, и всю́ си́лу фарао́нову, вше́дши въ слѣ́дъ и́хъ въ мо́ре; и не оста́ отъ ни́хъ ни еди́нъ. Сы́нове же Изра́илевы проидо́ша по су́ху посредѣ́ мо́ря: вода́ же и́мъ стѣна́ (бы́сть) одесну́ю и стѣна́ ошу́юю. И изба́ви Госпо́дь Изра́иля въ де́нь о́нъ изъ руки́ еги́петскія, и ви́дѣша сы́нове Изра́илевы еги́птянъ изме́ршихъ при краи́ мо́ря. Ви́дѣ же Изра́иль ру́ку вели́кую, я́же сотвори́ Госпо́дь еги́птяномъ, и убоя́шася лю́діе Го́спода, и вѣ́роваша Бо́гу и Моисе́ю, уго́днику Его́. Тогда́ воспѣ́ Моисе́й и сы́нове Изра́илевы пѣ́снь сію́ Го́сподеви, и реко́ша, глаго́люще:

Чте́цъ глаго́летъ: Пои́мъ Го́сподеви.
И пою́тъ на гла́съ 5: Сла́вно бо просла́вися.
И чте́цъ коему́ждо ли́ку стихи́ предглаго́летъ:
Коня́ и вса́дника вве́рже въ мо́ре. Пои́мъ Го́сподеви.
И лю́діе на о́ба ли́ка пою́тъ: Сла́вно бо просла́вися.

Помо́щникъ и Покрови́тель бы́сть мнѣ́ во спасе́ніе. Пои́мъ Го́сподеви. Пои́мъ Го́сподеви. Се́й мо́й Бо́гъ, и просла́влю Его́, Бо́гъ отца́ моего́, и вознесу́ Его́. Пои́мъ Го́сподеви. Госпо́дь, сокруша́яй бра́ни, Госпо́дь и́мя Ему́, колесни́цы фарао́новы и си́лу его́ ве́рже въ мо́ре. Пои́мъ Го́сподеви. Избра́нныя вса́дники триста́ты потопи́ въ Чермнѣ́мъ мо́ри. Пои́мъ Го́сподеви. Пучи́ною покры́ и́хъ, погрязо́ша во глубинѣ́, я́ко ка́мень. Пои́мъ Го́сподеви. Десни́ца Твоя́, Го́споди, просла́вися въ крѣ́пости. Пои́мъ Го́сподеви. Десна́я Твоя́ рука́, Го́споди, сокруши́ враги́, и мно́жествомъ сла́вы Твоея́ сте́рлъ еси́ сопроти́вныхъ. Пои́мъ Го́сподеви. Посла́лъ еси́ гнѣ́въ Тво́й, пояде́ я́, я́ко сте́бліе, и ду́хомъ я́рости Твоея́ разступи́ся вода́. Пои́мъ Го́сподеви. Огустѣ́ша, я́ко стѣна́, во́ды, огустѣ́ша и во́лны посредѣ́ мо́ря. Пои́мъ Го́сподеви. Рече́ вра́гъ: гна́въ, пости́гну, раздѣлю́ коры́сть, испо́лню ду́шу мою́, убію́ мече́мъ мои́мъ, госпо́дствовати бу́детъ рука́ моя́. Пои́мъ Го́сподеви. Посла́лъ еси́ ду́ха Твоего́, покры́ я́ мо́ре, погрязо́ша, я́ко о́лово, въ водѣ́ зѣ́льнѣй. Пои́мъ Го́сподеви. Кто́ подо́бенъ Тебѣ́ въ бозѣ́хъ, Го́споди, кто́ подо́бенъ Тебѣ́? Просла́вленъ во святы́хъ, ди́венъ, сла́вно творя́й чудеса́. Пои́мъ Го́сподеви. Просте́рлъ еси́ десни́цу Твою́, пожре́ я́ земля́. Наста́вилъ еси́ пра́вдою Твое́ю лю́ди Твоя́ сія́, я́же изба́вилъ еси́. Пои́мъ Го́сподеви. Утѣ́шилъ еси́ крѣ́постію Твое́ю во оби́тель святу́ю Твою́. Слы́шаша язы́цы и прогнѣ́вашася, болѣ́зни прія́ша живу́щіи въ Филисти́мѣ. Пои́мъ Го́сподеви. Тогда́ потща́шася влады́ки Едо́мстіи, и князе́й Моави́тскихъ прія́тъ я́ тре́петъ, раста́яша вси́, живу́щіи въ Ханаа́нѣ. Пои́мъ Го́сподеви. Да нападе́тъ на ня́ стра́хъ и тре́петъ, вели́чіемъ мы́шцы Твоея́ да ока́менятся. Пои́мъ Го́сподеви. До́ндеже про́йдутъ лю́діе Твои́, Го́споди, до́ндеже про́йдутъ лю́діе Твои́ сíи, я́же стяжа́лъ еси́. Пои́мъ Го́сподеви. Вве́дъ, насади́ я́ въ го́ру достоя́нія Твоего́, въ гото́вое жили́ще Твое́, е́же содѣ́лалъ еси́, Го́споди, святы́ню, ю́же угото́вастѣ ру́цѣ Твои́. Пои́мъ Го́сподеви. Госпо́дь, ца́рствуяй вѣ́ки, и на вѣ́къ, и еще́, егда́ вни́де ко́нь фарао́новъ съ колесни́цами и вса́дники въ мо́ре. И наведе́ на ня́ Госпо́дь во́ду морску́ю. Пои́мъ Го́сподеви. Сы́нове же Изра́илевы проидо́ша су́шею посредѣ́ мо́ря. Пои́мъ Го́сподеви.

Сла́ва, Пои́мъ Го́сподеви. И ны́нѣ, Пои́мъ Го́сподеви.
И послѣди́ чте́цъ пое́тъ то́жде: Сла́вно бо просла́вися.

Проро́чества Софо́ніева чте́ніе. [Глава́ 3.]

Та́ко глаго́летъ Госпо́дь: потерпи́ Мене́ въ де́нь воскресе́нія Моего́ во свидѣ́тельство, зане́ су́дъ Мо́й въ со́нмища язы́ковъ, е́же прія́ти царе́й, е́же излія́ти на ня́ гнѣ́въ Мо́й, ве́сь гнѣ́въ я́рости Моея́, зане́ огне́мъ рве́нія Моего́ пояде́на бу́детъ вся́ земля́. Яко тогда́ обращу́ къ лю́демъ язы́къ въ ро́дъ его́, е́же призыва́ти всѣ́мъ и́мя Госпо́дне, рабо́тати Ему́ подъ и́гомъ еди́нѣмъ. Отъ коне́цъ рѣ́къ Еѳіо́пскихъ пріиму́ моля́щія Мя́, въ разсѣ́янныхъ Мои́хъ принесу́тъ же́ртвы Мнѣ́. Въ де́нь о́нъ не и́маши постыди́тися отъ всѣ́хъ начина́ній твои́хъ, и́миже нече́ствовалъ еси́ въ Мя́, я́ко тогда́ отыму́ отъ тебе́ укори́зны досажде́нія твоего́, и ктому́ не и́маши приложи́ти велича́тися на горѣ́ святѣ́й Мое́й. И оста́влю въ тебѣ́ лю́ди кро́тки и смире́нны, и бу́дутъ благоговѣ́ти о и́мени Госпо́дни. Оста́нцы Изра́илевы, и не сотворя́тъ непра́вды, и не возглаго́лютъ су́етныхъ, и не обря́щется во устѣ́хъ и́хъ язы́къ льсти́въ, зане́ тíи пожиру́ютъ и угнѣздя́тся, и не бу́детъ устраша́яй и́хъ. Ра́дуйся, дщи́ Сіо́нова, зѣло́, проповѣ́дуй, дщи́ Іерусали́мова, весели́ся и преукраша́йся отъ всего́ се́рдца твоего́, дщи́ Іерусали́мля! Отъя́тъ Госпо́дь непра́вды твоя́, изба́вилъ тя́ е́сть изъ руки́ врагъ твои́хъ, воцари́тся Госпо́дь посредѣ́ тебе́, и не у́зриши зла́ ктому́.

Ца́рствъ тре́тіихъ чте́ніе. [Глава́ 17.]

Бы́сть глаго́лъ Госпо́день ко Иліи́, глаго́ля: воста́ни, и иди́ въ Саре́пту Сидо́нскую, и пребу́ди та́мо; се́ бо заповѣ́дахъ та́мо женѣ́ вдови́цѣ препита́ти тя́. И воста́, и и́де въ Саре́пту Сидо́нскую, и пріи́де ко врато́мъ гра́да, и се́ та́мо жена́ вдова́ собира́ше дрова́. И возопи́ Илія́ въ слѣ́дъ ея́, и рече́ е́й: принеси́ ны́нѣ ми́ ма́ло воды́ въ сосу́дѣ, и испію́. И и́де взя́ти, и возопи́ въ слѣ́дъ ея́ Илія́, и рече́ е́й: пріими́ у́бо мнѣ́ и укру́хъ хлѣ́ба въ руцѣ́ свое́й, да я́мъ. И рече́ жена́: жи́въ Госпо́дь Бо́гъ тво́й, а́ще е́сть у мене́ опрѣсно́къ, но то́кмо го́рсть муки́ въ водоно́сѣ и ма́ло еле́я въ чва́нцѣ. И се́ а́зъ соберу́ два́ полѣ́нца, и вни́ду, и сотворю́ е́ себѣ́ и дѣ́темъ мои́мъ, и снѣ́мы е́, и у́мремъ. И рече́ къ не́й Илія́: дерза́й, вни́ди, и [не] сотвори́ по глаго́лу твоему́, но сотвори́ ми́ отту́ду опрѣсно́къ ма́лъ пре́жде, и изнеси́ ми́; себѣ́ же и ча́домъ свои́мъ да сотвори́ши по́слѣжде. Яко та́ко глаго́летъ Госпо́дь, Бо́гъ Изра́илевъ: водоно́съ муки́ не оскудѣ́етъ, и чва́нецъ еле́я не ума́лится до дне́, до́ндеже да́стъ Госпо́дь до́ждь на зе́млю. И и́де жена́, и сотвори́ по глаго́лу Иліину́, и даде́ ему́, и яде́ то́й, и та́, и ча́да ея́. И отъ того́ дне́ водоно́съ муки́ не оскудѣ́, и чва́нецъ еле́я не ума́лися, по глаго́лу Госпо́дню, его́же глаго́ла руко́ю Илино́ю. И бы́сть по си́хъ, и разболѣ́ся сы́нъ жены́ госпожи́ до́му, и бѣ́ болѣ́знь его́ крѣпка́ зѣло́, до́ндеже не оста́ся въ не́мъ ду́хъ его́. И рече́ ко Иліи́: что́ мнѣ́ и тебѣ́, человѣ́че Бо́жій? Вше́лъ еси́ ко мнѣ́ воспомяну́ти непра́вды моя́ и умори́ти сы́на моего́? И рече́ Илія́ къ женѣ́: да́ждь ми́ сы́на твоего́. И взя́тъ его́ отъ нѣ́дра ея́, и вознесе́ его́ въ го́рницу, идѣ́же са́мъ почива́ше, и положи́ его́ на одрѣ́ свое́мъ. И возопи́ Илія́ ко Го́споду, и рече́: увы́ мнѣ́, Го́споди, Свидѣ́телю вдовы́, у нея́же а́зъ ны́нѣ пребыва́ю, Ты́ озло́билъ еси́, е́же умори́ти сы́на ея́. И ду́ну на о́трочища три́жды, и призва́ Го́спода, и рече́: Го́споди Бо́же мо́й, да возврати́тся у́бо душа́ о́трочища сего́ въ о́нь. И бы́сть та́ко. И возопи́ о́трочищъ, и сведе́ его́ съ го́рницы въ до́мъ, и даде́ его́ ма́тери его́. И рече́ Илія́: ви́ждь, жи́въ е́сть сы́нъ тво́й. И рече́ жена́ ко Иліи́: се́ разумѣ́хъ, я́ко человѣ́къ Бо́жій еси́ ты́ и глаго́лъ Госпо́день во устѣ́хъ твои́хъ и́стиненъ.

Проро́чества Иса́іина чте́ніе. [Главы́ 61 и 62.]

Да возра́дуется душа́ моя́ о Го́сподѣ, облече́ бо мя́ въ ри́зу спасе́нія и оде́ждою весе́лія (одѣ́я мя́), я́ко на жениха́ возложи́ на мя́ вѣне́цъ и я́ко невѣ́сту украси́ мя́ красото́ю. И я́ко земля́ растя́щая цвѣ́тъ сво́й и я́ко вертогра́дъ сѣ́мена своя́ прозяба́етъ, та́ко возрасти́тъ Госпо́дь, Госпо́дь пра́вду и весе́ліе предъ всѣ́ми язы́ки. Сіо́на ра́ди не умолчу́ и Іерусали́ма ра́ди не попущу́, до́ндеже изы́детъ, я́ко свѣ́тъ, пра́вда Моя́ и спасе́ніе Мое́, я́ко свѣти́ло, разжже́тся. И у́зрятъ язы́цы пра́вду твою́ и ца́ріе сла́ву твою́, и прозову́тъ тя́ и́менемъ но́вымъ, и́мже Госпо́дь наимену́етъ е́. И бу́деши вѣне́цъ добро́ты въ руцѣ́ Госпо́дни и діади́ма ца́рствія въ руцѣ́ Бо́га твоего́. И не прозове́шися ктому́ оста́вленъ, и земля́ твоя́ ктому́ не нарече́тся пуста́, тебѣ́ бо прозове́тся во́ля Моя́, и земля́ твоя́ вселе́нная, я́ко благоволи́ Госпо́дь въ тебѣ́ и земля́ твоя́ вку́пѣ насели́тся. И я́коже живя́й ю́ноша съ дѣ́вою, та́ко поживу́тъ сы́нове твои́ съ тобо́ю, и бу́детъ, я́коже ра́дуется жени́хъ о невѣ́стѣ, та́ко возра́дуется Госпо́дь о тебѣ́.

Бытія́ чте́ніе. [Глава́ 22.]

