Собраніе богослужебныхъ текстовъ Православной Церкви

Русскiй Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Осанна
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ
-
Литургика
-
Канонизація святыхъ
-
Ирмологій

Домашняя молитва

Каноны
-
Акаѳисты
-
Псалтирь Божіей Матери

Евхологій

Служебникъ
-
Требникъ

Слѣдованная Псалтирь

Псалтирь
-
Канонникъ
-
Часословъ
-
Мѣсяцесловъ

Тріодь

Постная
-
Цвѣтная

Минеи

Минея Общая
-
Минеи Богослужебныя
-
Архивъ

Церк.-учит. литература

«Златоустъ»

Греч. и древнерус. тексты

Греч. литург. тексты
-
Древнерус. литург. тексты

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ЦЕРКОВНО-БОГОСЛУЖЕБНЫЯ КНИГИ

МИНЕИ БОГОСЛУЖЕБНЫЯ (СЕНТЯБРЬ-АВГУСТЪ).

Мѣ́сяца Іаннуа́рія въ 14-й де́нь.
Синакса́рь свято́му Са́ввѣ, [пе́рвому архіепи́скопу и учи́телю Се́рбскому] [1].

Обуче́нъ свяще́ннымъ кни́гамъ, вку́пѣ же благонра́вію, пра́вдