Собраніе богослужебныхъ текстовъ Православной Церкви

Русскiй Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Осанна
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ
-
Литургика
-
Канонизація святыхъ
-
Ирмологій

Домашняя молитва

Каноны
-
Акаѳисты
-
Псалтирь Божіей Матери

Евхологій

Служебникъ
-
Требникъ

Слѣдованная Псалтирь

Псалтирь
-
Канонникъ
-
Часословъ
-
Мѣсяцесловъ

Тріодь

Постная
-
Цвѣтная

Минеи

Минея Общая
-
Минеи Богослужебныя
-
Архивъ

Церк.-учит. литература

«Златоустъ»

Греч. и древнерус. тексты

Греч. литург. тексты
-
Древнерус. литург. тексты

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 18 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНО-БОГОСЛУЖЕБНЫЯ КНИГИ

ТРІОДІОНЪ, СІЕСТЬ ТРИПѢСНЕЦЪ,
Съ Бо́гомъ Святы́мъ, обдержа́й подоба́ющее ему́ послѣ́дованіе.

Слу́жба во святу́ю и Вели́кую суббо́ту.

[НА ВЕЧЕРНИ,]
Во святы́й и Вели́кій пято́къ ве́чера, о деся́томъ часѣ́ дне́ кле́плетъ. И благослови́вшу свяще́ннику, начина́ющуся свѣти́льничному.
На Го́споди, воззва́хъ.., поста́вимъ стихо́въ 6 и пое́мъ стихи́ры самогла́сны, гла́съ 1:

Гла́съ 2:

Лю́діе злочести́віи и беззако́нніи, вску́ю поуча́ются тще́тнымъ? Вску́ю Живота́ всѣ́хъ на сме́рть осуди́ша? Ве́ліе чу́до, я́ко Созда́тель мíра въ ру́ки беззако́нныхъ предае́тся, и на Дре́во возвыша́ется Человѣколю́бецъ, да я́же во а́дѣ ю́зники свободи́тъ зову́щія: Долготерпѣли́ве Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Дне́сь зря́щи Тя́ Непоро́чная Дѣ́ва, на Крестѣ́, Сло́ве, возвыша́ема, рыда́ющи ма́тернею утро́бою, уязвля́шеся се́рдцемъ го́рцѣ, и стеня́щи болѣ́зненно изъ глубины́ души́, лице́ со власы́ терза́ющи. Тѣ́мже и пе́рси бію́щи, взыва́ше жа́лостно: увы́ Мнѣ́, Боже́ственное Ча́до! увы́ Мнѣ́, Свѣ́те мíра! что́ заше́лъ еси́ отъ о́чію Мое́ю, Агнче Бо́жій? Тѣ́мже во́инства безпло́тныхъ, тре́петомъ содержи́ми бя́ху, глаго́люще: Непостижи́ме Го́споди, сла́ва Тебѣ́.

На Дре́вѣ ви́дящи ви́сима, Христе́, Тебе́, всѣ́хъ Зижди́теля и Бо́га, безсѣ́менно Ро́ждшая Тя́ вопія́ше го́рько: Сы́не Мо́й! Гдѣ́ добро́та за́йде зра́ка Твоего́? Не терплю́ зрѣ́ти Тя́, непра́ведно распина́ема; потщи́ся у́бо, воста́ни, я́ко да ви́жу и Азъ Твое́ изъ ме́ртвыхъ тридне́вное Воскресе́ніе!

Гла́съ 6:

Дне́сь Влады́ка тва́ри предстои́тъ Пила́ту, и Кресту́ предае́тся Зижди́тель всѣ́хъ, я́ко а́гнецъ приводи́мь Свое́ю во́лею: гвоздьми́ пригвожда́ется, и въ ре́бра пробода́ется, и гу́бою напоя́ется, ма́нну Одожди́вый, по лани́тѣ зауша́ется Изба́витель мíра, и отъ Свои́хъ ра́бъ поруга́ется Созда́тель всѣ́хъ. О, Влады́чняго Человѣколю́бія! О распина́ющихъ моля́ше Своего́ Отца́, глаго́ля: Отче, оста́ви и́мъ грѣ́хъ се́й, не вѣ́дятъ бо, беззако́нніи, что́ непра́ведное содѣва́ютъ.

Сла́ва, гла́съ то́йже:

О, ка́ко беззако́нное со́нмище Царя́ тва́ри осуди́ на сме́рть, не устыдѣ́вся благодѣя́нія, я́же воспомина́я предутвержда́ше, глаго́ля къ ни́мъ: лю́діе Мои́, что́ сотвори́хъ ва́мъ? Не чуде́съ ли испо́лнихъ Іуде́ю? Не мертвецы́ ли воскреси́хъ еди́нѣмъ сло́вомъ? Не вся́кую ли болѣ́знь исцѣли́хъ и неду́гъ? Что́ у́бо Ми́ воздаете́? Вску́ю не по́мните Мя́? За исцѣле́нія ра́ны Мнѣ́ наложи́вше; за живо́тъ умерщвля́юще, вѣ́шающе на Дре́вѣ, я́ко злодѣ́я, Благодѣ́теля; я́ко беззако́нна — Законода́вца; я́ко осужде́нна — всѣ́хъ Царя́. Долготерпѣли́ве, Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

И ны́нѣ, гла́съ то́йже:

Стра́шное и пресла́вное та́инство дне́сь дѣ́йствуемо зри́тся: Неосяза́емый — удержава́ется; вя́жется — Разрѣша́яй Ада́ма отъ кля́твы; Испыту́яй сердца́ и утро́бы — непра́ведно испыту́ется; въ темни́цѣ затворя́ется — Иже бе́здну Затвори́вый; Пила́ту предстои́тъ — Ему́же тре́петомъ предстоя́тъ небе́сныя си́лы; зауша́ется руко́ю созда́нія — Созда́тель; на Дре́во осужда́ется — Судя́й живы́мъ и ме́ртвымъ; во гро́бѣ заключа́ется — Разори́тель а́да. Иже вся́ терпя́й милосе́рдно и всѣ́хъ спасы́й отъ кля́твы, Незло́биве Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Вхо́дъ со Ева́нгеліемъ. Свѣ́те ти́хій...

Проки́менъ, гла́съ 4: Раздѣли́ша ри́зы Моя́ себѣ́,* и о оде́жди Мое́й мета́ша жре́бій. Сти́хъ: Бо́же, Бо́же Мой, вонми́ Ми́, вску́ю оста́вилъ Мя́ еси́?

Исхо́да чте́ніе. [Глава́ 33.]

Глаго́ла Госпо́дь къ Моисе́ю лице́мъ къ лицу́, я́коже а́ще бы кто́ возглаго́лалъ къ своему́ дру́гу, и отпуща́шеся въ по́лкъ; слуга́ же Іису́съ, сы́нъ Нави́нъ, ю́ноша не исхожда́ше изъ ски́ніи. И рече́ Моисе́й ко Го́споду: се́ Ты́ мнѣ́ глаго́леши, изведи́ лю́ди сія́, Ты́ же не яви́лъ ми́ еси́, кого́ по́слеши со мно́ю. Ты́ же мнѣ́ ре́клъ еси́: вѣ́мъ тя́ па́че всѣ́хъ, и благода́ть и́маши у Мене́. Аще у́бо обрѣто́хъ благода́ть предъ Тобо́ю, яви́ ми́ Тебе́ Сама́го, да разу́мно ви́жду Тя́: я́ко да обрѣ́тъ бу́ду благода́ть предъ Тобо́ю, и да позна́ю, я́ко лю́діе Твои́ язы́къ вели́къ се́й. И глаго́ла (ему́ Госпо́дь): Азъ Са́мъ предыду́ предъ Тобо́ю и упоко́ю тя́. И рече́ къ Нему́ Моисе́й: а́ще Са́мъ Ты́ не и́деши съ на́ми, да не изведе́ши мя́ отсю́ду. И ка́ко вѣ́домо бу́детъ вои́стинну, я́ко обрѣто́хъ благода́ть у Тебе́, а́зъ же и лю́діе Твои́, то́чію иду́щу Ти́ съ на́ми? И просла́вленъ бу́ду а́зъ же и лю́діе Твои́ па́че всѣ́хъ язы́къ, ели́цы су́ть на земли́. Рече́ же Госпо́дь къ Моисе́ю: и сіе́ тебѣ́ сло́во, е́же реклъ еси́, сотворю́, обрѣ́лъ бо еси́ благода́ть пре́до Мно́ю, и вѣ́мъ тя́ па́че всѣ́хъ. И глаго́ла Моисе́й: покажи́ ми́ сла́ву Твою́. И рече́ (Госпо́дь къ Моисе́ю): Азъ предыду́ предъ тобо́ю сла́вою Мое́ю и воззову́ о и́мени Мое́мъ: Госпо́дь предъ тобо́ю. И поми́лую, его́же а́ще ми́лую, и уще́дрю, его́же а́ще ще́дрю. И рече́: не возмо́жеши ви́дѣти лица́ Моего́, не бо у́зритъ человѣ́къ лице́ Мое́, и жи́въ бу́детъ. И рече́ Госпо́дь: се́ мѣ́сто у Мене́, и ста́неши на ка́мени. Егда́ же пре́йдетъ сла́ва Моя́, и положу́ тя́ въ разсѣ́линѣ ка́мене, и покры́ю руко́ю Мое́ю надъ тобо́ю, до́ндеже мимоиду́. И отыму́ ру́ку Мою́, и тогда́ у́зриши за́дняя Моя́, лице́ же Мое́ не яви́тся тебѣ́.

Проки́менъ, гла́съ 4: Суди́, Го́споди, оби́дящія мя́,* побори́ борю́щія мя́. Сти́хъ: Пріими́ ору́жіе и щи́тъ, и воста́ни въ по́мощь мою́.

Іова чте́ніе. [Глава́ 42.]

Госпо́дь благослови́ послѣ́дняя Іовля, не́же пре́жняя: бя́ху же ско́ти его́, ове́цъ четырена́десять ты́сящъ, вельблю́довъ ше́сть ты́сящъ, супру́гъ воло́въ ты́сяща, осли́цъ ста́дныхъ ты́сяща. Роди́ша же ся ему́ сы́нове се́дмь и дще́ри три́. И нарече́ пе́рвую у́бо: Де́нь, втору́ю же: Кассíю, тре́тію же: Амалѳе́евъ ро́гъ. И не обрѣто́шася подо́бніи въ лѣ́потѣ дще́ремъ Іовлевымъ въ поднебе́снѣй. Даде́ же и́мъ оте́цъ наслѣ́діе въ бра́тіи и́хъ. Поживе́ же Іовъ по я́звѣ лѣ́тъ сто́ се́дмьдесятъ, всѣ́хъ же лѣ́тъ поживе́ двѣ́сти четы́редесять о́смь. И ви́дѣ Іовъ сы́ны своя́ и сы́ны сыно́въ свои́хъ, да́же до четве́ртого ро́да. И сконча́ся Іовъ ста́ръ, и испо́лнь дне́й. Пи́сано же е́сть па́ки, воста́ти ему́, съ ни́миже Госпо́дь возста́витъ и́. Та́ко толку́ется отъ си́рскія кни́ги. Въ земли́ у́бо живы́й Авситидíйстѣй, на предѣ́лѣхъ Идуме́и и Аравíи, пре́жде же бя́ше и́мя ему́ Іова́въ. Взе́мъ же жену́ ара́вляныню, роди́ сы́на, ему́же и́мя Енно́нъ. Бѣ́ же то́й отца́ у́бо Заре́ѳа, Иса́вовыхъ сыно́въ сы́нъ, ма́тере же Восо́рры, я́коже бы́ти ему́ пя́тому отъ Авраа́ма.

Проро́чества Иса́іина чте́ніе. [Главы́ 52, 53 и 54.]

Та́ко глаго́летъ Госпо́дь: се́ уразумѣ́етъ Отрокъ Мо́й, [и вознесе́тся и просла́вится зѣло́. Якоже ужа́снутся о Тебѣ́ мно́зи: та́ко обезсла́вится отъ человѣ́къ ви́дъ Тво́й и сла́ва Твоя́ отъ сыно́въ человѣ́ческихъ! Та́ко удивя́тся язы́цы мно́зи о Не́мъ и заградя́тъ ца́ріе уста́ своя́, я́ко и́мже не возвѣсти́ся о Не́мъ, у́зрятъ, и и́же не слы́шаша, уразумѣ́ютъ. Го́споди, кто́ вѣ́рова слу́ху на́шему и мы́шца Госпо́дня кому́ откры́ся? Возвѣсти́хомъ, я́ко Отроча́ предъ ни́мъ, я́ко ко́рень въ земли́ жа́ждущей: нѣ́сть ви́да Ему́, ниже́ сла́вы, и ви́дѣхомъ Его́: и не имя́ше ви́да, ни добро́ты. Но ви́дъ Его́ безче́стенъ, ума́ленъ па́че всѣ́хъ сыно́въ человѣ́ческихъ: человѣ́къ въ я́звѣ сы́й, и вѣ́дый терпѣ́ти болѣ́знь, я́ко отврати́ся лице́ Его́, безче́стно бы́сть и не вмѣни́ся. Се́й грѣхи́ на́ша но́ситъ и о на́съ болѣ́знуетъ, и мы́ вмѣни́хомъ Его́ бы́ти въ трудѣ́, и въ я́звѣ отъ Бо́га, и во озлобле́ніи. То́й же я́звенъ бы́сть за грѣхи́ на́ша и му́ченъ бы́сть за беззако́нія на́ша, наказа́ніе ми́ра на́шего на Не́мъ, я́звою Его́ мы исцѣлѣ́хомъ. Вси́, я́ко о́вцы, заблуди́хомъ: человѣ́къ отъ пути́ своего́ заблуди́, и Госпо́дь предаде́ Его́ грѣхъ ра́ди на́шихъ. И То́й, зане́ озло́бленъ бы́сть, и не отверза́етъ устъ Свои́хъ: я́ко овча́ на заколе́ніе веде́ся и я́ко а́гнецъ предъ стригу́щимъ Его́ безгла́сенъ, та́ко не отверза́етъ у́стъ Свои́хъ. Во смире́ніи Его́ су́дъ Его́ взя́тся. Ро́дъ же Его́ кто́ исповѣ́сть? Яко взе́млется отъ земли́ живо́тъ Его́, ра́ди беззако́ній люде́й Мои́хъ веде́ся на сме́рть. И да́мъ лука́выя вмѣ́сто погребе́нія Его́ и бога́тыя вмѣ́сто сме́рти Его́, я́ко беззако́нія не сотвори́, ниже́ обрѣ́теся ле́сть во устѣ́хъ Его́. И Госпо́дь хо́щетъ очи́стити Его́ отъ я́звы; а́ще да́стся о грѣсѣ́, душа́ ва́ша у́зритъ сѣ́мя долгоживо́тное. И хо́щетъ Госпо́дь руко́ю Свое́ю отъя́ти болѣ́знь отъ души́ Его́, яви́ти Ему́ свѣ́тъ и созда́ти ра́зумомъ, оправда́ти Пра́веднаго, благослужа́ща мно́гимъ. И грѣхи́ и́хъ То́й понесе́тъ. Сего́ ра́ди То́й наслѣ́дитъ мно́гихъ и крѣ́пкихъ раздѣли́тъ коры́сти, зане́ предана́ бысть на сме́рть душа́ Его́, и со беззако́нными вмѣни́ся, и То́й грѣхи́ мно́гихъ вознесе́, и за беззако́нія и́хъ пре́данъ бы́сть. Возвесели́ся, непло́ды, неражда́ющая, возгласи́ и возопíй, нечревоболѣ́вшая, я́ко мно́га ча́да пусты́я па́че,] не́жели иму́щая му́жа.

Проки́менъ Апо́стола, гла́съ 6: Положи́ша Мя́ въ ро́вѣ преиспо́днѣмъ,* въ те́мныхъ и сѣ́ни сме́ртнѣй. Сти́хъ: Го́споди Бо́же спасе́нія Моего́, во дни́ воззва́хъ и въ нощи́ предъ Тобо́ю.

Апо́столъ къ Кори́нѳяномъ. [Зача́ло 125.]

Бра́тіе, сло́во кре́стное [погиба́ющимъ у́бо юро́дство е́сть, а спаса́емымъ на́мъ си́ла Бо́жія е́сть. Пи́сано бо е́сть: погублю́ прему́дрость прему́дрыхъ и ра́зумъ разу́мныхъ отве́ргу. Гдѣ́ прему́дръ? Гдѣ́ кни́жникъ? Гдѣ́ совопро́сникъ вѣ́ка сего́? Не обуи́ ли Бо́гъ прему́дрость мíра сего́? Поне́же бо въ прему́дрости Бо́жіей не разумѣ́ мíръ прему́дростію Бо́га, благоизво́лилъ Бо́гъ бу́йствомъ про́повѣди спасти́ вѣ́рующихъ. Поне́же и іуде́е зна́менія про́сятъ и е́ллини прему́дрости и́щутъ; мы́ же проповѣ́дуемъ Христа́ ра́спята, іуде́емъ у́бо собла́знъ, е́ллиномъ же безу́міе, самѣ́мъ же зва́ннымъ, іуде́емъ же и е́ллиномъ — Христа́, Бо́жію си́лу и Бо́жію прему́дрость. Зане́ бу́ее Бо́жіе прему́дрѣе человѣ́къ е́сть, и немощно́е Бо́жіе крѣпча́е человѣ́къ е́сть. Ви́дите бо зва́ніе ва́ше, бра́тіе: я́ко не мно́зи ли прему́дри по пло́ти? Не мно́зи си́льни? Не мно́зи ли благоро́дни? Но бу́яя мíра избра́ Бо́гъ, да прему́дрыя посрами́тъ; и не́мощная мíра избра́ Бо́гъ, да посрами́тъ крѣ́пкая; и худоро́дная мíра и уничиже́нная избра́ Бо́гъ и не су́щая, да су́щая упраздни́тъ, — я́ко да не похва́лится вся́ка пло́ть предъ Бо́гомъ. Изъ Него́же — вы́ есте́ о Христѣ́ Іису́сѣ, Иже бы́сть на́мъ прему́дрость отъ Бо́га, пра́вда же, и освяще́ніе, и избавле́ніе. Да, я́коже пи́шется: хваля́йся, о Го́сподѣ да хва́лится. И а́зъ прише́дъ къ ва́мъ, бра́тіе, пріидо́хъ не по превосхо́дному словеси́ или́ прему́дрости, возвѣща́я ва́мъ свидѣ́тельство Бо́жіе. Не суди́хъ бо вѣ́дѣти что́ въ ва́съ, то́чію Іису́са Христа́,] и Сего́ ра́спята.

Аллилу́ія, гла́съ 1: Спаси́ Мя́, Бо́же,* я́ко внидо́ша во́ды до души́ Моея́. Сти́хъ: Поноше́ніе ча́яше душа́ моя́ и стра́сть. Сти́хъ: Да помрача́тся о́чи и́хъ, е́же не ви́дѣти.

Ева́нгеліе отъ Матѳе́я. [Зача́ло 110.]

Во вре́мя о́но, у́тру бы́вшу, совѣ́тъ сотвори́ша вси́ архіере́е [и ста́рцы людстíи на Іису́са, я́ко уби́ти Его́. И связа́вше Его́ ведо́ша, и преда́ша Его́ Понтíйскому Пила́ту иге́мону. Тогда́ ви́дѣвъ Іу́да, преда́вый Іису́са, я́ко осуди́ша Его́, раска́явся, возврати́ три́десять сре́бреники архіере́емъ и ста́рцемъ, глаго́ля: согрѣши́хъ, преда́въ кро́вь непови́нную. Они́ же рѣ́ша: что́ е́сть на́мъ? ты́ у́зриши. И пове́ргъ сре́бреники въ це́ркви, оты́де, и ше́дъ удави́ся. Архіере́е же, пріе́мше сре́бреники, рѣ́ша: недосто́йно е́сть вложи́ти и́хъ въ корва́ну, поне́же цѣна́ кро́ве е́сть. Совѣ́тъ же сотво́рше, купи́ша и́ми село́ скуде́льниче, въ погреба́ніе стра́ннымъ. Тѣ́мже нарече́ся село́ то́, село́ кро́ве, до сего́ дне́. Тогда́ сбы́стся рече́нное Іеремíемъ проро́комъ, глаго́лющимъ: и прія́ша три́десять сре́бреникъ, цѣ́ну Цѣне́ннаго, Его́же цѣни́ша отъ сыно́въ Изра́илевъ, и да́ша я́ на селѣ́ скуде́льничи, я́коже сказа́ мнѣ́ Госпо́дь. Іису́съ же ста́ предъ иге́мономъ. И вопроси́ Его́ иге́монъ, глаго́ля: Ты́ ли еси́ Ца́рь Іуде́йскій? Іису́съ же рече́ ему́: ты́ глаго́леши. И егда́ На́нь глаго́лаху архіере́е и ста́рцы, ничесо́же отвѣщава́ше. Тогда́ глаго́ла Ему́ Пила́тъ: не слы́шиши ли, коли́ко на Тя́ свидѣ́тельствуютъ? И не отвѣща́ ему́ ни къ еди́ному глаго́лу, я́ко диви́тися иге́мону зѣло́. На вся́къ же пра́здникъ обы́чай бѣ́ иге́мону отпуща́ти еди́наго наро́ду свя́зна, его́же хотя́ху. Имя́ху же тогда́ свя́зана наро́чита, глаго́лемаго Вара́вву. Со́браннымъ же и́мъ, рече́ и́мъ Пила́тъ: кого́ хо́щете отъ обою́ отпущу́ ва́мъ: Вара́вву ли, или́ Іису́са, глаго́лемаго Христа́? Вѣ́дяше бо, я́ко за́висти ра́ди преда́ша Его́. Сѣдя́щу же ему́ на суди́щи, посла́ къ нему́ жена́ его́, глаго́лющи: ничто́же тебѣ́ и Пра́веднику Тому́, мно́го бо пострада́хъ дне́сь во снѣ́ Его́ ра́ди. Архіере́е же и ста́рцы наусти́ша наро́ды, да испро́сятъ Вара́вву, Іису́са же погубя́тъ. Отвѣща́въ же иге́монъ, рече́ и́мъ: кого́ хо́щете отъ обою́ отпущу́ ва́мъ? Они́ же рѣ́ша: Вара́вву. Глаго́ла и́мъ Пила́тъ: что́ у́бо сотворю́ Іису́су, глаго́лемому Христу́? Глаго́лаша ему́ вси́: да ра́спятъ бу́детъ! Иге́монъ же рече́: ко́е у́бо зло́ сотвори́? Они́ же и́злиха вопія́ху, глаго́люще: да про́пятъ бу́детъ! Ви́дѣвъ же Пила́тъ, я́ко ничто́же успѣва́етъ, но па́че молва́ быва́етъ, пріе́мь во́ду, умы́ ру́цѣ предъ наро́домъ, глаго́ля: непови́ненъ е́смь отъ кро́ве Пра́веднаго Сего́; вы у́зрите. И отвѣща́вше вси́ лю́діе, рѣ́ша: кро́вь Его́ на на́съ, и на ча́дѣхъ на́шихъ. Тогда́ отпусти́ имъ Вара́вву; Іису́са же, би́въ, предаде́ и́мъ, да Его́ про́пнутъ. Тогда́ во́ини иге́моновы, пріе́мше Іису́са на суди́ще, собра́ша На́нь все́ мно́жество во́инъ. И совле́кше Его́, одѣ́яша Его́ хлами́дою червле́ною. И спле́тше вѣне́цъ отъ те́рнія, возложи́ша на главу́ Его́, и тро́сть въ десни́цу Его́. И, покло́ньшеся на колѣ́ну предъ Ни́мъ, руга́хуся Ему́, глаго́люще: ра́дуйся, Царю́ Іуде́йскій! И плю́нувше На́нь, прія́ша тро́сть, и бія́ху по главѣ́ Его́. И егда́ поруга́шася Ему́, совлеко́ша съ Него́ багряни́цу и облеко́ша Его́ въ ри́зы Его́, и ведо́ша Его́ на пропя́тіе. Исходя́ще же, обрѣто́ша человѣ́ка Кирине́йска, и́менемъ Си́мона; и сему́ задѣ́ша понести́ кре́стъ Его́. И прише́дше на мѣ́сто, нарица́емое Голго́ѳа, е́же е́сть: Кра́ніево мѣ́сто, да́ша Ему́ пи́ти о́цетъ съ же́лчію смѣ́шенъ; и вку́шъ, не хотя́ше пи́ти. Распе́ншіи же Его́ раздѣли́ша ри́зы Его́, ве́ргше жре́бія; и сѣдя́ще стрежа́ху Его́ ту́; и возложи́ша верху́ главы́ Его́ вину́ Его́ напи́сану: Се́й е́сть Іису́съ, Ца́рь Іуде́йскій. Тогда́ распя́ша съ Ни́мъ два́ разбо́йника: еди́наго одесну́ю, и еди́наго ошу́юю. Мимоходя́щіи же ху́ляху Его́, покива́юще глава́ми свои́ми, и глаго́люще: Разоря́яй це́рковь и треми́ де́ньми созида́яй, спаси́ся Са́мъ; а́ще Сы́нъ еси́ Бо́жій, сни́ди со креста́. Та́кожде же и архіере́е руга́ющеся съ кни́жники, и ста́рцы, и фарисе́и, глаго́лаху: ины́я спасе́, Себе́ ли не мо́жетъ спасти́? а́ще Ца́рь Изра́илевъ е́сть, да сни́детъ ны́нѣ со креста́, и вѣ́руемъ въ Него́; упова́ на Бо́га, да изба́витъ ны́нѣ Его́, а́ще хо́щетъ Ему́. Рече́ бо: я́ко Бо́жій е́смь Сы́нъ. То́жде же и разбо́йника распя́тая съ Ни́мъ, поноша́ста Ему́. Отъ шеста́го же часа́ тма́ бы́сть по все́й земли́, до часа́ девя́таго; о девя́томъ же часѣ́ возопи́ Іису́съ гла́сомъ ве́ліимъ, глаго́ля: Или́! Или́! лима́ савахѳани́? Еже е́сть: Бо́же Мо́й! Бо́же Мо́й! вску́ю Мя́ еси́ оста́вилъ? Нѣ́цыи же отъ ту́ стоя́щихъ слы́шавше, глаго́лаху, я́ко Илію́ глаша́етъ Се́й. И а́біе те́къ еди́нъ отъ ни́хъ, и пріе́мъ гу́бу, испо́лнивъ же о́цта, и вонзе́ на тро́сть, напая́ше Его́. Про́чіи же глаго́лаху: оста́ви, да ви́димъ, а́ще пріи́детъ Илія́ спасти́ Его́. Іису́съ же, па́ки возопи́въ гла́сомъ ве́ліимъ, испусти́ ду́хъ. И се́, завѣ́са церко́вная раздра́ся на дво́е, съ вы́шняго кра́я до ни́жняго; и земля́ потрясе́ся; и ка́меніе распаде́ся; и гро́би отверзо́шася; и мно́га тѣлеса́ усо́пшихъ святы́хъ воста́ша, и изше́дше изъ гро́бъ по воскресе́ніи Его́, внидо́ша во святы́й гра́дъ и яви́шася мно́зѣмъ. Со́тникъ же и и́же съ ни́мъ, стрегу́щіи Іису́са, ви́дѣвше тру́съ и бы́вшая, убоя́шася зѣло́, глаго́люще: вои́стинну Бо́жій Сы́нъ бѣ́ Се́й! Бя́ху же ту и жены́ мно́ги издале́че зря́ще, я́же идо́ша по Іису́сѣ отъ Галиле́и, служа́ще Ему́. Въ ни́хже бѣ́ Марíя Магдали́на и Марíя, Іа́ковля и Іосíи ма́ти, и ма́ти сы́ну Зеведе́ову. По́здѣ же бы́вшу, пріи́де человѣ́къ бога́тъ отъ Аримаѳе́я, и́менемъ Іо́сифъ, и́же и то́й учи́ся у Іису́са. Се́й, присту́пль къ Пила́ту, проси́ тѣлесе́ Іису́сова. Тогда́ Пила́тъ повелѣ́ да́ти тѣ́ло. И пріе́мь тѣ́ло, Іо́сифъ обви́тъ е́ плащани́цею чи́стою и положи́ е́ въ но́вѣмъ свое́мъ гро́бѣ, и́же изсѣче́ въ ка́мени. И возвали́въ ка́мень ве́лій надъ две́ри гро́ба, оты́де. Бѣ́ же ту́ Марíя Магдали́на, и друга́я Марíя, сѣдя́ще] пря́мо гро́ба.

Та́же обы́чная ектенія́: Рце́мъ вси́, отъ всея́ души́... И пото́мъ: Сподо́би, Го́споди... Испо́лнимъ вече́рнюю моли́тву... И про́чая.

И по возгла́сѣ пое́мъ отъ стихо́вныхъ стихи́ръ подо́бны 4, гла́съ 2:

Егда́ отъ дре́ва Тя́ ме́ртва Аримаѳе́й сня́тъ, всѣ́хъ Живота́, смѵ́рною и плащани́цею Тя́, Христе́, обви́въ, и любо́вію подвиза́шеся, се́рдцемъ и устна́ми Тѣ́ло нетлѣ́нное Твое́ облобыза́ти. Оба́че одержи́мь стра́хомъ, ра́дуяся, вопія́ше Ти́: сла́ва снизхожде́нію Твоему́, Человѣколю́бче!

Сти́хъ: Госпо́дь воцари́ся, въ лѣ́поту облече́ся.

Егда́ во гро́бѣ но́вѣ за всѣ́хъ положи́лся еси́, Изба́вителю всѣ́хъ, а́дъ всесмѣхли́вый, ви́дѣвъ Тя́, ужасе́ся, вереи́ сокруши́шася, сломи́шася врата́, гро́би отверзо́шася, ме́ртвіи воста́ша. Тогда́ Ада́мъ, благода́рственно ра́дуяся, вопія́ше Тебѣ́: сла́ва снизхожде́нію Твоему́, Человѣколю́бче!

Сти́хъ: Ибо утверди́ вселе́нную, я́же не подви́жится.

Егда́ во гро́бѣ пло́тски хотя́ заключи́лся еси́, Иже естество́мъ Божества́ пребыва́яй Неопи́санный и Неопредѣле́нный, сме́рти заключи́лъ еси́ сокро́вища и а́дова вся́ истощи́лъ еси́, Христе́, ца́рствія; тогда́ и суббо́ту сію́ Боже́ственнаго благослове́нія, и сла́вы, и Твоея́ свѣ́тлости сподо́билъ еси́.

Сти́хъ: До́му Твоему́ подоба́етъ святы́ня, Го́споди, въ долготу́ днíй.

Егда́ си́лы зря́ху Тя́, Христе́, я́ко преле́стника отъ беззако́нныхъ оклевета́ема, ужаса́хуся неизглаго́ланному долготерпѣ́нію Твоему́, и ка́мень гро́ба, рука́ми запеча́танный, и́миже Твоя́ нетлѣ́нная ре́бра прободо́ша. Оба́че, на́шему спасе́нію ра́дующеся, вопія́ху Ти́: сла́ва снизхожде́нію Твоему́, Человѣколю́бче!

Сла́ва, и ны́нѣ, гла́съ 5:

Тебе́, одѣ́ющагося свѣ́томъ, я́ко ри́зою, сне́мъ Іо́сифъ съ Дре́ва съ Никоди́момъ и, ви́дѣвъ ме́ртва, на́га, непогребе́на, благосе́рдный пла́чь воспріи́мъ, рыда́я, глаго́лаше: увы́ мнѣ́, Сладча́йшій Іису́се! Его́же вма́лѣ со́лнце на Крестѣ́ ви́сима узрѣ́вшее мра́комъ облага́шеся, и земля́ стра́хомъ колеба́шеся, и раздира́шеся церко́вная завѣ́са, но се́ ны́нѣ ви́жу Тя́, мене́ ра́ди во́лею подъе́мша сме́рть. Ка́ко погребу́ Тя́, Бо́же мо́й, или́ ка́кою плащани́цею обвію́? Ко́има ли рука́ма прикосну́ся нетлѣ́нному Твоему́ Тѣ́лу? Или́ кíя пѣ́сни воспою́ Твоему́ исхо́ду, Ще́дре? Велича́ю Стра́сти Твоя́, пѣсносло́влю и погребе́ніе Твое́ со Воскресе́ніемъ, зовы́й: Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Та́же: Ны́нѣ отпуща́еши... Трисвято́е, [и] по Отче на́шъ...

Тропа́рь, гла́съ 2:

Благообра́зный Іо́сифъ, съ дре́ва сне́мъ пречи́стое тѣ́ло Твое́, плащани́цею чи́стою обви́въ, и воня́ми во гро́бѣ но́ве покры́въ положи́.

Другíй тропа́рь:

Мѵроно́сицамъ жена́мъ, при гро́бѣ предста́въ а́нгелъ, вопія́ше: мѵ́ра ме́ртвымъ су́ть прили́чна, Христо́съ же истлѣ́нія яви́ся чу́ждь.

Прему́дрость... И отпу́стъ.



[НА ПОВЕЧЕРІИ.]

Повече́ріе же пое́мъ въ ке́лліяхъ, на не́мже пое́мъ кано́нъ о распя́тіи Госпо́дни и на пла́чь Пресвяты́я Богоро́дицы. Ирмо́съ по два́жды, тропари́ на 4. Послѣди́ же ирмо́съ, о́ба ли́ка вку́пѣ. Творе́ніе Симео́на Логоѳе́та, гла́съ 6.

Пѣ́снь 1.

Ирмо́съ: Яко по су́ху пѣшеше́ствовавъ Изра́иль по бе́зднѣ стопа́ми, гони́теля фарао́на ви́дя потопля́ема, Бо́гу побѣ́дную пѣ́снь пои́мъ, вопія́ше.

Запѣ́въ: Сла́ва Тебѣ́, Бо́же на́шъ, сла́ва Тебѣ́.

Обвѣ́шена я́ко ви́дѣ на Крестѣ́, Сы́на и Го́спода, Дѣ́вая Чи́стая, терза́ющися, вопія́ше го́рцѣ, со други́ми жена́ми, стеня́щи, глаго́лаше.

Ви́жу Тя́ ны́нѣ, возлю́бленное Мое́ Ча́до и люби́мое, на Крестѣ́ ви́сяща, и уязвля́юся го́рцѣ се́рдцемъ, — рече́ Чи́стая, — но да́ждь сло́во, Благíй, Рабѣ́ Твое́й.

Сла́ва: Во́лею, Сы́не Мо́й и Тво́рче, терпи́ши на дре́вѣ лю́тую сме́рть, Дѣ́ва глаго́лаше, предстоя́щи у Креста́ со возлю́бленнымъ ученико́мъ.

И ны́нѣ: Ны́нѣ Моего́ ча́янія, ра́дости и весе́лія, Сы́на Моего́ и Го́спода лише́на бы́хъ, увы́ Мнѣ́, болѣ́зную се́рдцемъ, — Чи́стая, пла́чущи, глаго́лаше.

Пѣ́снь 3.

Ирмо́съ: Нѣ́сть свя́тъ, я́коже Ты́, Го́споди Бо́же мо́й, вознесы́й ро́гъ вѣ́рныхъ Твои́хъ, Бла́же, и утверди́вый на́съ на ка́мени исповѣ́данія Твоего́.

Стра́ха ра́ди іуде́йска Пе́тръ скры́ся, и вси́ отбѣго́ша вѣ́рніи, оста́вльше Христа́, — Дѣ́ва, рыда́ющи, глаго́лаше.

О стра́шномъ Твое́мъ рождествѣ́ и стра́нномъ, Сы́не Мо́й, па́че всѣ́хъ ма́терей возвели́чена бы́хъ Азъ, но увы́ Мнѣ́, ны́нѣ Тя́ ви́дящи на Дре́вѣ, распала́юся утро́бою.

Сла́ва: Ви́жу утро́бу Мою́ на рука́хъ, въ ни́хже Младе́нца держа́хъ, съ Дре́ва прія́ти, — вѣща́ше Чи́стая, — но никто́же, увы́ Мнѣ́, сего́ даде́.

И ны́нѣ: Се́ Свѣ́тъ Мо́й сла́дкій, Наде́жда и Живо́тъ Мо́й Благíй, Бо́гъ Мо́й угасе́ на Крестѣ́, распала́юся утро́бою, — Дѣ́ва, стеня́щи, глаго́лаше.

Пѣ́снь 4.