Бы́сть по глаго́лѣхъ си́хъ: Бо́гъ искуша́ше Авраа́ма и рече́ ему́: Авраа́ме, Авраа́ме! И рече́: се́ а́зъ! И рече́: пойми́ сы́на твоего́ возлю́бленнаго, его́же возлюби́лъ еси́, Исаа́ка, и иди́ на зе́млю высо́ку, и вознеси́ его́ та́мо во всесожже́ніе, на еди́ну отъ го́ръ, и́хже ти́ реку́. Воста́въ же Авраа́мъ у́тро, осѣдла́ осля́ свое́, поя́тъ же съ собо́ю два́ о́трочища и Исаа́ка, сы́на своего́, и растни́въ дрова́ во всесожже́ніе, воста́въ, и́де и пріи́де на мѣ́сто, е́же рече́ ему́ Бо́гъ, въ тре́тій де́нь. И воззрѣ́въ Авраа́мъ очи́ма свои́ма, ви́дѣ мѣ́сто издале́че. И рече́ Авраа́мъ отроко́мъ свои́мъ: ся́дите здѣ́ со осля́темъ, а́зъ же и дѣ́тищъ по́йдемъ до о́ндѣ и, поклони́вшеся, возврати́мся къ ва́мъ. Взя́ же Авраа́мъ дрова́ всесожже́нія и возложи́ на Исаа́ка, сы́на своего́, взя́ же въ ру́ки и о́гнь и но́жъ, и идо́ста о́ба вку́пѣ. Рече́ же Исаа́къ ко Авраа́му, отцу́ своему́: о́тче! Онъ же рече́: что́ е́сть, ча́до? Рече́ же: се́ о́гнь и дрова́, гдѣ́ е́сть овча́, е́же во всесожже́ніе? Рече́ же Авраа́мъ: Бо́гъ у́зритъ Себѣ́ овча́ во всесожже́ніе, ча́до. Ше́дше же о́ба вку́пѣ. Пріидо́ста на мѣ́сто, е́же рече́ ему́ Бо́гъ. И созда́ та́мо Авраа́мъ же́ртвенникъ, и возложи́ дрова́, и связа́въ Исаа́ка, сы́на своего́, возложи́ его́ на же́ртвенникъ верху́ дро́въ. И простре́ Авраа́мъ ру́ку свою́, взя́ти но́жъ закла́ти сы́на своего́. И воззва́ и́ а́нгелъ Госпо́день съ небесе́ и рече́: Авраа́ме, Авраа́ме! Онъ же рече́: се́ а́зъ! И рече́: да не возложи́ши руки́ твоея́ на о́трочища, ниже́ да сотвори́ши ему́ что́, ны́нѣ бо позна́хъ, я́ко бои́шися ты́ Бо́га и не пощадѣ́лъ еси́ сы́на твоего́ возлю́бленнаго Мене́ ра́ди. И воззрѣ́въ Авраа́мъ очи́ма свои́ма ви́дѣ: и се́ ове́нъ еди́нъ, держи́мый рога́ма въ садѣ́ Саве́къ; и и́де Авраа́мъ, и взя́ овна́, и вознесе́ его́ во всесожже́ніе вмѣ́сто Исаа́ка, сы́на своего́. И нарече́ Авраа́мъ и́мя мѣ́сту тому́: Госпо́дь ви́дѣ, да реку́тъ дне́сь: на горѣ́ Госпо́дь яви́ся. И воззва́ а́нгелъ Госпо́день Авраа́ма втори́цею съ небесе́, глаго́ля: Мно́ю Самѣ́мъ кля́хся, глаго́летъ Госпо́дь, его́же ра́ди сотвори́лъ еси́ глаго́лъ се́й и не пощадѣ́лъ еси́ сы́на твоего́ возлю́бленнаго Мене́ ра́ди. Вои́стинну, благословя́, благословлю́ тя́ и, умножа́я, умно́жу сѣ́мя твое́, я́ко звѣ́зды небе́сныя и я́ко песо́къ вскра́й мо́ря, и наслѣ́дитъ сѣ́мя твое́ гра́ды супоста́товъ. И благословя́тся о сѣ́мени твое́мъ вси́ язы́цы земнíи, зане́же послу́шалъ еси́ гла́са Моего́.

Проро́чества Иса́іина чте́ніе. [Глава́ 61.]

Ду́хъ Госпо́день на Мнѣ́, Его́же ра́ди пома́за Мя́, благовѣсти́ти ни́щимъ посла́ Мя, исцѣли́ти сокруше́нныя се́рдцемъ, проповѣ́дати плѣ́нникомъ отпуще́ніе и слѣпы́мъ прозрѣ́ніе, нарещи́ лѣ́то Госпо́дне прія́тно и де́нь воздая́нія, утѣ́шити вся́ пла́чущія, да́ти пла́чущимъ Сіо́на, сла́ву вмѣ́сто пе́пела, помаза́ніе весе́лія пла́чущимъ, украше́ніе сла́вы вмѣ́сто ду́ха уны́нія, и нареку́тся ро́дове пра́вды, насажде́ніе Госпо́дне въ сла́ву. И сози́ждутъ пусты́ни вѣ́чныя, запустѣ́вшія пре́жде воздви́гнутъ, и обновя́тъ гра́ды пусты́я, опустоше́нныя въ ро́ды. И пріи́дутъ иноро́дніи, пасу́щіи о́вцы Твоя́, и иноплеме́нницы ора́тели, и виногра́дари ва́ши. Вы́ же свяще́нницы Госпо́дни нарече́теся, служи́теліе Бо́га ва́шего. Рече́тся ва́мъ: крѣ́пость язы́ковъ снѣ́сте и въ бога́тствѣ и́хъ чу́дни бу́дете. Сице́ зе́млю свою́ втори́цею наслѣ́дятъ, и весе́ліе вѣ́чное надъ главо́ю и́хъ. Азъ бо е́смь Госпо́дь, любя́й пра́вду и ненави́дяй грабле́нія отъ непра́вды. И да́мъ тру́дъ и́хъ пра́ведникомъ, и завѣ́тъ вѣ́ченъ завѣща́ю и́мъ. И позна́ется во язы́цѣхъ сѣ́мя и́хъ, и вну́цы и́хъ посреди́ люде́й. Вся́къ ви́дяй я́ позна́етъ я́, я́ко сíи су́ть сѣ́мя, благослове́нное отъ Бо́га. И ра́достію возра́дуются о Го́сподѣ.

Ца́рствъ четве́ртыхъ чте́ніе. [Глава 4.]