Ирмо́съ: Христо́съ моя́ си́ла, Бо́гъ и Госпо́дь, честна́я Це́рковь боголѣ́пно пое́тъ, взыва́ющи, отъ смы́сла чи́ста, о Го́сподѣ пра́зднующи.

Со́лнце не заходя́й, Бо́же Превѣ́чный и Тво́рче всѣ́хъ тва́рей, Го́споди, ка́ко терпи́ши Стра́сть на Крестѣ́? — Чи́стая, пла́чущи, глаго́лаше.

Пла́чущи, глаго́лаше Браконеиску́сная ко благообра́зному: потщи́ся, Іо́сифе, къ Пила́ту приступи́ти и испроси́ сня́ти со Дре́ва Учи́теля Твоего́.

Сла́ва: Ви́дѣвъ Пречи́стую го́рцѣ слезя́щу, Іо́сифъ смути́ся и, пла́чася, приступи́ ко Пила́ту: да́ждь ми́, — вопія́ съ пла́чемъ, — Тѣ́ло Бо́га моего́.

И ны́нѣ: Уя́звена Тя́ ви́дящи и безъ сла́вы, на́га на Дре́вѣ, Ча́до Мое́, утро́бою распала́юся, — рыда́ющи я́ко Ма́ти, Дѣ́ва провѣщава́ше.

Пѣ́снь 5.

Ирмо́съ: Бо́жіимъ свѣ́томъ Твои́мъ, Бла́же, у́тренюющихъ Ти́ ду́ши любо́вію озари́, молю́ся, Тя́ вѣ́дѣти, Сло́вѣ Бо́жій, и́стиннаго Бо́га, отъ мра́ка грѣхо́внаго взыва́юща.

Растерза́яся, и рыда́я, и дивя́ся вку́пѣ съ Никоди́момъ, сня́тъ Іо́сифъ, и уцѣлова́въ Пречи́стое Тѣ́ло, рыда́ше и стеня́ше, поя́ Его́ я́ко Бо́га.

Пріе́мши Его́ съ пла́чемъ Ма́ти Неискусому́жная, положи́ на колѣ́ну, моля́щи Его́ со слеза́ми и облобыза́ющи, го́рцѣ же рыда́ющи и восклица́ющи.

Сла́ва: Еди́ну Наде́жду и Живо́тъ, Влады́ко, Сы́не Мо́й и Бо́же, во о́чію свѣ́тъ Раба́ Твоя́ имѣ́хъ, ны́нѣ же лише́на бы́хъ Тебе́, сла́дкое Мое́ Ча́до и люби́мое.

И ны́нѣ: Болѣ́зни и ско́рби, и воздыха́нія обрѣто́ша Мя́, увы́ Мнѣ́! — Чи́стая, го́рцѣ рыда́ющи, глаго́лаше, ви́дящи Тя́, Ча́до Мое́ возлю́бленное, на́га и уедине́на, и воня́ми пома́зана мертвеца́.

Пѣ́снь 6.

Ирмо́съ: Жите́йское мо́ре, воздвиза́емое зря́ напа́стей бу́рею, къ ти́хому приста́нищу Твоему́ прите́къ, вопію́ Ти: возведи́ отъ тли́ живо́тъ мо́й, Многоми́лостиве.

Ме́ртва Тя́ зря́, Человѣколю́бче, оживи́вшаго ме́ртвыя и содержа́щаго вся́, уязвля́юся лю́тѣ утро́бою. Хотѣ́ла бы́хъ съ Тобо́ю умре́ти, Пречи́стая глаго́лаше: не терплю́ бо безъ дыха́нія ме́ртва Тя́ ви́дѣти.

Дивлю́ся, зря́щи Тя́, Преблагíй Бо́же и Преще́дрый Го́споди, безъ сла́вы, и безъ дыха́нія и безобра́зна, и пла́чуся, держа́щи Тя́, я́ко не надѣ́яхся, увы́ Мнѣ́, ви́дѣти Тя́, Сы́не Мо́й и Бо́же.

Сла́ва: Не изглаго́леши ли Рабѣ́ Твое́й сло́ва, Сло́ве Бо́жій? Не уще́дриши ли, Влады́ко, Тебе́ Ро́ждшую? — Глаго́лаше Чи́стая, рыда́ющи и пла́чущи, облобыза́ющи Тѣ́ло Го́спода Своего́.

И ны́нѣ: Помышля́ю, Влады́ко, я́ко ктому́ сла́дкаго Твоего́ не услы́шу гла́са, ни добро́ты лица́ Твоего́ узрю́, я́коже пре́жде Раба́ Твоя́, и́бо заше́лъ еси́, Сы́не Мо́й, отъ о́чію Мое́ю.

Конда́къ, гла́съ 8:

На́съ ра́ди Распя́таго, пріиди́те, вси́ воспои́мъ, Того́ бо ви́дѣ Марíя на Дре́вѣ и глаго́лаше: а́ще и распя́тіе терпи́ши, Ты́ еси́ Сы́нъ и Бо́гъ Мо́й.

Икосъ:

Своего́ Агнца Агница зря́щи къ заколе́нію влеко́ма, послѣ́доваше Марíя просте́ртыми власы́ со инѣ́ми жена́ми, сія́ вопію́щи: ка́мо и́деши, Ча́до? чесо́ ра́ди ско́рое тече́ніе соверша́еши? еда́ другíй бра́къ па́ки е́сть въ Ка́нѣ, и та́мо ны́нѣ тщи́шися, да отъ воды́ и́мъ вино́ сотвори́ши? иду́ ли съ Тобо́ю, Ча́до, или́ па́че пожду́ Тебе́? Да́ждь Ми́ сло́во, Сло́ве, не молча́ мимоиди́ Мене́, Чи́сту соблюды́й Мя́, Ты́ бо еси́ Сы́нъ и Бо́гъ Мо́й.

Пѣ́снь 7.

Ирмо́съ: Росода́тельну у́бо пе́щь содѣ́ла а́нгелъ преподо́бнымъ отроко́мъ, халде́и же опаля́ющее велѣ́ніе Бо́жіе, мучи́теля увѣща́ вопи́ти: благослове́нъ еси́, Бо́же оте́цъ на́шихъ.

Гдѣ́, Сы́не Мо́й и Бо́же, благовѣ́щеніе дре́внее, е́же Ми́ Гавріи́лъ глаго́лаше, Царя́ Тя́ и Сы́на Бо́га Вы́шняго нарица́ше? Ны́нѣ же ви́жу Тя́, Свѣ́те Мо́й сла́дкій, на́га и уя́звена мертвеца́.

Избавля́яй болѣ́зни, ны́нѣ пріими́ Мя́ съ Собо́ю, Сы́не Мо́й и Бо́же, да сни́ду, Влады́ко, во а́дъ съ Тобо́ю и Азъ; не оста́ви Мене́ еди́ну, уже́ бо жи́ти не терплю́, не ви́дящи Тебе́ сла́дкаго Моего́ Свѣ́та.

Сла́ва: Съ други́ми жена́ми мѵроно́сицами, рыда́ющи Непоро́чная го́рцѣ, и носи́ма ви́дящи Христа́, глаго́лаше: увы́ Мнѣ́! что́ ви́жу? ка́мо и́деши ны́нѣ, Сы́не Мо́й, а Мене́ еди́ну оставля́еши?

И ны́нѣ: Изнемога́ющи и рыда́ющи Непоро́чная, мѵроно́сицамъ глаго́лаше: срыда́йте Ми́ и спла́читеся го́рцѣ, се́ бо Свѣ́тъ Мо́й сла́дкій и Учи́тель ва́шъ, гро́бу предае́тся.

Пѣ́снь 8.

Ирмо́съ: Изъ пла́мене преподо́бнымъ ро́су источи́лъ еси́ и пра́веднаго же́ртву водо́ю попали́лъ еси́: вся́ бо твори́ши, Христе́, то́кмо е́же хотѣ́ти. Тя́ превозно́симъ во вся́ вѣ́ки.

Дѣ́ву рыда́ющу Іо́сифъ ви́дѣвъ, растерза́шеся ве́сь и вопія́ше го́рько: ка́ко Тя́, о Бо́же мо́й, ны́нѣ погребу́ ра́бъ Тво́й? каки́ми плащани́цами обвію́ тѣ́ло Твое́?

Па́че ума́ превзы́де стра́нное Твое́ видѣ́ніе, нося́щаго тва́рь всю́ Го́спода: сего́ ра́ди Іо́сифъ я́ко ме́ртва Тя́ на руку́ свое́ю и съ Никоди́момъ но́ситъ и погреба́етъ.

Сла́ва: Стра́нную ви́жу и пресла́вную та́йну, — Дѣ́ва вопія́ше Сы́ну и Го́споду, — ка́ко въ худо́мъ гро́бѣ полага́ешися, ме́ртвыя повелѣ́ніемъ возставля́яй во гробѣ́хъ?

И ны́нѣ: Ни отъ гро́ба Твоего́ воста́ну, Ча́до Мое́, ни сле́зы точа́щи преста́ну Раба́ Твоя́, до́ндеже и Азъ сни́ду во а́дъ: не могу́ бо терпѣ́ти разлуче́нія Твоего́, Сы́не Мой́.

Пѣ́снь 9.

Ирмо́съ: Бо́га человѣ́комъ невозмо́жно ви́дѣти, на Него́же не смѣ́ютъ чи́ни а́нгельстіи взира́ти; Тобо́ю бо, Всечи́стая, яви́ся человѣ́комъ Сло́во воплоще́нно, Его́же велича́юще, съ небе́сными во́и, Тя́ ублажа́емъ.

Ра́дость Мнѣ́ николи́же отсе́лѣ прико́снется, — рыда́ющи, глаго́лаше Непоро́чная, — Свѣ́тъ Мо́й и Ра́дость Моя́ во гро́бъ за́йде; но не оста́влю Его́ еди́наго, здѣ́ же умру́ и спогребу́ся Ему́.

Душе́вную Мою́ я́зву ны́нѣ исцѣли́, Ча́до Мое́, — Пречи́стая вопія́ше, слезя́щи, — воскресни́ и утоли́ Мою́ болѣ́знь и печа́ль: мо́жеши бо, Влады́ко, ели́ка хо́щеши, и твори́ши, а́ще и погре́блся еси́ во́лею.

Сла́ва: О, ка́ко утаи́лася Тебе́ е́сть бе́здна щедро́тъ? — Ма́тери въ та́йнѣ изрече́ Госпо́дь. — Тва́рь бо Мою́ хотя́ спасти́, изво́лихъ умре́ти, но и воскресну́, и Тебе́ возвели́чу, я́ко Бо́гъ небесе́ и земли́.

И ны́нѣ: Воспою́ милосе́рдіе Твое́, Человѣколю́бче, и покланя́юся бога́тству ми́лости Твоея́, Влады́ко: созда́ніе бо Твое́ хотя́ спасти́, сме́рть подъя́лъ еси́, — рече́ Пречи́стая, — но Воскресе́ніемъ Твои́мъ, Спа́се, поми́луй всѣ́хъ на́съ.

Та́же, за Досто́йно... ирмо́съ: Бо́га человѣ́комъ не возмо́жно ви́дѣти... Трисвято́е, [и] по Отче на́шъ. Конда́къ: На́съ ра́ди распя́таго... Го́споди, поми́луй, 40. Иже на вся́кое вре́мя... Го́споди, поми́луй, три́жды. Сла́ва, и ны́нѣ. Честнѣ́йшую херуви́мъ... Именемъ Госпо́днимъ благослови́, о́тче. Іере́й: Моли́твами святы́хъ оте́цъ на́шихъ... И моли́тва: Нескве́рная, Небла́зная... И отпу́стъ.

Полу́нощницу же пое́мъ въ ке́лліяхъ.



[НА УТРЕНИ.]
Во святу́ю и Вели́кую суббо́ту кле́плетъ ко утрени въ 7-й ча́съ но́щи. Начина́емъ у́треню по обы́чаю. И по шестопса́лміи ектенія́ вели́кая.

На Бо́гъ Госпо́дь: Тропа́рь, гла́съ 2:

Благообра́зный Іо́сифъ, съ дре́ва сне́мъ пречи́стое тѣ́ло Твое́, плащани́цею чи́стою обви́въ, и воня́ми во гро́бѣ но́ве покры́въ положи́.

Сла́ва:

Егда́ снизше́лъ еси́ къ сме́рти, Животе́ безсме́ртный, тогда́ а́дъ умертви́лъ еси́ блиста́ніемъ Божества́. Егда́ же и уме́ршія отъ преиспо́днихъ воскреси́лъ еси́, вся́ си́лы небе́сныя взыва́ху: Жизнода́вче, Христе́ Бо́же на́шъ, сла́ва Тебѣ́.

И ны́нѣ:

Мѵроно́сицамъ жена́мъ, при гро́бѣ предста́въ а́нгелъ, вопія́ше: мѵ́ра ме́ртвымъ су́ть прили́чна, Христо́съ же истлѣ́нія яви́ся чу́ждь.

И начина́емъ пѣ́ти непоро́чны со сладкопѣ́ніемъ, та́кожде по стиху́, и похвалы́ возглаша́етъ пѣве́цъ, во гла́съ 5: Благослове́нъ еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

СТАТІЯ ПЕРВАЯ.

1. Блаже́ни непоро́чніи въ пу́ть, ходя́щіи въ зако́нѣ Госпо́дни.

И похвалы́, во гла́съ 5:

Жи́знь во гро́бѣ положи́лся еси́, Христе́, и ангельская во́инства ужаса́хуся, снизхожде́ніе сла́вяще Твое́.

2. Блаже́ни испыта́ющіи свидѣ́нія Его́, всѣ́мъ се́рдцемъ взы́щутъ Его́.

Животе́, ка́ко умира́еши? Ка́ко и во гро́бѣ обита́еши, сме́рти же ца́рство разруша́еши, и отъ а́да ме́ртвыя возставля́еши?

3. Не дѣ́лающіи бо беззако́нія въ путе́хъ Его́ ходи́ша.

Велича́емъ Тя́, Іису́се Царю́, и чте́мъ погребе́ніе и страда́нія Твоя́, и́миже спа́слъ еси́ на́съ отъ истлѣ́нія.

4. Ты́ заповѣ́далъ еси́ за́повѣди Твоя́ сохрани́ти зѣло́.

Мѣ́ры земли́ положи́вый, въ ма́ломъ обита́еши, Іису́се Всецарю́, гро́бѣ дне́сь, отъ гробо́въ ме́ртвыя возставля́яй.

5. Дабы́ испра́вилися путіе́ мои́, сохрани́ти оправда́нія Твоя́.

Іису́се Христе́ мо́й, Царю́ всѣ́хъ, что́ ища́ къ су́щимъ во а́дѣ прише́лъ еси́? Или́ ро́дъ отрѣши́ти человѣ́ческій?

6. Тогда́ не постыжу́ся, внегда́ призрѣ́ти ми́ на вся́ за́повѣди Твоя́.

Влады́ка всѣ́хъ зри́тся ме́ртвъ, и во гро́бѣ но́вѣмъ полага́ется, истощи́вый гро́бы ме́ртвыхъ.

7. Исповѣ́мся Тебѣ́ въ пра́вости се́рдца, внегда́ научи́ти ми ся судьба́мъ пра́вды Твоея́.

Животе́, во гро́бѣ положи́лся еси́, Христе́, и сме́ртію Твое́ю сме́рть погуби́лъ еси́, и источи́лъ еси́ мíрови жи́знь.

8. Оправда́нія Твоя́ сохраню́, не оста́ви мене́ до зѣла́.

Со злодѣ́и я́ко злодѣ́й, Христе́, вмѣни́лся еси́, оправда́я на́съ всѣ́хъ отъ злодѣ́йства дре́вняго запина́теля.

9. Въ чесо́мъ испра́витъ юнѣ́йшій пу́ть сво́й? внегда́ сохрани́ти словеса́ Твоя́.

Кра́сный добро́тою па́че всѣ́хъ человѣ́къ, я́ко беззра́ченъ ме́ртвъ явля́ется, естество́ украси́вый всѣ́хъ.

10. Всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ взыска́хъ Тебе́, не отри́ни мене́ отъ за́повѣдей Твои́хъ.

Адъ ка́ко стерпи́тъ, Спа́се, прише́ствіе Твое́, а не па́че болѣ́знуетъ омрача́емь, блиста́нія свѣ́та Твоего́ заре́ю ослѣпле́нъ?

11. Въ се́рдцѣ мое́мъ скры́хъ словеса́ Твоя́, я́ко да не согрѣшу́ Тебѣ́.

Іису́се, сла́дкій мо́й, и спаси́тельный Свѣ́те, во гро́бѣ ка́ко те́мномъ скры́лся еси́? О, несказа́ннаго и неизрече́ннаго терпѣ́нія!

12. Благослове́нъ еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

Недоумѣва́етъ и естество́ у́мное, и мно́жество безпло́тное, Христе́, та́инства несказа́ннаго и неизрече́ннаго Твоего́ погребе́нія.

13. Устна́ма мои́ма возвѣсти́хъ вся́ судьбы́ у́стъ Твои́хъ.

О, чуде́съ стра́нныхъ! О, веще́й но́выхъ! Дыха́нія моего́ Пода́тель бездыха́ненъ но́сится, погреба́емь рука́ма Іо́сифовыма.

14. На пути́ свидѣ́ній Твои́хъ наслади́хся, я́ко о вся́комъ бога́тствѣ.

И во гро́бъ заше́лъ еси́, и нѣ́дръ, Христе́, Оте́ческихъ ника́коже отлучи́лся еси́: сіе́ стра́нное и пресла́вное ку́пно.

15. Въ за́повѣдехъ Твои́хъ поглумлю́ся и уразумѣ́ю пути́ Твоя́.

Истинный небесе́ и земли́ Ца́рь, а́ще и во гро́бѣ малѣ́йшемъ заключи́лся еси́, позна́лся еси́ все́й тва́ри, Іису́се.

16. Во оправда́нніихъ Твои́хъ поучу́ся, не забу́ду слове́съ Твои́хъ.

Тебѣ́ положе́ну во гро́бѣ, Созда́телю Христе́, а́дская подвиза́шася основа́нія, и гро́би отверзо́шася человѣ́ковъ.

17. Возда́ждь рабу́ Твоему́, живи́ мя, и сохраню́ словеса́ Твоя́.

Зе́млю содержа́й дла́нію, умерщвле́нъ пло́тію, подъ земле́ю ны́нѣ содержи́тся, ме́ртвыя избавля́я а́дова содержа́нія.