Бы́сть во еди́нъ де́нь, и пре́йде Елиссе́й въ Сома́нъ, и ту́ жена́ ве́лія и удержа́ его́ снѣ́сти хлѣ́ба; и бы́сть ему́ входи́ти и исходи́ти мно́жицею, и уклоня́шеся та́мо я́сти хлѣ́ба. И рече́ жена́ къ му́жу своему́: се́ ны́нѣ разумѣ́хъ, я́ко человѣ́къ Бо́жій свя́тъ се́й, мимохо́дитъ на́съ при́сно. Сотвори́мъ у́бо ему́ го́рницу, мѣ́сто ма́ло, и поста́вимъ ему́ та́мо о́дръ, и трапе́зу, и престо́лъ, и свѣ́щникъ, и бу́детъ внегда́ входи́ти ему́ къ на́мъ, и уклоня́ется та́мо. И бы́сть во еди́нъ де́нь, и вни́де та́мо, и уклони́ся въ го́рницу, и спа́ та́мо. И рече́ ко Гіезíю, о́трочищу своему́: призови́ ми́ сомани́тяныню сію́. И призва́ ю́, и ста́ предъ ни́мъ. И рече́ ему́: рцы у́бо е́й: се́ удиви́ла еси́ на́съ всѣ́мъ попече́ніемъ си́мъ; что́ подоба́етъ сотвори́ти тебѣ́? Аще е́сть тебѣ́ сло́во къ царю́, или́ ко кня́зю си́лы? Она́ же рече́: (нѣ́сть,) посредѣ́ люде́й мои́хъ а́зъ е́смь живу́щи. И рече́ ко Гіезíю: что́ подоба́етъ сотвори́ти е́й? И рече́ Гіезíй, о́трочищъ его́: вои́стинну сы́на нѣ́сть у нея́, и му́жъ ея́ ста́ръ. И рече́: призови́ ю́. И призва́ ю́, и ста́ при две́рехъ. И рече́ Елиссе́й къ не́й: во вре́мя сіе́, я́коже ча́съ се́й живу́щи, ты́ зачне́ши сы́на. Она́ же рече́: ни́, господи́не, не солжи́ рабѣ́ твое́й. И зача́тъ во чре́вѣ жена́, и роди́ сы́на во вре́мя сіе́, я́коже ча́съ се́й живу́щи, я́коже глаго́ла къ не́й Елиссе́й. И возмужа́ о́трочищъ, и бы́сть, егда́ изы́де ко отцу́ своему́, къ жну́щимъ, и рече́ ко отцу́ своему́: глава́ моя́, глава́ моя́ (боли́тъ). И рече́ ко о́троку: неси́ его́ къ ма́тери его́. И несе́ его́ къ ма́тери его́. И лежа́ше на колѣ́ну ея́ до полу́дне, и у́мре. И вознесе́ его́, и положи́ его́ на одрѣ́ человѣ́ка Бо́жія, и затвори́ его́, и изы́де, и призва́ му́жа своего́, и рече́ ему́: посли́ ми́ у́бо еди́наго отъ о́трокъ и еди́но отъ осля́тъ, и теку́ до человѣ́ка Бо́жія и возвращу́ся. И рече́: что́ я́ко ты́ и́деши къ нему́ дне́сь? Не но́въ мѣ́сяцъ, ниже́ суббо́та. Она́ же рече́: ми́ръ. И осѣдла́ осля́, и рече́ ко о́трочищу своему́: веди́ и иди́, да не удержи́ши мене́, е́же всѣ́сти, я́коже реку́ тебѣ́: гряди́, и иди́, и пріиди́ къ человѣ́ку Бо́жію, на го́ру Карми́льскую. И и́де и пріи́де до человѣ́ка Бо́жія въ го́ру Карми́льскую. И бы́сть я́ко ви́дѣ ю́ Елиссе́й гряду́щую и рече́ къ Гіезíю, о́трочищу своему́: се́ у́бо сомани́тяныня о́ная; ны́нѣ тецы́ въ срѣ́теніе ея́, и рече́ши е́й: ми́ръ ли тебѣ́? И тече́ во срѣ́теніе е́й и рече́ е́й: ми́ръ ли тебѣ́? ми́ръ ли му́жу твоему́? ми́ръ ли о́трочищу твоему́? Она́ же рече́: ми́ръ. И пріи́де къ Елиссе́ю на го́ру, и я́тся за но́зѣ его́. И прибли́жися Гіезíй отри́нути ю́. И рече́ Елиссе́й: оста́ви ю́, я́ко душа́ ея́ болѣ́зненна въ не́й, и Госпо́дь укры́ отъ мене́ и не возвѣсти́ мнѣ́. Она́ же рече́: еда́ проси́хъ сы́на у господи́на моего́? я́ко реко́хъ: не прельсти́ мене́. И рече́ Елиссе́й ко Гіезíю: препоя́ши чре́сла твоя́, и возми́ же́злъ мо́й въ ру́цѣ твои́, и иди́, я́ко а́ще обря́щеши му́жа, да не благослови́ши его́, и а́ще благослови́тъ тя́ му́жъ, не отвеща́й ему́, и возложи́ же́злъ мо́й на лице́ о́трочища. И рече́ ма́ти о́трочища: жи́въ Госпо́дь, и жива́ душа́ твоя́, а́ще оста́влю тебе́. И воста́ Елиссе́й и и́де въ слѣдъ ея́, и Гіезíй и́де предъ не́ю, и возложи́ жезлъ на лице́ о́трочища, и не бѣ́ гла́са, и не бѣ́ слы́шанія. И возврати́ся въ срѣ́теніе его́, и повѣ́да ему́, глаго́ля: не воста́ о́трочищъ. И вни́де Елиссе́й въ хра́мину. И се́ о́трочищъ уме́рый положе́нъ на одрѣ́ его́. И вни́де Елиссе́й въ до́мъ, и затвори́ две́рь за двою́ собо́ю, и помоли́ся Го́споду. И взы́де, и ля́же на о́трочищи. И положи́ уста́ своя́ на устѣ́хъ его́, и о́чи свои́ на о́чи его́, и ру́цѣ свои́ на ру́цѣ его́, и плеснѣ́ свои́ на плесну́ его́, и сляче́ся надъ ни́мъ, и ду́ну на него́, и согрѣ́яся пло́ть о́трочища. И обрати́ся и походи́ въ хра́минѣ сю́ду и сю́ду; и взы́де, и сляче́ся надъ о́трочищемъ седми́жды, и отве́рзе о́трочищъ о́чи свои́. И возопи́ Елиссе́й ко Гіезíю, и рече́: призови́ ми́ сомани́тяныню сію́. И призва́ ю́, и вни́де къ нему́. И рече́ Елиссе́й: пріими́ сы́на твоего́. И вни́де жена́, и паде́ на но́гу его́ и поклони́ся ему́ до земли́, и прія́тъ сы́на своего́, и изы́де.

Проро́чества Иса́іина чте́ніе. [Главы́ 63 и 64.]