18. Откры́й о́чи мои́, и уразумѣ́ю чудеса́ отъ зако́на Твоего́.

Изъ истлѣ́нія возше́лъ еси́, Животе́ Спа́се мо́й, тебѣ́ уме́ршу, и къ ме́ртвымъ прише́дшу, и сломи́вшу а́довы вереи́.

19. Пришле́цъ а́зъ е́смь на земли́, не скры́й отъ мене́ за́повѣди Твоя́.

Якоже свѣ́та свѣти́льникъ, ны́нѣ пло́ть Бо́жія, подъ зе́млю я́ко подъ спу́дъ кры́ется, и отгоня́етъ су́щую во а́дѣ тму́.

20. Возлюби́ душа́ моя́ возжела́ти судьбы́ Твоя́ на вся́кое вре́мя.

Умныхъ стека́ется во́инствъ мно́жество со Іо́сифомъ и Никоди́момъ, погребсти́ Тя́, Невмѣсти́маго во гро́бѣ ма́лѣ.

21. Запрети́лъ еси́ го́рдымъ, про́кляти уклоня́ющіися отъ за́повѣдей Твои́хъ.

Умерщвле́нъ во́лею, и положе́нъ подъ земле́ю, жизното́чне Іису́се мо́й, оживи́лъ еси́ умерщвле́на мя́ преступле́ніемъ го́рькимъ.

22. Отъими́ отъ мене́ поно́съ и уничиже́ніе, я́ко свидѣ́ній Твои́хъ взыска́хъ.

Измѣня́шеся вся́ тва́рь стра́стію Твое́ю, вся́ бо Тебѣ́, Сло́ве, сострада́ху, Содержи́теля Тя́ вѣ́дуще всѣ́хъ.

23. Ибо сѣдо́ша кня́зи и на мя́ клевета́ху, ра́бъ же Тво́й глумля́шеся во оправда́ніихъ Твои́хъ.

Живота́ ка́мень во чре́вѣ пріе́мъ, а́дъ всея́децъ, изблева́, отъ вѣ́ка, я́же поглоти́, мертвыя.

24. Ибо свидѣ́нія Твоя́ поуче́ніе мое́ е́сть, и совѣ́ти мои́ оправда́нія Твоя́.

Во гро́бѣ но́вѣ положи́лся еси́, Христе́, и естество́ человѣ́ческое обнови́лъ еси́, воскре́съ боголѣ́пно изъ ме́ртвыхъ.

25. Прильпе́ земли́ душа́ моя́, живи́ мя по словеси́ Твоему́.

На зе́млю сше́лъ еси́, да спасе́ши Ада́ма, и на земли́ не обрѣ́тъ сего́, Влады́ко, да́же до а́да снизше́лъ еси́ ищя́й.

26. Пути́ моя́ возвѣсти́хъ, и услы́шалъ мя́ еси́, научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

Сотрясе́ся стра́хомъ, Сло́ве, вся́ земля́, и денни́ца лучи́ скры́, велича́йшему въ земли́ сокрове́нному Твоему́ Свѣ́ту.

27. Пу́ть оправда́ній Твои́хъ вразуми́ ми, и поглумлю́ся въ чудесѣ́хъ Твои́хъ.

Яко человѣ́къ у́бо умира́еши во́лею, Спа́се, я́ко Бо́гъ же сме́ртныя возста́вилъ еси́ отъ гробо́въ и глубины́ грѣхо́вныя.

28. Воздрема́ душа́ моя́ отъ уны́нія, утверди́ мя въ словесѣ́хъ Твои́хъ.

Слезото́чная рыда́нія на Тебе́ Чи́стая, ма́терски, о Іису́се, накрапля́ющи, вопія́ше: ка́ко погребу́ Тя́, Сы́не?

29. Пу́ть непра́вды отста́ви отъ мене́ и зако́номъ Твои́мъ поми́луй мя́.

Якоже пшени́чное зе́рно, заше́дъ въ нѣ́дра земна́я, многопе́рстный возда́лъ еси́ кла́съ, возста́вивъ человѣ́ки, я́же отъ Ада́ма.

30. Пу́ть и́стины изво́лихъ и судьбы́ Твоя́ не забы́хъ.

Подъ земле́ю скры́лся еси́, я́ко со́лнце ны́нѣ, и но́щію сме́ртною покрове́нъ бы́лъ еси́, но возсія́й свѣтлѣ́йше, Спа́се.

31. Прилѣпи́хся свидѣ́ніемъ Твои́мъ, Го́споди, не посрами́ мене́.

Якоже со́лнечный кру́гъ луна́, Спа́се, сокрыва́етъ, и Тебе́ ны́нѣ гро́бъ скры́, сконча́вшагося сме́ртію пло́тски.

32. Пу́ть за́повѣдей Твои́хъ теко́хъ, егда́ разшири́лъ еси́ се́рдце мое́.

Живо́тъ сме́рти вкуси́вый Христо́съ, отъ сме́рти сме́ртныя свободи́, и всѣ́мъ ны́нѣ да́руетъ живо́тъ.

33. Законоположи́ мнѣ́, Го́споди, пу́ть оправда́ній Твои́хъ, и взыщу́ и́ вы́ну.

Умерщвле́на дре́вле Ада́ма зави́стно, возво́диши къ животу́ умерщвле́ніемъ Твои́мъ, Но́вый, Спа́се, во пло́ти явле́йся Ада́мъ.

34. Вразуми́ мя, и испыта́ю зако́нъ Тво́й и сохраню́ и́ всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ.

Умніи Тя́ чи́ни, просте́рта, ме́ртва зря́ще, на́съ ра́ди, ужаса́хуся, покрыва́еми крилы́, Спа́се.

35. Наста́ви мя́ на стезю́ за́повѣдей Твои́хъ, я́ко ту́ю восхотѣ́хъ.

Сне́мъ Тя́, Сло́ве, отъ Дре́ва ме́ртва, во гро́бѣ Іо́сифъ ны́нѣ положи́, но воста́ни, спаса́яй вся́, я́ко Бо́гъ!

36. Приклони́ се́рдце мое́ во свидѣ́нія Твоя́, а не въ лихои́мство.

Ангельская, Спа́се, ра́дость бы́въ, ны́нѣ и печа́ли си́мъ бы́лъ еси́ вино́венъ, ви́димь пло́тію бездыха́ненъ, ме́ртвъ.

37. Отврати́ о́чи мои́, е́же не ви́дѣти суеты́, въ пути́ Твое́мъ живи́ мя.

Возне́слся еси́ на Дре́вѣ и живу́щія человѣ́ки совозно́сиши; подъ земле́ю же бы́въ, лежа́щія подъ не́ю воскреша́еши.

38. Поста́ви рабу́ Твоему́ сло́во Твое́ въ стра́хъ Тво́й.

Якоже ле́въ, Спа́се, усну́въ пло́тію, я́ко нѣ́кій ски́менъ ме́ртвъ возстае́ши, отложи́въ ста́рость плотску́ю.

39. Отъими́ поноше́ніе мое́, е́же непщева́хъ, я́ко судьбы́ Твоя́ бла́ги.

Въ ре́бра прободе́нъ бы́лъ еси́, ребро́ взе́мый Ада́мле, отъ него́же Еву созда́лъ еси́ и источи́лъ еси́ то́ки чисти́тельныя.

40. Се́, возжела́хъ за́повѣди Твоя́, въ пра́вдѣ Твое́й живи́ мя.

Та́йно у́бо дре́вле жрется а́гнецъ; Ты́ же, я́вѣ жре́нъ бы́въ, Незло́биве, всю́ тва́рь очи́стилъ еси́, Спа́се.

41. И да пріи́детъ на мя́ ми́лость Твоя́, Го́споди, спасе́ніе Твое́ по словеси́ Твоему́.

Кто изрече́тъ о́бразъ стра́шный вои́стинну но́вый? Влады́чествуяй бо тва́рію, дне́сь Стра́сть пріе́млетъ и умира́етъ на́съ ра́ди.

42. И отвѣща́ю поноша́ющимъ ми́ сло́во, я́ко упова́хъ на словеса́ Твоя́.

Живота́ Сокро́вище, ка́ко зри́тся мертвый? — Ужаса́ющеся, а́нгели взыва́ху, — ка́ко же во гро́бѣ заключа́ется Бо́гъ?

43. И не отъими́ отъ у́стъ мои́хъ словесе́ и́стинна до зѣла́, я́ко на судьбы́ Твоя́ упова́хъ.

Копіе́мъ прободе́ннаго, Спа́се, изъ ребра́ Твоего́, Живо́тъ живото́мъ изъ живота́ спа́сшаго мя́ иска́паеши и живи́ши мя́ съ ни́мъ.

44. И сохраню́ зако́нъ Тво́й вы́ну, въ вѣ́къ и въ вѣ́къ вѣ́ка.

Распросте́ртъ на Дре́вѣ, собра́лъ еси́ человѣ́ки, въ ре́бра же прободе́нъ, живото́чное всѣ́мъ оставле́ніе источа́еши, Іису́се.

45. И хожда́хъ въ широтѣ́, я́ко за́повѣди Твоя́ взыска́хъ.

Благообра́зный, Спа́се, образу́етъ стра́шно и погреба́етъ Тя́, я́ко ме́ртва, благообра́зно и ужаса́ется Твоего́ о́браза стра́шнаго.

46. И глаго́лахъ о свидѣ́ніихъ Твои́хъ предъ цари́, и не стыдя́хся.

Подъ земле́ю хотѣ́ніемъ низше́дъ, я́ко ме́ртвъ, возво́диши отъ земли́ къ небе́снымъ отту́ду па́дшія, Іису́се.

47. И поуча́хся въ за́повѣдехъ Твои́хъ, я́же возлюби́хъ зѣло́.

Аще и ме́ртвъ ви́дѣнъ бы́лъ еси́, но живы́й, я́ко Бо́гъ, возво́диши отъ земли́ къ небе́снымъ отту́ду па́дшія, Іису́се.

48. И воздвиго́хъ ру́цѣ мои́ къ за́повѣдемъ Твои́мъ, я́же возлюби́хъ.

Аще и ме́ртвъ ви́дѣнъ бы́лъ еси́, но жи́въ, я́ко Бо́гъ, умерщвле́ныя человѣ́ки оживи́лъ еси́, моего́ умертви́въ умертви́теля.

48. И глумля́хся во оправда́ніихъ Твои́хъ.

О, ра́дости о́ныя! О, мно́гія сла́дости! Ихже во а́дѣ напо́лнилъ еси́, во дна́хъ мра́чныхъ Свѣ́тъ возсія́въ.

49. Помяни́ словеса́ Твоя́ рабу́ Твоему́, и́хже упова́ніе да́лъ ми́ еси́.

Покланя́юся Стра́сти, воспѣва́ю погребе́ніе, велича́ю Твою́ держа́ву, Человѣколю́бче, и́миже свободи́хся страсте́й тлетво́рныхъ.

50. То́ мя утѣ́ши во смире́ніи мое́мъ, я́ко сло́во Твое́ живи́ мя.

На Тя́ ме́чь обнажи́ся, Христе́, и ме́чь крѣ́пкаго у́бо притупля́ется, ме́чь же обраща́ется Еде́мскій.

51. Го́рдіи законопреступова́ху до зѣла́, отъ зако́на же Твоего́ не уклони́хся.

Агница Агнца зря́щи въ заколе́ніи, о́стріемъ пробода́ема, рыда́ше, сподви́гши и ста́до вопи́ти.

52. Помяну́хъ судьбы́ Твоя́ отъ вѣ́ка, Го́споди, и утѣ́шихся.

Аще и во гро́бѣ погреба́ешися, а́ще и во а́дъ и́деши, но и гро́бы истощи́лъ еси́ и а́дъ обнажи́лъ еси́, Христе́.

53. Печа́ль прія́тъ мя́ отъ грѣ́шникъ, оставля́ющихъ зако́нъ Тво́й.

Во́лею снизше́лъ еси́, Спа́се, подъ зе́млю, умерщвле́ныя человѣ́ки оживи́лъ еси́ и возве́лъ еси́ во сла́вѣ Отчей.

54. Пѣ́та бя́ху мнѣ́ оправда́нія Твоя́ на мѣ́стѣ прише́льствія моего́.

Тро́ицы Еди́нъ во пло́ти, на́съ ра́ди поно́сную претерпѣ́ сме́рть: ужаса́ется же со́лнце и трепе́щетъ земля́.

55. Помяну́хъ въ нощи́ и́мя Твое́, Го́споди, и сохрани́хъ зако́нъ Тво́й.

Яко отъ исто́чника го́рькаго, Іу́дова колѣ́на исча́дія въ ро́вѣ положи́ша Пита́теля маннода́вца Іису́са.

56. Се́й бы́сть мнѣ́, я́ко оправда́ній Твои́хъ взыска́хъ.

Судія́, я́ко суди́мь предъ Пила́томъ судіе́ю, и предста́, и сме́ртію непра́ведною осужде́нъ бы́сть, Дре́вомъ Кре́стнымъ.

57. Ча́сть моя́ еси́, Го́споди, рѣ́хъ сохрани́ти зако́нъ Тво́й.

Го́рдый Изра́илю! Убíйственніи лю́діе! Что пострада́вше, Вара́вву свободи́сте и Спа́са преда́сте Кресту́?

58. Помоли́хся Лицу́ Твоему́ всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ, поми́луй мя́ по словеси́ Твоему́.

Руко́ю Твое́ю созда́вый Ада́ма отъ земли́, того́ ра́ди естество́мъ бы́лъ еси́ Человѣ́къ и распя́лся еси́ во́лею Твое́ю.

59. Помы́слихъ пути́ Твоя́ и возврати́хъ но́зѣ мои́ во свидѣ́нія Твоя́.

Послу́шавъ, Сло́ве, Отца́ Твоего́, да́же до а́да лю́таго соше́лъ еси́ и воскреси́лъ еси́ ро́дъ человѣ́ческій.

60. Угото́вихся и не смути́хся, сохрани́ти за́повѣди Твоя́.

Увы́ Мнѣ́, Свѣ́те мíра! Увы́ Мнѣ́, Свѣ́те Мо́й, Іису́се Мо́й возжелѣ́нный! — Вопія́ше Дѣ́ва, рыда́ющи го́рько взыва́ше.

61. Ужа грѣ́шникъ обяза́шася мнѣ́, и зако́на Твоего́ не забы́хъ.

Зави́стливіи, убійственніи и го́рдіи лю́діе, поне́ плащани́цы и сударя́ самаго́ стыдя́тся, воскре́сшу Христу́.

62. Полу́нощи воста́хъ исповѣ́датися Тебѣ́ о судьба́хъ пра́вды Твоея́.

Пріиди́ у́бо, скве́рный убíйце учениче́, и нра́въ зло́бы твоея́ покажи́ ми́, и́мже бы́лъ еси́ преда́тель Христо́въ.

63. Прича́стникъ а́зъ е́смь всѣ́мъ боя́щимся Тебе́ и храня́щимъ за́повѣди Твоя́.

Яко человѣколюби́въ нѣ́кто притворя́ешися, бу́е, и слѣ́пе, всегуби́тельнѣйшій, невѣ́рный, Мѵ́ро прода́вый на цѣнѣ́.

64. Ми́лости Твоея́, Го́споди, испо́лнь земля́, оправда́ніемъ Твои́мъ научи́ мя.

Небе́снаго Мѵ́ра ку́ю имѣ́лъ еси́ цѣ́ну Многоцѣ́ннаго? Ко́е прія́лъ еси́ противодосто́йное? Неи́стовство обрѣ́лъ еси́, прокля́тѣйшій сатано́.

65. Бла́гость сотвори́лъ еси́ съ рабо́мъ Твои́мъ, Го́споди, по словеси́ Твоему́.

Аще нищелю́бецъ еси́ и о мѵ́рѣ печа́луеши истоща́емомъ во очище́ніе души́, ка́ко за зла́тѣ продае́ши Свѣтоза́рна?

66. Бла́гости, и наказа́нію, и ра́зуму научи́ мя, я́ко за́повѣдемъ Твои́мъ вѣ́ровахъ.

О Бо́жій Сло́ве! О, Ра́досте Моя́! Ка́ко претерплю́ тридне́вное Твое́ погребе́ніе? Ны́нѣ терза́юся утро́бою ма́терски.

67. Пре́жде да́же не смири́ти ми ся, а́зъ прегрѣши́хъ, сего́ ра́ди сло́во Твое́ сохрани́хъ.

Кто́ да́стъ Ми́ во́ду и сле́зъ исто́чники? — Богоневѣ́стная Дѣ́ва взыва́ше, — да воспла́чу сла́дкаго Ми́ Іису́са!

68. Бла́гъ еси́ Ты́, Го́споди, и бла́гостію Твое́ю научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

О, го́ры, и хо́лми, и человѣ́ковъ мно́жества! Воспла́читеся, и вся́ рыда́йте со Мно́ю, Бо́га ва́шего Ма́терію!

69. Умно́жися на мя́ непра́вда го́рдыхъ, а́зъ же всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ испыта́ю за́повѣди Твоя́.

Когда́ ви́жду Тя́, Спа́се, Безлѣ́тнаго Свѣ́та, Ра́дость и Сла́дость се́рдца Моего́? — Дѣ́ва го́рько вопія́ше.

70. Усыри́ся, я́ко млеко́, се́рдце и́хъ, а́зъ же зако́ну Твоему́ поучи́хся.

Аще и я́ко Ка́мень, Спа́се, Краесеко́мый, Ты́ прія́лъ еси́ сѣче́ніе, но источи́лъ еси́ живу́ю струю́, я́ко Исто́чникъ сы́й жи́зни.

71. Бла́го мнѣ́, я́ко смири́лъ мя́ еси́, я́ко да научу́ся оправда́ніемъ Твои́мъ.

Яко отъ исто́чника еди́наго сугу́бою рѣко́ю, ре́бромъ Твои́мъ излива́ющимъ, напая́ющеся, безсме́ртную пріобрѣта́емъ жизнь.

72. Бла́гъ мнѣ́ зако́нъ у́стъ Твои́хъ, па́че ты́сящъ зла́та и сребра́.

Во́лею яви́лся еси́, Сло́ве, во гро́бѣ ме́ртвъ, но живе́ши, и человѣ́ки, я́коже предре́клъ еси́, воскресе́ніемъ Твои́мъ, Спа́се мо́й, воздвиза́еши.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Воспѣва́емъ, Сло́ве, Тебе́, всѣ́хъ Бо́га, со Отце́мъ и Святы́мъ Твои́мъ Ду́хомъ, и сла́вимъ Боже́ственное Твое́ погребе́ніе.