Та́ко глаго́летъ Госпо́дь: гдѣ́ возведы́й отъ земли́ [въ нѣ́кіихъ: отъ мо́ря] па́стыря ове́цъ свои́хъ? Гдѣ́ е́сть вложи́вый въ ни́хъ Ду́ха Свята́го? Возве́дшая десни́цею Моисе́я, мы́шца сла́вы Его́ раздѣли́ во́ду предъ лице́мъ его́, сотвори́ти Ему́ и́мя вѣ́чно. Проведе́ и́хъ сквозѣ́ бе́здну, я́коже коня́ сквозѣ́ пусты́ню, и не утруди́шася, и я́ко скоты́ по по́лю; и сни́де Ду́хъ отъ Го́спода и наста́ви и́хъ. Та́ко прове́лъ еси́ лю́ди Твоя́, сотвори́ти Тебѣ́ Самому́ и́мя сла́вно. Обрати́ся, Го́споди, отъ небесе́, и ви́ждь отъ до́му свята́го Твоего́ и сла́вы Твоея́: гдѣ́ е́сть ре́вность Твоя́ и крѣ́пость Твоя́? Гдѣ́ е́сть мно́жество ми́лости Твоея́ и щедро́тъ Твои́хъ, я́ко терпѣ́лъ еси́ на́мъ? Ты́ бо еси́ Оте́цъ на́шъ: поне́же Авраа́мъ не увѣ́дѣ на́съ и Изра́иль не позна́ на́съ; но Ты́, Го́споди, Оте́цъ на́шъ, изба́ви ны́, испе́рва и́мя Твое́ на на́съ е́сть. Что́ уклони́лъ еси́ на́съ, Го́споди, отъ пути́ Твоего́, и ожесточи́лъ еси́ сердца́ на́ша, е́же не боя́тися Тебе́? Обрати́ся ра́ди ра́бъ Твои́хъ, ра́ди племе́нъ достоя́нія Твоего́, да (поне́) ма́ло наслѣ́димъ горы́ святы́я Твоея́. Проти́вницы на́ши попра́ша святы́ню Твою́. Бы́хомъ, я́ко испе́рва, егда́ не владѣ́лъ еси́ на́ми, ниже́ бѣ́ нарече́нно и́мя Твое́ на на́съ. Аще отве́рзеши не́бо, тре́петъ пріи́мутъ отъ Тебе́ го́ры и раста́ютъ. Яко та́етъ во́скъ отъ лица́ огня́, и попали́тъ о́гнь супоста́ты и явле́но бу́детъ и́мя Твое́ въ сопроти́вныхъ Твои́хъ; отъ лица́ Твоего́ язы́цы возмяту́тся. Егда́ сотвори́ши сла́вная, тре́петъ пріи́мутъ отъ Тебе́ го́ры. Отъ вѣ́ка не слы́шахъ, ниже́ о́чи на́ши ви́дѣша Бо́га, ра́звѣ Тебе́, и дѣла́ Твоя́, я́же сотвори́ши жду́щимъ ми́лости. Ми́лость бо сря́щетъ творя́щихъ пра́вду, и пути́ Твоя́ помя́нутся.

Проро́чества Іеремíина чте́ніе. [Глава́ 31.]

Та́ко глаго́летъ Госпо́дь: се́ днíе гряду́тъ, и завѣща́ю до́му Изра́илеву и до́му Іу́дину завѣ́тъ но́въ. Не по завѣ́ту, его́же завѣща́хъ отце́мъ и́хъ, въ де́нь, въ о́ньже е́мшу Ми́ за ру́ку и́хъ, извести́ я́ отъ земли́ Еги́петскія, я́ко тíи не пребы́ша въ завѣ́тѣ Мое́мъ, и Азъ небрего́хъ и́хъ, глаго́летъ Госпо́дь. Яко се́й завѣ́тъ, его́же завѣща́ю до́му Изра́илеву по дне́хъ о́нѣхъ, глаго́летъ Госпо́дь: дая́ зако́ны Моя́ въ мы́сли и́хъ, и на сердца́хъ и́хъ напишу́ я́, и бу́ду и́мъ въ Бо́га, и тíи бу́дутъ Ми́ въ лю́ди. И не научи́тъ кíйждо бли́жняго своего́ и кíйждо бра́та своего́, глаго́ля: позна́й Го́спода. Яко вси́ позна́ютъ Мя́ отъ ма́ла да́же и до вели́каго и́хъ; я́ко ми́лостивъ бу́ду непра́вдамъ и́хъ, и грѣхо́въ и́хъ не помяну́ ктому́.

Проро́чества Даніи́лова чте́ніе. [Глава́ 3.]

Въ лѣ́то осмонадеся́тое Навуходоно́соръ ца́рь сотвори́ тѣ́ло зла́то: высота́ его́ лакте́й шести́десяти, и широта́ его́ лакте́й шести́, и поста́ви е́ на по́ли Деи́рѣ во странѣ́ Вавило́нстѣй. И посла́ (Навуходоно́соръ ца́рь) собра́ти ипа́ты, и воево́ды, и мѣстонача́льники, вожди́ же и мучи́тели, и су́щія на власте́хъ, и вся́ кня́зи стра́нъ, пріити́ на обновле́ніе куми́ра, его́же поста́ви Навуходоно́соръ ца́рь. И собра́шася мѣстонача́льницы, ипа́ты, воево́ды, вожди́, мучи́тели вели́цыи, и́же надъ властьми́, и вси́ нача́льницы стра́нъ на обновле́ніе тѣ́ла, е́же поста́ви Навуходоно́соръ ца́рь, и ста́ша предъ тѣ́ломъ, е́же поста́ви Навуходоно́соръ ца́рь. И проповѣ́дникъ вопія́ше съ крѣ́постію: ва́мъ глаго́лется, наро́ди, лю́діе, племена́, язы́цы! Въ о́ньже ча́съ, а́ще услы́шите гла́съ трубы́, свирѣ́ли же и гу́сли, самви́ки же и псалти́ри, и согла́сія, и вся́каго ро́да мусикíйска, па́дающе покланя́йтеся тѣ́лу злато́му, е́же поста́ви Навуходоно́соръ ца́рь. И и́же а́ще не па́дъ покло́нится, въ то́й ча́съ вве́рженъ бу́детъ въ пе́щь, огне́мъ горя́щую. И бы́сть, егда́ услы́шаша лю́діе гла́съ трубы́, свирѣ́ли же, и гу́сли, самви́ки же, и псалти́ри, и согла́сія, и вся́каго ро́да мусикíйскаго, па́дающе вси́ лю́діе, племена́, язы́цы, покланя́хуся тѣ́лу злато́му, е́же поста́ви Навуходоно́соръ ца́рь. Тогда́ приступи́ша му́жіе халде́йстіи и оболга́ша іуде́евъ. Отвѣща́вше, рѣ́ша Навуходоно́сору царе́ви: царю́, во вѣ́ки живи́! Ты́, царю́, положи́лъ еси́ повелѣ́ніе, да вся́къ человѣ́къ, и́же а́ще услы́шитъ гла́съ трубы́, свирѣ́ли же, и гу́сли, самви́ки же, и псалти́ри, и согла́сія, и вся́каго ро́да мусикíйска, и не па́дъ, покло́нится тѣ́лу злато́му, вве́рженъ бу́детъ въ пе́щь, огне́мъ горя́щую. Су́ть у́бо му́жи іуде́е, и́хже поста́вилъ еси́ надъ дѣ́лы страны́ Вавило́нскія, Седра́хъ, Миса́хъ и Авденаго́, и́же не послу́шаша за́повѣди твоея́, царю́, и бого́мъ твои́мъ не слу́жатъ, и тѣ́лу злато́му, е́же поста́вилъ еси́, не покланя́ются. Тогда́ Навуходоно́соръ въ я́рости и гнѣ́вѣ рече́ привести́ Седра́ха, Миса́ха и Авденаго́, и приведе́ни бы́ша предъ царя́. И отвѣща́ Навуходоно́соръ, и рече́ и́мъ: а́ще вои́стинну, Седра́хъ, Миса́хъ и Авденаго́, бого́мъ мои́мъ не слу́жите и тѣ́лу злато́му, е́же поста́вихъ, не покланя́етеся? Ны́нѣ у́бо, а́ще есте́ гото́ви, да егда́ услы́шите гла́съ трубы́, свирѣ́ли же, и гу́сли, самви́ки же, и псалти́ри, и согла́сія, и вся́каго ро́да мусикíйскаго, па́дше поклони́теся тѣ́лу злато́му, е́же сотвори́хъ, а́ще же не поклоните́ся, въ то́й ча́съ вве́ржени бу́дете въ пе́щь, огне́мъ горя́щую, и кто́ е́сть бо́гъ, и́же и́зметъ вы́ изъ руки́ моея́? И отвѣща́ша Седра́хъ, Миса́хъ и Авденаго́, глаго́люще царю́ Навуходоно́сору: не тре́бѣ на́мъ о глаго́лѣ се́мъ отвѣща́ти тебѣ́. Есть бо Бо́гъ на́шъ на небесѣ́хъ, Ему́же мы́ слу́жимъ, си́ленъ изъя́ти на́съ отъ пе́щи, огне́мъ горя́щія, и отъ руку́ твое́ю изба́вити на́съ, царю́. Аще ли ни́, вѣ́домо да бу́детъ тебѣ́, царю́, я́ко бого́мъ твои́мъ не слу́жимъ и тѣ́лу злато́му, е́же поста́вилъ еси́, не кла́няемся. Тогда́ Навуходоно́соръ испо́лнися я́рости и зра́къ лица́ его́ измѣни́ся на Седра́ха, Миса́ха и Авденаго́, и рече́: разжжи́те пе́щь седмери́цею, до́ндеже до конца́ разгори́тся. И муже́мъ си́льнымъ крѣ́постію рече́: окова́вше Седра́ха, Миса́ха и Авденаго́, вве́рзите въ пе́щь, огне́мъ горя́щую. Тогда́ му́жіе о́ніи окова́ни бы́ша съ га́щами свои́ми, и покрыва́лы, и сапогми́, и со оде́ждами свои́ми, и вве́ржени бы́ша посредѣ́ пе́щи, огне́мъ горя́щія. Поне́же глаго́лъ царе́въ превозмо́же и пе́щь разжже́на бы́сть преизли́шше, и муже́й о́ныхъ, и́же вверго́ша Седра́ха, Миса́ха и Авденаго́, уби́ пла́мень о́гненный. И му́жіе тíи тріе́, Седра́хъ, Миса́хъ и Авденаго́, падо́ша посредѣ́ пе́щи, огне́мъ горя́щія, око́вани, и хожда́ху посредѣ́ пла́мене, пою́ще Бо́га и благословя́ще Го́спода. И ста́въ съ ни́ми, Аза́рія помоли́ся си́це, и отве́рзъ уста́ своя́ посредѣ́ огня́, и рече́: Благослове́нъ еси́, Го́споди Бо́же оте́цъ на́шихъ, и хва́льно и просла́влено и́мя Твое́ во вѣ́ки. Яко пра́веденъ еси́ о всѣ́хъ, я́же сотвори́лъ еси́ на́мъ, и вся́ дѣла́ Твоя́ и́стинна, и пра́ви путіе́ Твои́, и вси́ суди́ Твои́ и́стинни. И судьбы́ и́стинны сотвори́лъ еси́ по всѣ́мъ, я́же наве́лъ еси́ на ны́, и на гра́дъ святы́й оте́цъ на́шихъ Іерусали́мъ. Яко и́стиною и судо́мъ наве́лъ еси́ сія́ вся́ на ны́, грѣ́хъ ра́ди на́шихъ. Яко согрѣши́хомъ и беззако́нновахомъ отступи́ти отъ Тебе́ и прегрѣши́хомъ во всѣ́хъ. И за́повѣдей Твои́хъ не послу́шахомъ, ниже́ соблюдо́хомъ, ниже́ сотвори́хомъ, я́коже заповѣ́далъ еси́ на́мъ, да бла́го на́мъ бу́детъ. И вся́, ели́ка сотвори́лъ еси́ на́мъ, и вся́, ели́ка наве́лъ еси́ на ны́, и́стиннымъ судо́мъ сотвори́лъ еси́. И пре́далъ еси́ на́съ въ ру́ки враго́въ беззако́нныхъ, ме́рзкихъ отсту́пниковъ, и царю́ непра́ведну и лука́внѣйшу па́че всея́ земли́. И ны́нѣ нѣ́сть на́мъ отве́рсти у́стъ, сту́дъ и поноше́ніе бы́хомъ рабо́мъ Твои́мъ и чту́щимъ Тя́. Не преда́ждь у́бо на́съ до конца́ и́мене Твоего́ ра́ди, и не разори́ Завѣ́та Твоего́, и не отста́ви ми́лости Твоея́ отъ на́съ, Авраа́ма ра́ди, возлю́бленнаго отъ Тебе́, и за Исаа́ка, раба́ Твоего́, и Изра́иля свята́го Твоего́. Имже глаго́лалъ еси́ умно́жити сѣ́мя и́хъ, я́ко звѣ́зды небе́сныя и я́ко песо́къ вскра́й мо́ря. Яко, Влады́ко, ума́лихомся па́че всѣ́хъ язы́къ и есмы́ смире́ни по все́й земли́ дне́сь грѣ́хъ ра́ди на́шихъ. И нѣ́сть во вре́мя сіе́ кня́зя, и проро́ка и вожда́, ниже́ всесожже́нія, ниже́ же́ртвы, ниже́ приноше́нія, ниже́ кади́ла, ни мѣ́ста, е́же пожре́ти предъ Тобо́ю и обрѣсти́ ми́лость. Но душе́ю сокруше́нною и ду́хомъ смире́ннымъ да прія́ти бу́демъ. Яко во всесожже́ніихъ о́внихъ и ю́нчихъ и я́ко во тма́хъ а́гнецъ ту́чныхъ, та́ко да бу́детъ же́ртва на́ша предъ Тобо́ю дне́сь и да соверши́тся по Тебѣ́, я́ко нѣ́сть студа́ упова́ющимъ на Тя́. И ны́нѣ возслѣ́дуемъ всѣ́мъ се́рдцемъ, и бои́мся Тебе́, и и́щемъ лица́ Твоего́. Не посрами́ на́съ, но сотвори́ съ на́ми по кро́тости Твое́й и по мно́жеству ми́лости Твоея́. И изми́ на́съ по чудесе́мъ Твои́мъ, и да́ждь сла́ву и́мени Твоему́, Го́споди. И да посра́мятся вси́, явля́ющіи рабо́мъ Твои́мъ зла́я, и да постыдя́тся отъ вся́кія си́лы, и крѣ́пость и́хъ да сокруши́тся. И да разумѣ́ютъ, я́ко Ты́ еси́ Госпо́дь Бо́гъ Еди́нъ и сла́венъ по все́й вселе́ннѣй. И не преста́ша вве́ргшіи и́хъ слуги́ царе́вы, жгу́ще пе́щь на́фѳою, и смоло́ю, и изгре́бьми, и ро́ждіемъ. И разлива́шеся пла́мень надъ пе́щію на ла́ктій четы́редесять де́вять. И обы́де, и пожже́, и́хже обрѣ́те о́крестъ пе́щи халде́йскія. Ангелъ же Госпо́день сни́де ку́пно съ су́щими со Аза́ріею въ пе́щь. И оттрясе́ пла́мень о́гненный отъ пе́щи и сотвори́ сре́днее пе́щи, я́ко ду́хъ росы́ шумя́щъ, и не прикосну́ся и́хъ отню́дь о́гнь, ни оскорби́, ниже́ стужи́ и́мъ. Тогда́ тріе́, я́ко еди́нѣми усты́ поя́ху, и благословля́ху, и сла́вляху Бо́га въ пещи́, глаго́люще: Благослове́нъ еси́, Го́споди Бо́же оте́цъ на́шихъ, и препѣ́тый, и превозноси́мый во вѣ́ки. И благослове́но и́мя сла́вы Твоея́ свято́е, и препѣ́тое и превозноси́мое во вѣ́ки. Благослове́нъ еси́ въ хра́мѣ святы́я сла́вы Твоея́, и препѣ́тый и превозноси́мый во вѣ́ки. Благослове́нъ еси́, ви́дяй бе́здны, сѣдя́й на херуви́мѣхъ, и препѣ́тый и превозноси́мый во вѣ́ки. Благослове́нъ еси́ на престо́лѣ сла́вы Ца́рствія Твоего́, и препѣ́тый и превозноси́мый во вѣ́ки. Благослове́нъ еси́ на тве́рди небе́снѣй, и препѣ́тый и превозноси́мый во вѣ́ки.