И ны́нѣ, и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ, ами́нь.

Богоро́диченъ: Блажи́мъ Тя́, Богоро́дице Чи́стая, и почита́емъ тридне́вное погребе́ніе Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего вѣ́рно.

И па́ки пе́рвый припѣ́въ оба лика вку́пѣ:

[Жи́знь во гро́бѣ положи́лся еси́, Христе́, и ангельская во́инства ужаса́хуся, снизхожде́ніе сла́вяще Твое́.]

Та́же ектенія́ ма́лая, и возгла́съ на пе́рвую статію́:

Яко благослови́ся Твое́ и́мя и просла́вися Твое́ Ца́рство, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́нѣ, и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ.

И, покади́въ, начина́етъ втору́ю статію́.

СТАТІЯ ВТОРАЯ.
Начина́етъ лѣ́вый ли́къ благочи́нно тропа́рь:

Досто́йно е́сть велича́ти Тя́, Жизнода́вца, на Крестѣ́ ру́цѣ просте́ршаго и сокру́шшаго держа́ву вра́жію.

73. Ру́цѣ Твои́ сотвори́стѣ мя́ и созда́етѣ мя́: вразуми́ мя, и научу́ся за́повѣдемъ Твоимъ.

Досто́йно е́сть велича́ти Тя́, всѣ́хъ Зижди́теля, Твои́ми бо страда́ньми и́мамы безстра́стіе, изба́вльшеся отъ тлѣ́нія.

74. Боя́щіися Тебе́ у́зрятъ мя́ и возвеселя́тся, я́ко на словеса́ Твоя́ упова́хъ.

Ужасе́ся земля́, и со́лнце, Спа́се, скры́ся, Тебѣ́, Невече́рнему Свѣ́ту, Христе́, заше́дшу во гро́бѣ пло́тски.

75. Разумѣ́хъ, Го́споди, я́ко пра́вда судьбы́ Твоя́, и вои́стинну смири́лъ мя́ еси́.

Усну́лъ еси́, Христе́, естественноживо́тнымъ сно́мъ во гро́бѣ и отъ тя́жкаго сна́ грѣхо́внаго воздви́глъ еси́ ро́дъ человѣ́ческій.

76. Бу́ди же ми́лость Твоя́, да утѣ́шитъ мя́, по словеси́ Твоему́ рабу́ Твоему́.

Еди́на же́нъ кромѣ́ болѣ́зней роди́хъ Тя́, Ча́до, болѣ́зни же ны́нѣ терплю́ Стра́стію Твое́ю нестерпи́мыя, — глаго́лаше Чи́стая.

77. Да пріи́дутъ мнѣ́ щедро́ты Твоя́, и жи́въ бу́ду, я́ко зако́нъ Тво́й поуче́ніе мое́ е́сть.

Горѣ́ Тя́, Спа́се, неразлу́чно со Отце́мъ су́ща, до́лѣ же ме́ртва, просте́рта на земли́, ужаса́ются зря́ще серафи́ми.

78. Да постыдя́тся го́рдіи, я́ко непра́ведно беззако́нноваша на мя́, а́зъ же поглумлю́ся въ за́повѣдехъ Твои́хъ.

Раздира́ется церко́вная завѣ́са Твои́мъ распя́тіемъ, покрыва́ютъ свѣти́ла, Сло́ве, свѣ́тъ, Тебѣ́ скры́вшуся, Со́лнцу, подъ зе́млю.

79. Да обратя́тъ мя боя́щіися Тебе́ и вѣ́дящіи свидѣ́нія Твоя́.

Земли́ изнача́ла еди́нѣмъ ма́ніемъ водрузи́вый кру́гъ, бездыха́ненъ, я́ко человѣ́къ за́йде подъ зе́млю. Ужасни́ся видѣ́ніемъ, не́бо!

80. Бу́ди се́рдце мое́ непоро́чно во оправда́ніяхъ Твои́хъ, я́ко да не постыжу́ся.

Заше́лъ еси́ подъ зе́млю, руко́ю Твое́ю созда́вый человѣ́ка, да воздви́гнеши отъ паде́нія собо́ры человѣ́ческія всеси́льною держа́вою.

81. Исчеза́етъ во спасе́ніе Твое́ душа́ моя́, на словеса́ Твоя́ упова́хъ.

Пла́чь свяще́нный, пріиди́те, воспои́мъ Христу́ уме́ршему, я́ко дре́вле жены́ мѵроно́сицы, да и — ра́дуйся! — услы́шимъ съ ни́ми.

82. Исчезо́ша о́чи мои́ въ сло́во Твое́, глаго́люще: когда́ утѣ́шиши мя́?

Мѵ́ро вои́стинну еси́ Ты́, Сло́ве, Неистощи́мое, тѣ́мже Ти́ и мѵ́ра приноша́ху, я́ко ме́ртву Живо́му, жены́ мѵроно́сицы.

83. Зане́ бы́хъ я́ко мѣ́хъ на сла́нѣ, оправда́ній Твои́хъ не забы́хъ.

Адова у́бо погребе́нъ ца́рствія, Христе́, сокруша́еши, сме́ртію же сме́рть умерщвля́еши и тлѣ́нія свобожда́еши земноро́дныя.

84. Коли́ко е́сть дне́й раба́ Твоего́? когда́ сотвори́ши ми́ отъ гоня́щихъ мя́ су́дъ?

То́ки жи́зни пролива́ющая Бо́жія Прему́дрость, во гро́бъ заходя́щи, животвори́тъ су́щія въ незаходи́мыхъ а́довыхъ мѣ́стѣхъ.

85. Повѣ́даша мнѣ́ законопресту́пницы глумле́нія, но не я́ко зако́нъ Тво́й, Го́споди.

Да человѣ́ческое обновлю́ сокруше́нное естество́, уя́звленъ е́смь сме́ртію хотя́ пло́тію. Ма́ти Моя́, не терза́йся рыда́ньми!

86. Вся́ за́повѣди Твоя́ и́стина, непра́ведно погна́ша мя́, помози́ ми́.

Заше́лъ еси́ подъ зе́млю, Свѣтоно́сецъ пра́вды, и ме́ртвыя, я́коже отъ сна́, воздви́глъ еси́, отгна́въ вся́кую тму́, су́щую во а́дѣ.

87. Въ ма́лѣ не сконча́ша мене́ на земли́, а́зъ же не оста́вихъ за́повѣдей Твои́хъ.

Зе́рно двоера́сленное, естественножи́зненное, въ бока́ земна́я сѣ́ется со слеза́ми дне́сь, но, прозя́бше, мíръ радостносотвори́тъ.

88. По ми́лости Твое́й живи́ мя, и сохраню́ свидѣ́нія у́стъ Твои́хъ.

Убоя́ся Ада́мъ, Бо́гу ходя́щу въ раи́, ра́дуется же, ко а́ду Соше́дшу, пады́й пре́жде, и ны́нѣ воздвиза́емь.

89. Во вѣ́къ, Го́споди, сло́во Твое́ пребыва́етъ на небеси́.

Жре́тъ Тебѣ́ же́ртвы сле́зныя ро́ждшая Тя́, Христе́, пло́тію положе́ну во гро́бѣ, вопію́щи: воста́ни, Ча́до, я́коже предре́клъ еси́!

90. Въ ро́дъ и ро́дъ и́стина Твоя́: основа́лъ еси́ зе́млю, и пребыва́етъ.

Во гро́бѣ Іо́сифъ благоговѣ́йно Тя́ но́вѣмъ сокрыва́я, пѣ́сни исхо́дныя боголѣ́пныя пое́тъ Тебѣ́, смѣше́ныя рыда́ньми, Спа́се.

91. Учине́ніемъ Твои́мъ пребыва́етъ де́нь, я́ко вся́ческая рабо́тна Тебѣ́.

Гвоздьми́ Тя́ Кресту́ пригвожде́на, Ма́ти Твоя́, Сло́ве, зря́щи, гвоздьми́ печа́ли го́рькія пронза́етъ и стрѣла́ми ду́шу.

92. Яко а́ще бы не зако́нъ Тво́й поуче́ніе мое́ бы́лъ, тогда́ у́бо поги́блъ бы́хъ во смире́ніи мое́мъ.

Тя́, всѣ́хъ Наслажде́ніе, Ма́ти зря́щи питіе́мъ напая́ема го́рькимъ, слеза́ми лице́ омака́етъ го́рцѣ.

93. Во вѣ́къ не забу́ду оправда́ній Твои́хъ, я́ко въ ни́хъ оживи́лъ мя́ еси́.

Уязвля́юся лю́тѣ и растерза́юся утро́бою, Сло́ве, зря́щи непра́ведное Твое́ заколе́ніе, — глаго́лаше Пречи́стая съ пла́чемъ.

94. Тво́й е́смь а́зъ, спаси́ мя́, я́ко оправда́ній Твои́хъ взыска́хъ.

Око сла́дкое и устнѣ́ Твои́ ка́ко заключу́, Сло́ве? Ка́ко же Тя́ мертволѣ́пно погребу́? Ужаса́юся! — Вопія́ше Іо́сифъ.

95. Мене́ жда́ша грѣ́шницы погуби́ти мя́, свидѣ́нія Твоя́ разумѣ́хъ.

Пѣ́сни Іо́сифъ и Никоди́мъ надгро́бныя пою́тъ Христу́, уме́ршему ны́нѣ. Пою́тъ же съ ни́ми и серафи́ми.

96. Вся́кія кончи́ны ви́дѣхъ коне́цъ, широка́ за́повѣдь Твоя́ зѣло́.

Захо́диши подъ зе́млю, Спа́се, Со́лнце пра́вды, тѣ́мже Ро́ждшая Тя́ Луна́ печа́льми оскудѣва́етъ, ви́да Твоего́ лиша́ема.

97. Ко́ль возлюби́хъ зако́нъ Тво́й, Го́споди, ве́сь де́нь поуче́ніе мое́ е́сть.

Ужасе́ся а́дъ, Спа́се, зря́ Тя́, Жизнода́вца, бога́тство о́наго упраждня́юща и я́же отъ вѣ́ка ме́ртвыя возставля́юща.

98. Па́че вра́гъ мои́хъ умудри́лъ мя́ еси́ за́повѣдію Твое́ю, я́ко въ вѣ́къ моя́ е́сть.

Со́лнце свѣ́тъ возсіява́етъ по но́щи, Сло́ве, и Ты́ же воскре́съ, просіява́еши по сме́рти я́сно, я́ко отъ черто́га.

99. Па́че всѣ́хъ уча́щихъ мя́ разумѣ́хъ, я́ко свидѣ́нія Твоя́ поуче́ніе мое́ е́сть.

Земля́ Тя́, Созда́телю, въ нѣ́дра пріе́мши, тре́петомъ содержи́ма, Спа́се, трясе́тся, успи́вши ме́ртвыя трясе́ніемъ.

100. Па́че ста́рецъ разумѣ́хъ, я́ко за́повѣди Твоя́ взыска́хъ.

Мѵ́ры Тя́, Христе́, Никоди́мъ и Благообра́зный ны́нѣ новолѣ́пно помазу́юще, — ужасни́ся, — вопія́ху, — вся́ земля́!

101. Отъ вся́каго пути́ лука́ва возбрани́хъ нога́мъ мои́мъ, я́ко да сохраню́ словеса́ Твоя́.

Заше́лъ еси́, Свѣтотво́рче, и съ Тобо́ю за́йде свѣ́тъ со́лнца, тре́петомъ же тва́рь содержи́тся, всѣ́хъ Тя́ проповѣ́дающи Творца́.

102. Отъ суде́бъ Твои́хъ не уклони́хся, я́ко Ты́ законоположи́лъ ми́ еси́.

Ка́мень углажде́нный, Краеуго́льный покрыва́етъ Ка́мень, челове́къ же сме́ртный, я́ко сме́ртна Бо́га покрыва́етъ ны́нѣ во гро́бѣ: ужасни́ся, земле́!

103. Ко́ль сладка́ горта́ни моему́ словеса́ Твоя́, па́че ме́да усто́мъ мои́мъ.

Ви́ждь ученика́, его́же люби́лъ еси́, и Твою́ Ма́терь, Ча́до, и вѣща́ніе да́ждь сладча́йшее, — взыва́ше, пла́чущи, Чи́стая.

104. Отъ за́повѣдей Твои́хъ разумѣ́хъ, сего́ ра́ди возненави́дѣхъ вся́къ пу́ть непра́вды.

Ты́, Сло́ве, я́ко сы́й живота́ Да́тель, іуде́овъ, на Крестѣ́ простры́йся, не умертви́лъ еси́, но воскреси́лъ еси́ и си́хъ ме́ртвыя.

105. Свѣти́льникъ нога́ма мои́ма зако́нъ Тво́й и свѣ́тъ стезя́мъ мои́мъ.

Добро́ты, Сло́ве, пре́жде не имѣ́лъ еси́, ниже́ ви́да, егда́ страда́лъ еси́, но воскре́съ, провозсія́лъ еси́, удобри́въ человѣ́ки Боже́ственными заря́ми.

106. Кля́хся и поста́вихъ сохрани́ти судьбы́ пра́вды Твоея́.

Заше́лъ еси́ пло́тію въ зе́млю, Невече́рній Свѣтоно́сецъ, и, не тѣрпя́ зрѣ́ти, со́лнце поме́рче, полу́дни еще́ су́щу.

107. Смири́хся до зѣла́, Го́споди, живи́ мя по словеси́ Твоему́.

Со́лнце вку́пѣ и луна́ поме́ркше, Спа́се, рабо́мъ благоразу́мнымъ образова́хуся, и́же въ че́рныя оде́жды облача́тся.

108. Во́льная у́стъ мои́хъ благоволи́ же, Го́споди, и судьба́мъ Твои́мъ научи́ мя.

Ви́дѣ Тя́ Бо́га со́тникъ, а́ще и умертви́лся еси́; ка́ко Тя́ у́бо, Бо́же мо́й, осяжу́ рука́ма? Ужаса́юся! — Вопія́ше Іо́сифъ.

109. Душа́ моя́ въ руку́ Твое́ю вы́ну, и зако́на Твоего́ не забы́хъ.

Усну́ Ада́мъ, но сме́рть изъ ре́бръ изво́дитъ; Ты́ же ны́нѣ усну́лъ еси́, Сло́ве Бо́жій, источа́еши отъ ребръ Твои́хъ мíрови жи́знь.

110. Положи́ша грѣ́шницы сѣ́ть мнѣ́, и отъ за́повѣдей Твои́хъ не заблуди́хъ.

Усну́лъ еси́ ма́ло и оживи́лъ еси́ уме́ршія, и воскре́съ, воскреси́лъ еси́ спя́щія отъ вѣ́ка, Бла́же.

111. Наслѣ́довахъ свидѣ́нія Твоя́ во вѣ́къ, я́ко ра́дованіе се́рдца моего́ су́ть.

Взя́тъ еси́ отъ земли́, но источи́лъ еси́ спасе́нія вино́, Живото́чная Лозо́; прославля́ю Стра́сть и Кре́стъ.

112. Приклони́хъ се́рдце мое́ сотвори́ти оправда́нія Твоя́ въ вѣ́къ за воздая́ніе.

Ка́ко у́мная чинонача́лія Тя́, Спа́се, пою́тъ, на́га, окровавле́на, осужде́на, терпя́ще де́рзость распина́телей?

113. Законопресту́пныя возненави́дѣхъ, зако́нъ же Тво́й возлюби́хъ.

Обруче́нный, стропо́тнѣйшій ро́де евре́йскій, вѣ́далъ еси́ воздвиже́ніе хра́ма, почто́ осуди́лъ еси́ Христа́?

114. Помо́щникъ мо́й и Засту́пникъ мо́й еси́ Ты́, на словеса́ Твоя́ упова́хъ.

Во оде́жду поруга́нія Украси́теля всѣ́хъ облека́еши, Иже не́бо утверди́ и зе́млю украси́ чу́дно.

115. Уклони́теся отъ мене́, лука́внующіи, и испыта́ю за́повѣди Бо́га моего́.

Якоже нея́сыть уя́звленъ въ ре́бра Твоя́, Сло́ве, о́троки Твоя́ уме́ршія оживи́лъ еси́, иска́павъ живо́тныя и́мъ то́ки.

116. Заступи́ мя по словеси́ Твоему́, и жи́въ бу́ду, и не посрами́ мене́ отъ ча́янія моего́.

Со́лнце пре́жде уста́ви Іису́съ, иноплеме́нники сѣкíй; Ты́ же скры́лся еси́, низлага́я тмы́ нача́льника.

117. Помози́ ми и спасу́ся, и поучу́ся во оправда́ніихъ Твои́хъ вы́ну.

Нѣ́дръ Оте́ческихъ неисхо́денъ пребы́въ, Ще́дре, и Человѣ́къ бы́ти благоволи́лъ еси́, и во а́дъ снизше́лъ еси́, Христе́.

118. Уничижи́лъ еси́ вся́ отступа́ющіи отъ оправда́ній Твои́хъ, я́ко непра́ведно помышле́ніе и́хъ.

Взя́тся распны́йся, Иже на вода́хъ зе́млю повѣ́шей, и я́ко бездыха́ненъ въ не́й ны́нѣ возлега́етъ, я́же не терпя́щи, тряса́шеся лю́тѣ.

119. Преступа́ющіи непщева́хъ вся́ грѣ́шныя земли́, сего́ ра́ди возлюби́хъ свидѣ́нія Твоя́.

Увы́ мнѣ́, о Сы́не! — Неискусому́жная, рыда́ше, глаго́лющи, — Его́же бо, я́ко Царя́, надѣ́яхся, осужде́на зрю́ ны́нѣ на Крестѣ́.

120. Пригвозди́ стра́ху Твоему́ пло́ти моя́, отъ суде́бъ бо Твои́хъ убоя́хся.

Сія́ Гавріи́лъ Мнѣ́ возвѣсти́, егда́ слетѣ́, и́же Ца́рство вѣ́чное, рече́, Сы́на Моего́ Іису́са.

121. Сотвори́хъ су́дъ и пра́вду, не преда́ждь мене́ оби́дящимъ мя́.

Увы́, Симео́ново соверши́ся проро́чество! Тво́й бо ме́чь про́йде се́рдце Мое́, Емману́иле.

122. Воспріими́ раба́ Твоего́ во бла́го, да не оклевета́ютъ мене́ го́рдіи.

Поне́ су́щихъ отъ ме́ртвыхъ постыди́теся, о іуде́е! Ихже Животода́вецъ возста́ви, Его́же вы уби́сте зави́стно.

123. Очи мои́ исчезо́стѣ во спасе́ніе Твое́ и въ сло́во пра́вды Твоея́.

Ужасе́ся ви́дѣвшее, Неви́димый Свѣ́те, Тебе́, Христе́ мо́й, во гро́бѣ сокрыва́ема, бездыха́нна же, и помрачи́ со́лнце свѣ́тъ.

124. Сотвори́ съ рабо́мъ Твои́мъ по ми́лости Твое́й и оправда́ніемъ Твои́мъ научи́ мя́.

Пла́каше го́рько Пренепоро́чная Ма́ти Твоя́, Сло́ве, егда́ во гро́бѣ ви́дѣ Тебе́, Неизрече́ннаго и Безнача́льнаго Бо́га.

125. Ра́бъ Тво́й е́смь а́зъ, вразуми́ мя, и увѣ́мъ свидѣ́нія Твоя́.

Ме́ртвость Твою́, Нетлѣ́нная, Христе́, Ма́ти Твоя́ зря́щи, го́рько къ Тебѣ́ вѣща́ше: не косни́, Животе́, въ ме́ртвыхъ.

126. Вре́мя сотвори́ти Го́сподеви, разори́ша зако́нъ Тво́й.

Адъ лю́тый потрепета́, егда́ Тя́ ви́дѣ, Со́лнце сла́вы, Безсме́ртне, и издава́ше ю́зники тща́тельно.

127. Сего́ ра́ди возлюби́хъ за́повѣди Твоя́ па́че зла́та и топа́зія.

Ве́ліе и ужа́сное видѣ́ніе ны́нѣ зри́тся: живота́ сы́й Вино́вный, смерть подъя́тъ, оживи́ти хотя́ всѣ́хъ.

128. Сего́ ра́ди ко всѣ́мъ за́повѣдемъ Твои́мъ направля́хся, вся́къ пу́ть непра́вды возненави́дѣхъ.

Пробода́ешися въ ре́бра и пригвожда́ешися, Влады́ко, рука́ми, я́зву отъ ребра́ Ты исцѣля́я и невоздержа́ніе рукъ пра́отецъ.

129. Ди́вна свидѣ́нія Твоя́, сего́ ра́ди испыта́ я́ душа́ моя́.

Пре́жде Рахи́лина сы́на пла́каше вся́къ, и́же въ до́му, и Сы́на Дѣ́выя рыда́ху учени́къ ли́къ съ Ма́терію.

130. Явле́ніе слове́съ Твои́хъ просвѣща́етъ и вразумля́етъ младе́нцы.

Ударе́ніе ру́къ да́ша Христо́вой лани́тѣ, руко́ю человѣ́ка Созда́вшаго и че́люсти звѣ́ря Сокруши́вшаго.

131. Уста́ моя́ отверзо́хъ и привлеко́хъ ду́хъ, я́ко за́повѣдей Твои́хъ жела́хъ.

Пѣ́сньми Твое́, Христе́, ны́нѣ распя́тіе и погребе́ніе, вси́ вѣ́рніи, пра́зднуемъ, изба́вльшеся сме́рти погребе́ніемъ Твои́мъ.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

Тро́иченъ: Безнача́льне Бо́же, Соприсносу́щне Сло́ве, и Ду́ше Святы́й, ски́птръ Правосла́внаго ИМПЕРАТОРА укрѣпи́ на ра́тныя, я́ко Бла́гъ.

И ны́нѣ, и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ, ами́нь.

Богоро́диченъ: Жи́знь ро́ждшая, Пренепоро́чная Чи́стая Дѣ́во, утоли́ церко́вныя собла́зны и пода́ждь ми́ръ, я́ко Блага́я.

И па́ки пе́рвый тропа́рь, о́ба ли́ка:

[Досто́йно е́сть велича́ти Тя́, Жизнода́вца, на Крестѣ́ ру́цѣ просте́ршаго и сокру́шшаго держа́ву вра́жію.]

Та́же, ектенія́ ма́лая. Возгла́съ во втору́ю статію́:

Яко Свя́тъ еси́, Бо́же на́шъ, Иже на престо́лѣ сла́вы херуви́мстѣмъ почива́яй, и Тебѣ́ сла́ву возсыла́емъ, со Безнача́льнымъ Твои́мъ Отце́мъ, и съ Пресвяты́мъ, и Благи́мъ, и Животворя́щимъ Твои́мъ Ду́хомъ, ны́нѣ и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ.

И начина́емъ тре́тію статію́, кадя́щу свяще́ннику.

СТАТІЯ ТРЕТІЯ.
Начина́етъ па́ки со сладкопѣ́ніемъ десны́й, си́рѣчь пе́рвый ли́къ, на гла́съ 3:

Ро́ди вси́ пѣ́снь погребе́нію Твоему́ прино́сятъ, Христе́ мо́й.

132. При́зри на мя́ и поми́луй мя́, по суду́ лю́бящихъ и́мя Твое́.

Сне́мъ съ дре́ва и́же отъ Аримаѳе́я, плащани́цею обви́въ, во гро́бѣ Тя́ погреба́етъ.

133. Стопы́ моя́ напра́ви по словеси́ Твоему́, и да не облада́етъ мно́ю вся́кое беззако́ніе.

Мѵроно́сицы пріидо́ша, мѵ́ра Тебѣ́, Христе́ мо́й, нося́щія прему́дро.

134. Изба́ви мя́ отъ клеветы́ человѣ́ческія, и сохраню́ за́повѣди Твоя́.

Гряди́, вся́ тва́рь, пѣ́сни исхо́дныя принесе́мъ Зижди́телю.

135. Лице́ Твое́ просвѣти́ на раба́ Твоего́ и научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

Яко ме́ртва Жива́го съ мѵроно́сицами вси́ мѵропома́жемъ му́дренно.

136. Исхо́дища водна́я изведо́стѣ о́чи мои́, поне́же не сохрани́хъ зако́на Твоего́.

Іо́сифе треблаже́нне, погреби́ тѣ́ло Христа́ Жизнода́вца.

137. Пра́веденъ еси́, Го́споди, и пра́ви суди́ Твои́.

Ихже воспита́ ма́нною, воздвиго́ша пя́ту на Благодѣ́теля.

138. Заповѣ́далъ еси́ пра́вду, свидѣ́нія Твоя́, и и́стину зѣло́.

Ихже воспита́ ма́нною, прино́сятъ Спа́су же́лчь ку́пно и о́цетъ.

139. Иста́яла мя́ е́сть ре́вность Твоя́, я́ко забы́ша словеса́ Твоя́ врази́ мои́.

О, пребезу́мія и христоубíйства пророкоубíйцъ!

140. Разжже́но сло́во Твое́ зѣло́, и ра́бъ Тво́й возлюби́ е́.

Якоже безу́мный служи́тель предаде́ учени́къ Бе́здну Прему́дрости.

141. Юнѣ́йшій а́зъ е́смь и уничиже́нъ, оправда́ній Твои́хъ не забы́хъ.

Изба́вителя оста́вивъ, плѣ́нникъ оста́вися льсти́вый Іу́да.

142. Пра́вда Твоя́ пра́вда во вѣ́къ, и зако́нъ Тво́й и́стина.

По Соломо́ну, ро́въ глубо́кій — уста́ евре́й беззако́нныхъ.

143. Ско́рби и ну́жды обрѣто́ша мя́, за́повѣди Твоя́ поуче́ніе мое́.

Въ стропо́тныхъ ше́ствіихъ евре́овъ беззако́нныхъ — волчцы́ и сѣ́ти.

144. Пра́вда свидѣ́нія Твоя́ въ вѣ́къ, вразуми́ мя, и жи́въ бу́ду.

Іо́сифъ погреба́етъ съ Никоди́момъ мертволѣ́пно Зижди́теля.

145. Воззва́хъ всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ, услы́ши мя́, Го́споди, оправда́нія Твоя́ взыщу́.

Жизнода́вче Спа́се, сла́ва держа́вѣ Твое́й, а́дъ разо́ршей!

146. Воззва́хъ Ти́, спаси́мя, и сохраню́ свидѣ́нія Твоя́.

Лежа́ща Тя́ Пречи́стая, ви́дящи, Сло́ве, матеролѣ́пно пла́каше.

147. Предвари́хъ въ безго́діи и воззва́хъ, на словеса́ Твоя́ улова́хъ.

О, сладча́йшая Моя́ весно́, сладча́йшее Мое́ Ча́до! Гдѣ́ Твоя́ за́йде добро́та?

148. Предвари́стѣ о́чи мои́ ко у́тру, поучи́тися словесе́мъ Твои́мъ.

Пла́чь сподвиза́ше Всечи́стая Твоя́ Ма́ти, Тебѣ́, Сло́ве, уме́ршу.

149. Гла́съ мо́й услы́ши, Го́споди, по ми́лости Твое́й, по судьбѣ́ Твое́й живи́ мя.

Жены́ съ мѵ́ры пріидо́ша пома́зати Христа́ — Боже́ственнаго Мѵ́ра.

150. Прибли́жишася гоня́щіи мя́ беззако́ніемъ, отъ зако́на же Твоего́ удали́шася.

Сме́рть сме́ртію Ты́ умерщвля́еши, Бо́же мо́й, Боже́ственною си́лою Твое́ю.

151. Бли́зъ еси́ Ты́, Го́споди, и вси́ путіе́ Твои́ и́стина.

Прельсти́ся преле́стникъ, прельсти́выйся избавля́ется, прему́дростію Твое́ю, Бо́же мо́й.

152. Испе́рва позна́хъ отъ свидѣ́ній Твои́хъ, я́ко въ вѣ́къ основа́лъ я́ еси́.

Во дно́ а́дово низведе́нъ бы́сть преда́тель, въ кла́денецъ истлѣ́нія.

153. Ви́ждь смире́ніе мое́ и изми́ мя, я́ко зако́на Твоего́ не забы́хъ.

Волчцы́ и сѣ́ти — путіе́ треокая́ннаго безу́мнаго Іу́ды.

154. Суди́ су́дъ мо́й и изба́ви мя́, словесе́ ра́ди Твоего́ живи́ мя.

Вси́ спогиба́ютъ распина́теліе Твои́, Сло́ве, Сы́не Бо́жій, Всецарю́.

155. Дале́че отъ грѣ́шникъ спасе́ніе, я́ко оправда́ній Твои́хъ не взыска́ша.

Въ кла́денецъ истлѣ́нія вси́ спогиба́ютъ му́жіе крове́й.

156. Щедро́ты Твоя́ мно́ги, Го́споди, по судьбѣ́ Твое́й живи́ мя.

Сы́не Бо́жій, Всецарю́, Бо́же мо́й, Созда́телю мо́й, ка́ко Стра́сть подъя́лъ еси́?

157. Мно́зи изгоня́щіи мя́ и стужа́ющіи ми́, отъ свидѣ́ній Твои́хъ не уклони́хся.

Юница Тельца́, на дре́вѣ пове́шена, взыва́ше, зря́щи.

158. Ви́дѣхъ неразумѣва́ющія и иста́яхъ, я́ко слове́съ Твои́хъ не сохрани́ша.

Тѣ́ло живоно́сное Іо́сифъ погреба́етъ съ Никоди́момъ.

159. Ви́ждь, я́ко за́повѣди Твоя́ возлюби́хъ, Го́споди, по ми́лости Твоей́ живи́ мя.

Взыва́ше Отрокови́ца, те́плѣ сле́зы точа́щи, утро́бою пробода́ема.

160. Нача́ло слове́съ Твои́хъ и́стина, и во вѣ́къ вся́ судьбы́ пра́вды Твоея́.

Свѣ́те о́чію Мое́ю, Сладча́йшее Мое́ Ча́до! Ка́ко во гро́бѣ ны́нѣ покрыва́ешися?

161. Кня́зи погна́ша мя́ ту́не, и отъ слове́съ Твои́хъ убоя́ся се́рдце мое́.

Ада́ма и Еву свободи́ти, Ма́ти не рыда́й, сія́ стражду́.

162. Возра́дуюся а́зъ о словесѣ́хъ Твои́хъ, я́ко обрѣта́яй коры́сть мно́гу.

Прославля́ю Твое́, Сы́не Мо́й, кра́йнее благоутро́біе, его́же ра́ди сія́ стра́ждеши.

163. Непра́вду возненави́дѣхъ и омерзи́хъ, зако́нъ же Тво́й возлюби́хъ.

Оцтомъ напое́нъ бы́лъ еси́ и же́лчію, Ще́дре, дре́внее разрѣша́я вкуше́ніе.

164. Седмери́цею дне́мъ хвали́хъ Тя́ о судьба́хъ пра́вды Твоея́.

На Крестѣ́ пригвозди́лся еси́, дре́вле лю́ди Твоя́ столпо́мъ о́блачнымъ Покрыва́яй.

165. Ми́ръ мно́гъ лю́бящимъ зако́нъ Тво́й, и нѣ́сть и́мъ собла́зна.

Мѵроно́сицы, Спа́се, ко гро́бу прише́дшія, мѵ́ра принесо́ша Тебѣ́.

166. Ча́яхъ спасе́нія Твоего́, Го́споди, и за́повѣди Твоя́ возлюби́хъ.

Воста́ни, Ще́дре, отъ про́пастей а́дскихъ возставля́яй на́съ.

167. Сохрани́ душа́ моя́ свидѣ́нія Твоя́ и возлюби́ я́ зѣло́.

Воскресни́, Жизнода́вче! — ро́ждшая Тя́ Ма́ти, сле́зы точа́щи, глаго́летъ.

168. Сохрани́хъ за́повѣди Твоя́ и свидѣ́нія Твоя́, я́ко вси́ путіе́ мои́ предъ Тобо́ю, Го́споди.

Потщи́ся воскресну́ти, печа́ль разрѣша́я, Сло́ве, чи́сто Ро́ждшія Тя́.

169. Да прибли́жится моле́ніе мое́ предъ Тя́, Го́споди, по словеси́ Твоему́ вразуми́ мя.

Небе́сныя си́лы ужасо́шася стра́хомъ, ме́ртва Тя́ зря́ще.

170. Да вни́детъ проше́ніе мое́ предъ Тя́, Го́споди, по словеси́ Твоему́ изба́ви мя́.

Любо́вію же и стра́хомъ Стра́сти Твоя́ почита́ющимъ да́ждь прегрѣше́ній разрѣше́ніе.

171. Отры́гнутъ устнѣ́ мои́ пѣ́ніе, егда́ научи́ши мя́ оправда́ніемъ Твои́мъ.

О, ужа́снаго и стра́ннаго видѣ́нія, Бо́жій Сло́ве! Ка́ко земля́ Тя́ спокрыва́етъ?

172. Провѣща́етъ язы́къ мо́й словеса́ Твоя́, я́ко вся́ за́повѣди Твоя́ пра́вда.

Нося́й Тя́ дре́вле, Спа́се, Іо́сифъ бѣ́гаетъ, и ны́нѣ Тя́ ины́й погреба́етъ.

173. Да бу́детъ рука́ Твоя́, е́же спасти́ мя́, я́ко за́повѣди Твоя́ изво́лихъ.

Пла́четъ и рыда́етъ Тя́ Пречи́стая Ма́ти Твоя́, Спа́се мо́й, умерщвле́наго.

174. Возжела́хъ спасе́ніе Твое́, Го́споди, и зако́нъ Тво́й поуче́ніе мое́ е́сть.

Ужаса́ются умы́ стра́ннаго и ужа́снаго, Тебе́ всѣ́хъ Созда́теля, погребе́нія.

175. Жива́ бу́детъ душа́ моя́ и восхва́литъ Тя́, и судьбы́ Твоя́ помо́гутъ мнѣ́.

Излія́ша на гро́бъ мѵроно́сицы мѵ́ра, зѣло́ ра́но прише́дшія.

176. Заблуди́хъ, я́ко овча́ поги́бшее, взыщи́ раба́ Твоего́, я́ко за́повѣдей Твои́хъ не забы́хъ.

Миръ — Це́ркви, лю́демъ Твои́мъ — спасе́ніе да́руй воста́ніемъ Твои́мъ.

Сла́ва Отцу́, и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху.

О, Тро́ице, Бо́же мо́й, Отче, Сы́не и Ду́ше, поми́луй мíръ!

И ны́нѣ, и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ, ами́нь.

[Богоро́диченъ:] Ви́дѣти Твоего́ Сы́на Воскресе́ніе, Дѣ́во, сподо́би Твоя́ рабы́.

[И па́ки пе́рвый тропа́рь, о́ба ли́ка:

Ро́ди вси́ пѣ́снь погребе́нію Твоему́ прино́сятъ, Христе́ мо́й.]

И а́біе пое́мъ тропари́ сія́, во гла́съ 5:

Благослове́нъ еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ.

Ангельскій собо́ръ удиви́ся, зря́ Тебе́ въ ме́ртвыхъ вмѣни́вшася, сме́ртную же, Спа́се, крѣ́пость разори́вша, и съ Собо́ю Ада́ма воздви́гша, и отъ а́да вся́ свобо́ждша.

Благослове́нъ еси́, Го́споди, [научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ].

Почто́ мѵ́ра съ ми́лостивными слеза́ми, о учени́цы, растворя́ете? — блиста́яйся во гро́бѣ а́нгелъ мѵроно́сицамъ вѣща́ше, — ви́дите вы́ гро́бъ и уразумѣ́йте, Спа́съ бо воскре́се отъ гро́ба.

Благослове́нъ еси́, Го́споди, [научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ].

Зѣло́ ра́но мѵроно́сицы теча́ху ко гро́бу Твоему́ рыда́ющія, но предста́ къ ни́мъ а́нгелъ и рече́: рыда́нія вре́мя преста́, не пла́чите, Воскресе́ніе же апо́столомъ рцы́те.

Благослове́нъ еси́, Го́споди, [научи́ мя оправда́ніемъ Твои́мъ].

Мѵроно́сицы жены́, съ мѵ́ры прише́дшія ко гро́бу Твоему́, Спа́се, рыда́ху, а́нгелъ же къ ни́мъ рече́, глаго́ля: что́ съ ме́ртвыми Жива́го помышля́ете? Яко Бо́гъ бо воскре́се отъ гро́ба.