Востае́мъ здѣ́ и пое́мъ: Го́спода по́йте и превозноси́те во вся́ вѣ́ки.
Чте́цъ же глаго́летъ стихи́:

Благослови́те, вся́ дѣла́ Госпо́дня, И мы́: Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, а́нгели Госпо́дни, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, небеса́, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, во́ды вся́, я́же превы́ше небе́съ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, вся́ си́лы Госпо́дни, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, со́лнце и луна́, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, звѣ́зды небе́сныя, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, вся́къ до́ждь и роса́, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, вси́ ду́си, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, о́гнь и ва́ръ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, сту́дь и зно́й, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, ро́сы и и́ней, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, но́щи и днíе, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, свѣ́тъ и тма́, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, ле́дъ и мра́зъ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, сла́ны и снѣ́зи, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, мо́лнія и о́блацы, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Да благослови́тъ земля́, [И мы́:] Го́спода, да пое́тъ и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, го́ры и хо́лми, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, вся́ прозяба́ющая на земли́, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, исто́чницы, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, моря́ и рѣ́ки, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, ки́ти и вся́, дви́жущаяся въ вода́хъ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, вся́ пти́цы небе́сныя, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, звѣ́ріе и вси́ ско́ти, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, сы́нове человѣ́честіи, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Да благослови́тъ Изра́иль, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, іере́и Госпо́дни, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, раби́ Госпо́дни, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, ду́си и ду́ши пра́ведныхъ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, преподо́бніи и смире́нніи се́рдцемъ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, Ана́нія, Аза́рія и Мисаи́лъ, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́те, апо́столи, проро́цы и му́ченицы Госпо́дни, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Благослови́мъ Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, [И мы́:] Го́спода, пое́мъ и превозно́симъ Его́ во вѣ́ки.

И ны́нѣ, и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ, ами́нь, [И мы́:] Го́спода, по́йте и превозноси́те Его́ во вѣ́ки.

Хва́лимъ, благослови́мъ, покланя́емся Го́сподеви, [И мы́:] Пою́ще и превознося́ще во вся́ вѣ́ки.

Та́же ектенія́ ма́лая. Вмѣ́сто же Трисвята́го: Ели́цы во Христа́ крести́стеся...

Псало́мъ Дави́довъ не глаго́лемъ, но а́біе проки́менъ, [гла́съ 8]: Вся земля́ да покло́нится Тебѣ́ и пое́тъ Тебѣ́,* да пое́тъ же и́мени Твоему́, Вы́шній. Сти́хъ: Воскли́кните Го́сподеви, вся́ земля́, по́йте же и́мени Его́.

Апо́столъ къ Ри́мляномъ. [Зача́ло 91.]

Бра́тіе, ели́цы во Христа́ Іису́са крести́хомся, [въ сме́рть Его́ крести́хомся. Спогребо́хомся у́бо Ему́ креще́ніемъ въ сме́рть: да я́коже воста́ Христо́съ отъ ме́ртвыхъ сла́вою Отчею, та́ко и мы́ во обновле́ніи жи́зни ходи́ти на́чнемъ. Аще бо сообра́зни бы́хомъ подо́бію сме́рти Его́, то и воскресе́нію бу́демъ. Сіе́ вѣ́дяще, я́ко ве́тхій на́шъ человѣ́къ съ Ни́мъ распя́тся, да упраздни́тся тѣ́ло грѣхо́вное, я́ко ктому́ не рабо́тати на́мъ грѣху́. Уме́рый бо, оправди́ся отъ грѣха́. Аще ли умро́хомъ со Христо́мъ, вѣ́руемъ, я́ко и жи́ви бу́демъ съ Ни́мъ: Вѣ́дяще, я́ко Христо́съ воста́ отъ ме́ртвыхъ, ктому́ уже́ не умира́етъ, сме́рть Ему́ ктому́ не облада́етъ. Еже бо у́мре, грѣху́ у́мре еди́ною, а е́же живе́тъ, Бо́гови живе́тъ. Та́кожде и вы́ помышля́йте себе́: ме́ртвымъ у́бо бы́ти грѣху́, живы́мъ же Бо́гови,] о Христе́ Іису́сѣ, Го́сподѣ на́шемъ.

Аллилу́ія не пое́тся, но по е́же рещи́ іере́ю: Ми́ръ ти́. И а́біе чте́цъ глаго́летъ вмѣ́сто аллилу́ія, во гла́съ 7: Воскресни́, Бо́же, суди́ земли́, я́ко Ты́ наслѣ́диши во всѣ́хъ язы́цѣхъ. И пѣвцы́ пою́тъ то́жде. И чте́цъ, сти́хъ: Бо́гъ ста́ въ со́нмѣ бого́въ, посредѣ́ же бо́ги разсу́дитъ. И пѣвцы́: Воскресни́, Бо́же... Сти́хъ: Доко́лѣ су́дите непра́вду и ли́ца грѣ́шниковъ пріе́млете? Воскресни́, Бо́же... Сти́хъ: Суди́те си́ру и убо́гу, смире́нна и ни́ща оправда́йте. Воскресни́, Бо́же... Сти́хъ: Изми́те ни́ща и убо́га, изъ руки́ грѣ́шничи изба́вите его́. Воскресни́, Бо́же... Сти́хъ: Не позна́ша, ниже́ уразумѣ́ша, во тмѣ́ хо́дятъ. Воскресни́, Бо́же... Сти́хъ: Да подви́жатся вся́ основа́нія земли́. Азъ рѣ́хъ: бо́зи есте́ и сы́нове Вы́шняго вси́. Вы́ же, я́ко человѣ́цы, умира́ете и, я́ко еди́нъ отъ князе́й, па́даете. И па́ки: Воскресни́, Бо́же, суди́ земли́, я́ко Ты́ наслѣ́диши во всѣ́хъ язы́цѣхъ.

Егда́ же пою́тъ: Воскресни́, Бо́же, суди́ земли́.., тогда́ іере́и и діа́кони извлача́ются отъ че́рныхъ оде́ждъ и облача́ются въ бѣ́лыя.

Ева́нгеліе отъ Матѳе́я. [Зача́ло 115.]