Сла́ва, тро́иченъ: Поклони́мся Отцу́ и Его́ Сы́нови и Свято́му Ду́ху, Святѣ́й Тро́ицѣ во Еди́номъ Существѣ́, съ серафи́мы зову́ще: Свя́тъ, Свя́тъ, Свя́тъ еси́, Го́споди.

И ны́нѣ, богоро́диченъ: Жизнода́вца ро́ждши, грѣха́, Дѣ́во, Ада́ма изба́вила еси́, ра́дость же Евѣ въ печа́ли мѣ́сто подала́ еси́, па́дшія же отъ жи́зни къ се́й напра́ви, изъ Тебе́ воплоти́выйся Бо́гъ и Человѣ́къ.

Аллилу́ія, [аллилу́ія, аллилу́ія, сла́ва Тебѣ́, Бо́же]. [Три́жды.]

Та́же ектенія́ ма́лая.

Возгла́съ: Ты́ бо еси́ Ца́рь ми́ра, Христе́ Бо́же на́шъ, и Тебѣ́ сла́ву возсыла́емъ, со Безнача́льнымъ Твои́мъ Отце́мъ, и съ Пресвяты́мъ, и Благи́мъ, и Животворя́щимъ Твои́мъ Ду́хомъ, ны́нѣ и при́сно, и во вѣ́ки вѣко́въ. [Ами́нь.]

И пое́мъ сѣда́ленъ дне́, гла́съ 1. Подо́бенъ: Гро́бъ Тво́й, Спа́се.

Плащани́цею чи́стою и арома́ты Боже́ственными, тѣ́ло честно́е, испроси́въ у Пила́та, мѵропомазу́етъ и полага́етъ Іо́сифъ въ но́вомъ гро́бѣ. Тѣ́мже, ура́нше мѵроно́сицы жены́, возопи́ша: покажи́ на́мъ, я́коже предре́клъ еси́, Христе́, Воскресе́ніе.

Сла́ва, коне́цъ:

[Покажи́ намъ, я́коже предре́клъ еси́, Христе́, Воскресе́ніе.]

И ны́нѣ, другíй подо́бенъ:

Ужасо́шася ли́цы ангельстіи, зря́ще Сѣдя́щаго въ нѣ́дрѣхъ Отчихъ: ка́ко во гро́бъ полага́ется, я́ко ме́ртвъ Безсме́ртный! Его́же чи́ни ангельстіи окружа́ютъ и сла́вятъ съ ме́ртвыми во а́дѣ, я́ко Зижди́теля и Го́спода.

Та́же быва́етъ чте́ніе въ толкова́ніи Ева́нгелія на Матѳе́я, зача́ло 114: Во у́трій же де́нь, и́же е́сть по пятцѣ́...
Воскресе́ніе Христо́во... не глаго́лемъ, но а́біе псало́мъ 50-й.


И пое́мъ кано́нъ, ирмо́съ по два́жды, а тропари́ на 12. И па́ки послѣди́ ирмо́съ о́ба ли́ка вку́пѣ. Есть же кано́нъ, отъ пе́рвыя пѣ́сни до шесты́я, творе́ніе Ма́рка мона́ха, епи́скопа Идру́нтскаго; ирмосы́ же, творе́ніе жены́ нѣ́кія, Кассíи имену́емыя. Отъ 6-й же пѣ́сни до конца́, творе́ніе господи́на Космы́. Краегране́сіе же кано́на: Καὶ σήμερον δὲ Σάββατον μέλπω Μέγα, сí есть: И дне́сь же Суббо́ту пою́ Вели́кую. Гла́съ 6.

Пѣ́снь 1.

Ирмо́съ: Волно́ю морско́ю скры́вшаго дре́вле, гони́теля мучи́теля — подъ земле́ю скры́ша спасе́нныхъ о́троцы; но мы́ я́ко отрокови́цы, Го́сподеви пои́мъ, сла́вно бо просла́вися.

[Κ] Го́споди Бо́же мой, исхо́дное пѣ́ніе и надгро́бную Тебѣ́ пѣ́снь воспою́, погребе́ніемъ Твои́мъ жи́зни моея́ вхо́ды отве́рзшему и сме́ртію сме́рть и а́дъ умертви́вшему.

[Α] Горѣ́ Тя на престо́лѣ и до́лѣ во гро́бѣ, премíрная и подзе́мная, помышля́ющая, Спа́се мо́й, зы́бляхуся умерщвле́ніемъ Твои́мъ: па́че ума́ бо ви́дѣнъ былъ еси́ ме́ртвъ, Живонача́льниче.

[Ι] Да Твоея́ сла́вы вся́ испо́лниши, сше́лъ еси́ въ ни́жняя земли́; отъ Тебе́ бо не скры́ся соста́въ мо́й, и́же во Ада́мѣ, и, погребе́нъ, истлѣ́вша мя́ обновля́еши, Человѣколю́бче.

Пѣ́снь 3.

Ирмо́съ: Тебе́, на вода́хъ повѣ́сившаго всю́ зе́млю неодержи́мо, тва́рь, ви́дѣвши на ло́бнѣмъ ви́сима, у́жасомъ мно́гимъ содрога́шеся, нѣ́сть свя́тъ, ра́звѣ Тебе́, Го́споди, взыва́ющи.

[Σ] Образы погребе́нія Твоего́ показа́лъ еси́, видѣ́нія умно́живъ. Ны́нѣ же сокрове́нная Твоя́ богому́жно уясни́лъ еси́ и су́щимъ во а́дѣ, Влады́ко, — нѣ́сть свя́тъ, ра́звѣ Тебе́, Го́споди, — взыва́ющимъ.

[Η] Просте́рлъ еси́ дла́ни и соедини́лъ еси́ дре́вле разстоя́щаяся. Одѣя́ніемъ же, Спа́се, е́же въ плащани́цѣ и во гро́бѣ, окова́нныя разрѣши́лъ еси́, — нѣ́сть свя́тъ, ра́звѣ Тебе́, Го́споди, — взыва́ющія.

[Μ] Гро́бомъ и печа́тьми, Невмѣсти́ме, содержи́мь бы́лъ еси́ хотѣ́ніемъ; и́бо си́лу Твою́ дѣ́йствы показа́лъ еси́, богодѣ́йственно пою́щимъ: нѣ́сть свя́тъ, ра́звѣ Тебе́ Го́споди, Человѣколю́бче.

Сѣда́ленъ, гла́съ 1:

Гро́бъ Тво́й, Спа́се, во́ини стрегу́щіи, ме́ртви отъ облиста́нія я́вльшагося а́нгела бы́ша, проповѣ́дающа жена́мъ Воскресе́ніе. Тебе́ сла́вимъ, тли́ Потреби́теля, Тебѣ́ припа́даемъ, Воскре́сшему изъ гро́ба и Еди́ному Бо́гу на́шему.

Сла́ва, и ны́нѣ, то́йже.

Пѣ́снь 4.

Ирмо́съ: На Крестѣ́ Твое́ Боже́ственное истоща́ніе прови́дя, Авваку́мъ, ужа́сся, вопія́ше: Ты́ си́льныхъ пресѣ́клъ еси́ держа́ву, Бла́же, пріобща́яся су́щимъ во а́дѣ, я́ко Всеси́ленъ.

[Ε] Седьмы́й де́нь дне́сь освяти́лъ еси́, его́же дре́вле благослови́лъ еси́ упокое́ніемъ дѣ́лъ: прево́диши бо вся́ческая и обновля́еши, суббо́тствуя, Спа́се мо́й, и назида́я.

[Ρ] Си́лою лу́чшаго, побѣди́вшаго Тебе́, отъ пло́ти душа́ Твоя́ раздѣли́ся, растерза́ющи бо обоя́ у́зы, сме́рти и а́да, Сло́ве, держа́вою Твое́ю.

[Ο] Адъ, Сло́ве, срѣ́тъ Тя́, огорчи́ся, человѣ́ка зря́ обоже́на, уя́звлена ра́нами и Всесильнодѣ́теля, стра́шнымъ же зра́комъ поги́бе.

Пѣ́снь 5.

Ирмо́съ: Богоявле́нія Твоего́, Христе́, къ на́мъ ми́лостивно бы́вшаго, Иса́ія, Свѣ́тъ ви́дѣвъ Невече́рній, изъ но́щи у́треневавъ взыва́ше: воскре́снутъ ме́ртвіи, и воста́нутъ су́щіи во гробѣ́хъ, и вси́ земноро́дніи возра́дуются.

[Ν] Новотвори́ши земны́я, Созда́телю, пе́рстенъ бы́въ, и плащани́ца и гро́бъ явля́ютъ е́же въ Тебѣ́, Сло́ве, та́инство. Благообра́зный бо совѣ́тникъ, Тебе́ Ро́ждшаго совѣ́тъ образу́етъ, въ Тебѣ́ велелѣ́пно новотворя́щаго мя́.

[Δ] Сме́ртію — сме́ртное, погребе́ніемъ тлѣ́нное прелага́еши, нетлѣ́нно твори́ши бо, боголѣ́пно безсме́ртно творя́ прія́тіе: пло́ть бо Твоя́ истлѣ́нія не ви́дѣ Влады́ко, ниже́ душа́ Твоя́ во а́дѣ страннолѣ́пно оста́влена бы́сть.

[Ε] Изъ Небра́чныя проше́дъ, и прободе́нъ въ ре́бра, Содѣ́телю мо́й, изъ Нея́ содѣ́лалъ еси́ обновле́ніе Евино, Ада́мъ бы́въ, усну́въ па́че естества́ сномъ есте́ственнымъ, и жи́знь воздви́гнувъ отъ сна́ и тлѣ́нія, я́ко Всеси́ленъ.

Пѣ́снь 6.

[Σ] Ирмо́съ: Ятъ бы́сть, но не удержа́нъ въ пе́рсехъ ки́товыхъ Іо́на: Тво́й бо о́бразъ нося́, Страда́вшаго, и погребе́нію да́вшагося, я́ко отъ черто́га отъ звѣ́ря изы́де. Приглаша́ше же кустодíи: храня́щіи су́етная и ло́жная, ми́лость сію́ оста́вили есте́.

[Α] Біе́нъ былъ еси́, но не раздѣли́лся еси́, Сло́ве, ея́же причасти́лся еси́ пло́ти: а́ще бо и разори́ся Тво́й хра́мъ во вре́мя стра́сти, но и та́ко еди́нъ бѣ́ соста́въ Божества́ и пло́ти Твоея́. Во обои́хъ бо Еди́нъ еси́ Сы́нъ, Сло́во Бо́жіе, Бо́гъ и Человѣ́къ.

[Β] Человѣкоубíйственно, но не богоубíйственно бы́сть прегрѣше́ніе Ада́мово: а́ще бо и пострада́ Твоея́ пло́ти пе́рстное существо́, но Божество́ безстра́стно пребы́сть, тлѣ́нное же Твое́ на нетлѣ́ніе преложи́лъ еси́, и нетлѣ́нныя жи́зни показа́лъ еси́ исто́чникъ Воскресе́ніемъ.

[Β] Ца́рствуетъ а́дъ, но не вѣ́чнуетъ надъ ро́домъ человѣ́ческимъ: Ты́ бо поло́жся во гро́бѣ, Держа́вне, живонача́льною дла́нію, сме́рти ключи́ разве́рглъ еси́ и проповѣ́далъ еси́ отъ вѣ́ка та́мо спя́щимъ, избавле́ніе нело́жное бы́въ, Спа́се, ме́ртвымъ Пе́рвенецъ.

Конда́къ, гла́съ 6:

Бе́здну Заключи́вый ме́ртвъ зри́тся, и сми́рною и плащани́цею обви́вся, во гро́бѣ полага́ется я́ко сме́ртный Безсме́ртный. Жены́ же пріидо́ша пома́зати Его́ мѵ́ромъ, пла́чущія го́рько и вопію́щія: сія́ суббо́та е́сть преблагослове́нная, въ не́йже Христо́съ усну́въ, воскре́снетъ тридне́венъ.

Икосъ:

Содержа́й вся́ на Кре́стъ вознесе́ся, и рыда́етъ вся́ тва́рь, Того́ ви́дящи на́га ви́сяща на дре́вѣ: со́лнце лучи́ сокры́ и звѣ́зды отложи́ша свѣ́тъ, земля́ же со мно́гимъ стра́хомъ поколеба́ся, и мо́ре побѣже́, и ка́меніе распаде́ся, гро́би же мно́ги отверзо́шася и тѣлеса́ воста́ша святы́хъ муже́й. Адъ ни́зу сте́нетъ и іуде́е совѣ́туютъ оклевета́ти Христо́во Воскресе́ніе. Жены́ же взыва́ютъ: сія́ суббо́та есть преблагослове́нная, въ не́йже Христо́съ, усну́въ, воскре́снетъ тридне́венъ.

Синакса́рь.

Сти́хъ: Всу́е храни́ши гро́бъ, кустодíе,
                        Не бо́ содержи́тъ ра́ка Саможиво́тія.

Во святу́ю и Вели́кую суббо́ту боготѣле́сное погребе́ніе Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Іису́са Христа́ и е́же во а́дъ соше́ствіе пра́зднуемъ, и́миже отъ тли́ на́шъ ро́дъ воззва́нъ бы́въ, къ вѣ́чной жи́зни пре́йде.

Всѣ́хъ бо дне́й свята́я Четыредеся́тница превосхо́дитъ; сея́ же па́ки, сія́ свята́я и Вели́кая седми́ца бо́льши; и Вели́кія седми́цы па́ки, бо́льши сія́ Вели́кая и свята́я суббо́та. Глаго́лется же Вели́кая седми́ца, не я́ко бо́льши су́ть днíе сíи или́ часы́, но я́ко вели́кая и преесте́ственная чудеса́ и изря́дная Спа́са на́шего дѣла́ въ не́й содѣ́яшася, и наипа́че дне́сь. Якоже бо въ пе́рвомъ міротворе́ніи, вся́кое дѣ́ло содѣ́лавъ Бо́гъ, и послѣди́ госпо́дственнѣйшее, въ шесты́й де́нь созда́въ человѣ́ка, въ седмы́й почи́ отъ всѣ́хъ дѣ́лъ Свои́хъ, и освяти́ его́, суббо́ту именова́въ, я́же упокое́ніе толку́ется; си́це и во у́мнаго мíра дѣ́ланіи, изря́днѣ вся́ содѣ́лавый, и въ шесты́й назда́въ па́ки истлѣ́вшаго человѣ́ка, и обнови́въ живоно́снымъ Кресто́мъ и сме́ртію, въ настоя́щій па́ки седмы́й де́нь упоко́и соверше́ннымъ дѣ́лъ упокое́ніемъ, животоесте́ственнымъ и спаси́тельнымъ усну́въ сно́мъ.

Снизхо́дитъ у́бо Бо́жіе Сло́во съ пло́тію во гро́бъ, схо́дитъ же и во а́дъ съ нетлѣ́нною и Боже́ственною Свое́ю душе́ю, раздѣ́льшеюся сме́ртію отъ тѣлесе́, ю́же и въ ру́цѣ предаде́ Отцу́, Ему́же и Свою́ Кро́вь принесе́, не проси́вшу, избавле́ніе на́ше бы́вшую. Не бо́ во а́дѣ Госпо́дня душа́, я́коже други́хъ святы́хъ ду́ши, удержа́на бы́сть. Ка́ко бо? Ничто́же прароди́тельнѣй наноси́мѣ кля́твѣ, я́коже о́ны. Но ни кро́ви же взя́тъ вра́гъ на́шъ діа́волъ, а́ще и на́съ держа́ше, е́юже ку́плени бы́хомъ. Ка́ко бо а́ще не то́чію отъ Бо́га, но и Бо́га Его́ разбо́йникъ діа́волъ, я́ти имя́ше? Оба́че тѣле́снѣ и съ Божество́мъ всели́ся во гро́бъ Госпо́дь на́шъ Іису́съ Христо́съ, кра́йнѣ пло́ти соедини́вшимся. Бя́ше же съ разбо́йникомъ и въ раи́, и во а́дѣ бя́ше, я́коже рече́ся, со обоже́нною Свое́ю душе́ю; преесте́ственно же и со Отце́мъ бѣ́ и Ду́ху сосѣдя́й, я́ко Бо́гъ неопи́санный, — вездѣ́ же бѣ́, ничто́же Божеству́ во гро́бѣ стра́ждущу, я́коже ниже́ на крестѣ́. И тлѣ́ніе у́бо Госпо́дьское тѣ́ло претерпѣ́, е́же е́сть разрѣше́ніе души́ отъ тѣ́ла; растлѣ́нія же, си́рѣчь разруше́нія пло́ти и уде́съ, соверше́ннаго погубле́нія ника́коже.

Но Іо́сифъ у́бо, свято́е тѣ́ло Госпо́дне сне́мъ, во гро́бѣ но́вѣ погреба́етъ, и бли́зъ іуде́й въ вертогра́дѣ ка́мень ве́лій зѣло́ надъ вхо́домъ гро́ба положи́. Іуде́е же у́бо по пятцѣ́, приступи́вше, глаго́лютъ Пила́ту: го́споди, помяну́хомъ, я́ко льсте́цъ Оный рече́, егда́ жи́въ бѣ́, я́ко по тріе́хъ дне́хъ воста́ну. Мни́тся у́бо на́мъ добро́ бы́ти, да твоя́ вла́сть повели́тъ во́инству затверди́ти гро́бъ. Отвѣща́ Пила́тъ: а́ще у́бо льсте́цъ, что́ о глаго́лѣхъ Его́ пече́теся? Егда́ бѣ́ жи́въ, я́ко исповѣ́даемый у́мре. Когда́ же Христо́съ рече́ — воста́ну? Не́гли отъ Іо́нина указа́нія собира́ху то́. Вся́ко же, а́ще утверди́тся гро́бъ, не укра́дется.

Оле, ка́ко безу́мніи, ели́ка о себѣ́ творя́ху, на ся́ дѣ́юще не разумѣва́ху! Пила́ту же повелѣ́вшу, са́ми съ во́инскимъ чи́номъ и опа́снымъ запечатлѣ́ніемъ затверди́ша гро́бъ, да не чужде́й су́щей стра́жи и печа́ти, Воскресе́ніе Госпо́дне обо́лгано бы́ло бы. Но а́дъ отсе́лѣ совраща́ется и изумѣва́ется, твердѣ́йшую си́лу ощуща́я; изблю́етъ у́бо пома́лѣ непра́веднымъ поглоще́ніемъ Христа́ — твердѣ́йшаго и краеуго́льнаго ка́мене; и я́же отъ вѣ́ка положи́ во чре́вѣ, снѣ́дь сотвори́въ.

Неизрече́ннымъ снизхожде́ніемъ Твои́мъ, Христе́ Бо́же на́шъ, поми́луй на́съ, ами́нь.

Пѣ́снь 7.

[Α] Ирмо́съ: Неизрече́нное чу́до: въ пещи́ Изба́вивый преподо́бныя о́троки изъ пла́мене, во гро́бѣ ме́ртвъ бездыха́ненъ полага́ется, во спасе́ніе на́съ пою́щихъ: Изба́вителю Бо́же, благослове́нъ еси́.

[Τ] Уязви́ся а́дъ, въ се́рдцѣ пріе́мъ Уя́звеннаго копіе́мъ въ ре́бра, и воздыха́етъ, огне́мъ Боже́ственнымъ иждива́емь, во спасе́ніе на́съ, пою́щихъ: Изба́вителю Бо́же, благослове́нъ еси́!

[Ο] Бога́тъ гро́бъ, въ себѣ́ бо пріи́мъ я́ко спя́ща Содѣ́теля, жи́зни Боже́ственное сокро́вище показа́ся, во спасе́ніе на́съ, пою́щихъ: Изба́вителю Бо́же, благослове́нъ еси́.

[Ν] Зако́номъ уме́ршихъ е́же во гро́бѣ положе́ніе, всѣ́хъ пріе́млетъ Жи́знь, и сего́ исто́чника показу́етъ воста́нія, во спасе́ніе на́съ, пою́щихъ: Изба́вителю Бо́же, благослове́нъ еси́.

[Μ] Еди́но бя́ше неразлу́чное, е́же во а́дѣ, и во гро́бѣ, и во Еде́мѣ, Божество́ Христо́во, со Отце́мъ и Ду́хомъ, во спасе́ніе на́съ, пою́щихъ: Изба́вителю Бо́же, благослове́нъ еси́.

Пѣ́снь 8.

[Ε] Ирмо́съ: Ужасни́ся, боя́йся, не́бо, и да подви́жатся основа́нія земли́: се́ бо въ мертвецѣ́хъ вмѣня́ется въ вы́шнихъ Живы́й, и во гро́бъ ма́лъ страннопріе́млется. Его́же о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́діе превозноси́те во вся́ вѣ́ки.

[Λ] Разруши́ся Пречи́стый хра́мъ, па́дшую же совозставля́етъ ски́нію: Ада́му бо пе́рвому Вторы́й, Иже въ вы́шнихъ Живы́й, сни́де да́же до а́довыхъ сокро́вищь. Его́же о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́діе превозноси́те во вся́ вѣ́ки.

[Π] Преста́ де́рзость ученико́въ, Аримаѳе́й же изря́дствуетъ Іо́сифъ: ме́ртва бо и на́га зря́, надъ всѣ́ми Бо́га, про́ситъ и погреба́етъ, зовы́й: о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́діе, превозноси́те во вся́ вѣ́ки.

[Ω] О, чуде́съ но́выхъ! О, бла́гости! О, неизрече́ннаго терпѣ́нія! Во́лею бо подъ земле́ю печатлѣ́ется, Иже въ вы́шнихъ Живы́й, и я́ко льсте́цъ, Бо́гъ оклевета́ется. Его́же о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́діе превозноси́те во вся́ вѣ́ки.

Пѣ́снь 9.

[Μ] Ирмо́съ: Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бѣ, Его́же во чре́вѣ безъ сѣ́мене зачала́ еси́ Сы́на: воста́ну бо, и просла́влюся, и вознесу́ со сла́вою, непреста́нно я́ко Бо́гъ, вѣ́рою и любо́вію Тя́ велича́ющія.

[Ε] Въ стра́ннѣмъ Твое́мъ рождествѣ́ болѣ́зней избѣжа́вше па́че естества́, ублажи́хся, Безнача́льне Сы́не; ны́нѣ же Тя́, Бо́же мо́й, бездыха́нна зря́щи ме́ртва, ору́жіемъ печа́ли растерза́юся лю́тѣ; но воскресни́, я́ко да возвели́чуся.

[Γ] Земля́ покрыва́етъ Мя́ хотя́ща, но устраша́ются а́довы вра́тницы, одѣ́яна ви́дяще оде́ждею окровавле́ною, Ма́ти, отмще́нія: враги́ бо Кресто́мъ порази́въ, я́ко Бо́гъ, воскре́сну па́ки и возвели́чу Тя́.

[Α] Да ра́дуется тва́рь, да веселя́тся вси́ земноро́дніи, вра́гъ бо плѣни́ся а́дъ: съ мѵ́ры жены́ да срѣта́ютъ, Ада́ма со Евою избавля́ю всеро́дна, и въ тре́тій де́нь воскре́сну.

Ексапостила́рій, гла́съ 2: Свя́тъ Госпо́дь Бо́гъ на́шъ... [Три́жды.]

На хвали́техъ поста́вимъ стихи́ 4 и пое́мъ стихи́ры самогла́сны, гла́съ 2:

Дне́сь содержи́тъ гро́бъ Содержа́щаго дла́нію тва́рь; покрыва́етъ ка́мень Покры́вшаго добродѣ́телію небеса́; спи́тъ Живо́тъ, и а́дъ трепе́щетъ и Ада́мъ отъ у́зъ разрѣша́ется. Сла́ва Твоему́ смотре́нію, и́мже соверши́въ все́ упокое́ніе вѣ́чное, дарова́лъ еси́ на́мъ, Бо́же, всесвято́е изъ ме́ртвыхъ Твое́ Воскресе́ніе.

Что́ зри́мое видѣ́ніе? Ко́е настоя́щее упокое́ніе? Ца́рь вѣко́въ, Иже стра́стію соверши́въ смотре́ніе, во гро́бѣ суббо́тствуетъ, но́вое на́мъ подая́ суббо́тство. Тому́ возопіи́мъ: воскресни́, Бо́же, судя́й земли́, я́ко Ты́ ца́рствуеши во вѣ́ки, неизмѣ́рную имѣ́яй ве́лію ми́лость.

Пріиди́те, ви́димъ Живо́тъ на́шъ во гро́бѣ лежа́щь, да во гробѣ́хъ лежа́щія оживи́тъ. Пріиди́те, дне́сь Иже изъ Іу́ды спя́ща зря́ще, проро́чески Ему́ возопіи́мъ: возле́гъ, усну́лъ еси́, я́ко ле́въ, кто́ воздви́гнетъ Тя́, Царю́? Но воста́ни самовла́стно, да́вый Себе́ о на́съ во́лею, Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Гла́съ 6:

Проси́ Іо́сифъ тѣ́ло Іису́сово и положи́ е́ въ но́вѣмъ свое́мъ гро́бѣ: подоба́ше бо Ему́ изъ гро́ба, я́ко изъ черто́га, проити́. Сокруши́вый держа́ву сме́рти и отве́рзый врата́ ра́йская человѣ́комъ, Го́споди, сла́ва Тебѣ́!

Сла́ва, гла́съ 6:

Дне́шній де́нь та́йно вели́кій Моисе́й прообразова́ше, глаго́ля: и благослови́ Бо́гъ де́нь седьмы́й. Сія́ бо е́сть благослове́нная суббо́та, се́й е́сть упокое́нія де́нь, въ о́ньже почи́ отъ всѣ́хъ дѣ́лъ Свои́хъ Единоро́дный Сы́нъ Бо́жій, смотре́ніемъ, е́же на сме́рть, пло́тію суббо́тствовавъ, и во е́же бѣ́, па́ки возвра́щься Воскресе́ніемъ, дарова́ на́мъ живо́тъ вѣ́чный, я́ко еди́нъ Бла́гъ и Человѣколю́бецъ.

И ны́нѣ, богоро́диченъ, гла́съ 2:

Преблагослове́нна еси́, Богоро́дице Дѣ́во, [Вопло́щшимъ бо ся изъ Тебе́ а́дъ плѣни́ся, Ада́мъ воззва́ся, кля́тва потреби́ся, Ева свободи́ся, сме́рть умертви́ся, и мы́ ожи́хомъ. Тѣ́мъ, воспѣва́юще, вопіе́мъ: благослове́нъ Христо́съ Бо́гъ, благоволи́вый та́ко, сла́ва Тебѣ́].

Славосло́віе вели́кое.

Свяще́нникъ же облача́ется во всю́ свяще́нническую оде́жду и вхо́дитъ со святы́мъ Ева́нгеліемъ. По трисвято́мъ же глаго́летъ свяще́нникъ: Во́нмемъ. Ми́ръ всѣ́мъ. Прему́дрость. И мы́ тропа́рь еди́ножды:

Благообра́зный Іо́сифъ, съ дре́ва сне́мъ пречи́стое тѣ́ло Твое́, плащани́цею чи́стою обви́въ, и воня́ми во гро́бѣ но́ве покры́въ положи́.

И глаго́лемъ тропа́рь проро́чества, гла́съ 2:

Содержа́й концы́, гро́бомъ содержа́тися изво́лилъ еси́, Христе́, да отъ а́дова поглоще́нія изба́виши человѣ́чество и воскре́съ, оживи́ши на́съ, я́ко Бо́гъ Безсме́ртный.

Сла́ва, коне́цъ. И ны́нѣ, ве́сь.

Та́же проки́менъ, гла́съ 4: Воскресни́, Го́споди, помози́ на́мъ,* и изба́ви на́съ и́мене ра́ди Твоего́. Сти́хъ: Бо́же, уши́ма на́шима услы́шахомъ и отцы́ на́ши возвѣсти́ша на́мъ.

Проро́чества Іезекíилева чте́ніе. [Глава́ 37.]

Бы́сть на мнѣ́ рука́ Госпо́дня, и изведе́ мя́ въ ду́сѣ Госпо́дни и поста́ви мя́ средѣ́ по́ля, се́ же бя́ше по́лно косте́й человѣ́ческихъ. И обведе́ мя́ о́крестъ и́хъ о́коло, и се́ мно́ги зѣло́ на лицы́ по́ля, и се́ су́хи зѣло́. И рече́ ко мнѣ́: сы́не человѣ́чь, оживу́тъ ли ко́сти сія́? И реко́хъ: Го́споди Бо́же, Ты́ вѣ́си сія́. И рече́ ко мнѣ́: сы́не человѣ́чь, прорцы́ на ко́сти сія́ и рече́ши и́мъ: ко́сти сухíя, слы́шите сло́во Госпо́дне. Се́ глаго́летъ Адонаи́ Госпо́дь косте́мъ си́мъ: се́ Азъ введу́ въ ва́съ ду́хъ живо́тѣнъ, и да́мъ на васъ жи́лы, и возведу́ на ва́съ пло́ть, и простру́ по ва́мъ ко́жу, и да́мъ ду́хъ Мо́й въ ва́съ, и оживете́, и увѣ́сте, я́ко Азъ е́смь Госпо́дь. И прореко́хъ, я́коже заповѣ́да ми́ Госпо́дь. И бы́сть гла́съ, внегда́ ми́ проро́чествовати, и се́ тру́съ: и совокупля́хуся ко́сти, ко́сть къ ко́сти, ка́яждо къ соста́ву своему́. И ви́дѣхъ: и се́ бы́ша и́мъ жи́лы, и пло́ть растя́ше и восхожда́ше, (и протяже́ся) и́мъ ко́жа верху́, ду́ха же не бя́ше въ ни́хъ. И рече́ ко мнѣ́: прорцы́ о ду́сѣ, прорцы́, сы́не человѣ́чь, и рцы́ ду́хови: сія́ глаго́летъ Адонаи́ Госпо́дь: отъ четы́рехъ вѣ́тровъ пріиди́, ду́ше, и вду́ни на ме́ртвыя сія́, и да оживу́тъ. И прореко́хъ, я́коже повелѣ́ ми́, и вни́де въ ня́ ду́хъ жи́зни, и ожи́ша, и ста́ша на нога́хъ свои́хъ: собо́ръ мно́гъ зѣло́. И рече́ Госпо́дь ко мнѣ́, глаго́ля: сы́не человѣ́чь, сія́ ко́сти — ве́сь до́мъ Изра́илевъ е́сть; тíи бо глаго́лютъ: су́хи бы́ша ко́сти на́ша, поги́бе наде́жда на́ша, убіе́ни бы́хомъ. Того́ ра́ди прорцы́ (сы́не человѣ́чь), и рцы́ къ ни́мъ: сія́ глаго́летъ Адонаи́ Госпо́дь: се́ Азъ отве́рзу гро́бы ва́ша, и изведу́ ва́съ отъ гро́бъ ва́шихъ, лю́діе Мои́, и введу́ вы́ въ зе́млю Изра́илеву. И увѣ́сте, я́ко Азъ е́смь Госпо́дь, внегда́ отве́рсти Ми́ гро́бы ва́ша, е́же возвести́ Ми́ ва́съ отъ гробо́въ ва́шихъ, лю́діе Мои́, и да́мъ ду́хъ Мо́й въ ва́съ, и жи́ви бу́дете. И поста́влю вы́ на земли́ ва́шей и увѣ́сте, я́ко Азъ — Госпо́дь, глаго́лахъ и сотворю́, глаго́летъ Адонаи́ Госпо́дь.

Проки́менъ, гла́съ 7: Воскресни́, Го́споди Бо́же мо́й, да вознесе́тся рука́ Твоя́,* не забу́ди убо́гихъ Твои́хъ до конца́. Сти́хъ: Исповѣ́мся Тебѣ́, Го́споди, всѣ́мъ се́рдцемъ мои́мъ, повѣ́мъ вся́ чудеса́ Твоя́.

Апо́столъ къ Кори́нѳяномъ. [Зача́ло 133.]

Бра́тіе, ма́лъ ква́съ все́ смѣше́ніе ква́ситъ. Очи́стите у́бо ве́тхій ква́съ, да бу́дете но́во смѣше́ніе, я́коже есте́ безква́сни, и́бо Па́сха на́ша — за ны́ пожре́нъ бы́сть Христо́съ. Тѣ́мже да пра́зднуемъ не въ ква́сѣ ве́тсѣ, ни въ ква́сѣ зло́бы и лука́вства, но въ безква́сіихъ чистоты́ и и́стины. [Гала́томъ, зач. 206:] Христо́съ ны́ искупи́лъ е́сть отъ кля́твы зако́нныя, бы́въ по на́съ кля́тва. Пи́сано бо е́сть: про́клятъ вся́къ, ви́сяй на дре́вѣ. Да въ язы́цѣхъ благослове́ніе Авраа́мле бу́детъ о Христѣ́ Іису́сѣ, да обѣтова́ніе Ду́ха пріи́мемъ вѣ́рою.

Аллилу́ія, гла́съ 5: Да воскре́снетъ Бо́гъ, и расточа́тся врази́ Его́, и да бѣжа́тъ отъ лица́ Его́ ненави́дящіи Его́. Сти́хъ: Яко исчеза́етъ ды́мъ, да исче́знутъ, я́ко та́етъ во́скъ отъ лица́ огня́. Сти́хъ: Та́ко да поги́бнутъ грѣ́шницы отъ лица́ Бо́жія, а пра́ведницы да возвеселя́тся.

Ева́нгеліе отъ Матѳе́я. [Зача́ло 114.]

Во у́трій де́нь, и́же е́сть по пятцѣ́, [собра́шася архіере́е и фарисе́е къ Пила́ту, глаго́люще: го́споди, помяну́хомъ, я́ко льсте́цъ о́нъ рече́, еще́ сы́й жи́въ: по тріе́хъ дне́хъ воста́ну. Повели́ у́бо утверди́ти гро́бъ до тре́тіяго дне́, да не ка́ко прише́дше ученицы́ Его́ но́щію, укра́дутъ Его́ и реку́тъ лю́демъ: воста́ отъ ме́ртвыхъ. И бу́детъ послѣ́дняя ле́сть го́рша пе́рвыя. Рече́ же и́мъ Пила́тъ: и́мате кустодíю; иди́те, утверди́те, я́коже вѣ́сте. Они́ же ше́дше утверди́ша гро́бъ, зна́менавше ка́мень] съ кустодíею.

Та́же ектенія́: Рце́мъ вси́... И про́чая, я́ко обы́чно. Испо́лнимъ утреннюю моли́тву на́шу... Та́кожде и про́чая, я́ко обы́чно. И быва́етъ отпу́стъ. [И быва́етъ цѣлова́ніе плащани́цы. А идѣ́же нѣ́сть плащани́цы, цѣлу́ютъ о́бразъ.

Пѣвцы́ же пою́тъ стихи́ру, гла́съ 5:

Пріиди́те, ублажи́мъ Іо́сифа приснопа́мятнаго, въ нощи́ къ Пила́ту прише́дшаго и Живота́ всѣ́хъ испроси́вшаго. Да́ждь ми́ Сего́ стра́ннаго, Иже не имѣ́етъ гдѣ́ главы́ подклони́ти; да́ждь ми́ Сего́ стра́ннаго, Его́же учени́къ лука́вый на сме́рть предаде́; да́ждь ми́ Сего́ стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на Крестѣ́ ви́сяща, рыда́ющи вопія́ше, и ма́терски восклица́ше: увы́ Мнѣ́, Ча́до Мое́! увы́ Мнѣ́, Свѣ́те Мо́й, и утро́ба Моя́ возлю́бленная! Симео́номъ бо предрече́нное въ це́ркви дне́сь собы́сться: Мое́ се́рдце ору́жіе про́йде, но въ ра́дость Воскресе́нія Твоего́ пла́чь преложи́. Покланя́емся Страсте́мъ Твои́мъ, Христе́; покланя́емся Страсте́мъ Твои́мъ, Христе́; покланя́емся Страсте́мъ Твои́мъ, Христе́, и Свято́му Воскресе́нію.]

Пе́рвый же ча́съ пое́тся въ притво́рѣ; тре́тій же ча́съ, шесты́й и девя́тый пою́тся вку́пѣ про́сто, въ притво́рѣ, съ блаже́ннами во свое́ вре́мя.

Источникъ: Тріо́діонъ, сíесть трипѣ́снецъ. — Кíевъ: Въ тѵпогра́фіи Кíево-Пече́рской Успе́нской Ла́вры, 1864. — Л. 402 – 422.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0