Въ ве́черъ суббо́тный, [свита́ющи во еди́ну отъ суббо́тъ, пріи́де Марíя Магдали́на и друга́я Марíя ви́дѣти гро́бъ. И се́, тру́съ бы́сть ве́лій: а́нгелъ бо Госпо́день, сше́дъ съ небесе́, присту́пль, отвали́ ка́мень отъ две́рій гро́ба и сѣдя́ше на не́мъ; бѣ́ же зра́къ его́, я́ко мо́лнія, и одѣя́ніе его́ бѣло́, я́ко снѣ́гъ. Отъ стра́ха же его́, сотрясо́шася стрегу́щіи, и бы́ша я́ко ме́ртви. Отвѣща́въ же а́нгелъ, рече́ жена́мъ: не бо́йтеся вы́, вѣ́мъ бо, я́ко Іису́са распя́таго и́щете. Нѣ́сть здѣ́; воста́ бо, я́коже рече́. Пріиди́те, ви́дите мѣ́сто, идѣ́же лежа́ Госпо́дь. И ско́ро ше́дше, рцы́те ученико́мъ Его́, я́ко воста́ отъ ме́ртвыхъ и се́ варя́етъ вы́ въ Галиле́и; та́мо Его́ у́зрите. Се́ рѣ́хъ ва́мъ. И изше́дше ско́ро отъ гро́ба, со стра́хомъ и ра́достію ве́ліею теко́стѣ возвѣсти́ти ученико́мъ Его́. Якоже идя́стѣ возвѣсти́ти ученико́мъ Его́, и се́, Іису́съ срѣ́те я́, глаго́ля: ра́дуйтеся! Онѣ́ же, присту́пльшѣ, я́стѣся за но́зѣ Его́ и поклони́стѣся Ему́. Тогда́ глаго́ла и́ма Іису́съ: не бо́йтеся; иди́те, возвѣсти́те бра́тіи Мое́й, да и́дутъ въ Галиле́ю, и ту́ Мя́ ви́дятъ. Иду́щема же и́ма, се́ нѣ́цыи отъ кусто́дія, прише́дше во гра́дъ, возвѣсти́ша архіере́омъ вся́ бы́вшая. И собра́вшеся со ста́рцы, совѣ́тъ сотвори́ша, сре́бреники дово́льны да́ша во́иномъ, глаго́люще: рцы́те, я́ко ученицы́ Его́, но́щію прише́дше, украдо́ша Его́, на́мъ спя́щимъ. И а́ще сіе́ услы́шано бу́детъ у иге́мона, мы́ утоли́мъ его́ и ва́съ безпеча́льны сотвори́мъ. Они́ же, пріе́мше сре́бреники, сотвори́ша, я́коже науче́ни бы́ша. И промче́ся сло́во сіе́ во іуде́ехъ да́же до сего́ дне́. Еди́ніи же на́десяте ученицы́ идо́ша въ Галиле́ю, въ го́ру, а́може повелѣ́ и́мъ Іису́съ. И ви́дѣвше Его́, поклони́шася Ему́, о́ви же усумнѣ́шася. И присту́пль Іису́съ, рече́ и́мъ, глаго́ля: даде́ся Ми́ вся́ка вла́сть на небеси́ и на земли́. Ше́дше, научи́те вся́ язы́ки, крестя́ще и́хъ во и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, уча́ще и́хъ блюсти́ вся́, ели́ка заповѣ́дахъ ва́мъ. И се́, Азъ съ ва́ми е́смь во вся́ дни́] до сконча́нія вѣ́ка, ами́нь.

И по чи́ну Боже́ственная Литургíя вели́каго Васи́лія.

Вмѣ́сто же Херуви́мскія пѣ́сни пое́тся настоя́щій тропа́рь, гла́съ 8:

Да молчи́тъ вся́кая пло́ть человѣ́ча, и да стои́тъ со стра́хомъ и тре́петомъ, и ничто́же земно́е въ себѣ́ да помышля́етъ: Ца́рь бо ца́рствующихъ и Госпо́дь госпо́дствующихъ прихо́дитъ закла́тися и да́тися въ снѣ́дь вѣ́рнымъ. Предхо́дятъ же Сему́ ли́цы а́нгельстіи со вся́кимъ нача́ломъ и вла́стію, многоочи́тіи херуви́ми и шестокрила́тіи серафи́ми, ли́ца закрыва́юще, и вопію́ще пѣ́снь: аллилу́ія, аллилу́ія, аллилу́ія.

Прича́стенъ, гла́съ 4: Воста́, я́ко спя́, Госпо́дь, и воскре́се спаса́яй на́съ. Аллилу́ія, три́жды.

По отпу́стѣ же дае́тся отъ свяще́нника антидо́ръ. Та́же быва́етъ благослове́ніе хлѣ́ба и вина́. До́лженствуетъ же екклисіа́рхъ имѣ́ти опа́сство, да егда́ скончава́ется Литургíя, бу́детъ ча́съ вторы́й но́щи.

По отпу́стѣ же не исхо́димъ изъ це́ркве, но сѣди́мъ на мѣ́стѣхъ на́шихъ. И вхо́дитъ кела́рь и дае́тъ бра́тіи по еди́ному укру́ху хлѣ́ба и по шести́ смо́квей или́ фи́никовъ, и по еди́ному красову́лю вина́. На́мъ же возлежа́щимъ, быва́етъ чте́ніе вели́кое въ Дѣя́ніихъ святы́хъ Апо́столъ. Во чте́ніе глаго́летъ чте́цъ предисло́віе: [Дѣя́ній святы́хъ апо́столъ благослови́, о́тче, прочести́.] Свяще́нникъ же сти́хъ: [Моли́твами святы́хъ апо́столъ, Го́споди Іису́се Христе́, Бо́же на́шъ, поми́луй на́съ. Чте́цъ: Ами́нь.] Та́же начина́емъ я́сти. И по е́же сконча́ти чте́ніе, вжига́етъ кандиловжига́тель вся́ канди́ла хра́ма и, исходя́, ударя́етъ въ клепа́ло, и стои́тъ чты́й чте́ніе.


[О пасха́льнѣй полу́нощницѣ:]

Благослови́вшу же свяще́ннику, начина́емъ трисвято́е.., и про́чее. Пріиди́те, поклони́мся.., три́жды. Псало́мъ 50-й. И кано́нъ Вели́кія суббо́ты: ирмосы́ по два́жды, тропари́ же на двана́десять, со стихи́ пѣ́сней. Катава́сія: ирмо́съ о́ба ли́ка. По тре́тіей пѣ́сни: сѣда́ленъ Вели́кія суббо́ты: Гро́бъ Тво́й, Спа́се... И чте́ніе въ сло́вѣ свята́го Епифа́нія, его́же нача́ло: Что́ сіе́ дне́сь... Или́ отъ слове́съ Златоу́стаго. [Ищи́ я́ въ толкова́ніи на Ева́нгеліе отъ Матѳе́я, или́ на Іоа́нна, словеса́ воскре́сная.] По 6-й пѣ́сни: конда́къ и и́косъ Вели́кія суббо́ты. Та́же чте́ніе. По 9-й же пѣ́сни: Трисвято́е, [и по Отче на́шъ...]. И тропа́рь, гла́съ 2: Егда́ снизше́лъ еси́... Ектенія́. И отпу́стъ.

Источникъ: Тріо́діонъ, сíесть трипѣ́снецъ. — Кíевъ: Въ тѵпогра́фіи Кíево-Пече́рской Успе́нской Ла́вры, 1864. — Л. 422 об. – 437.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0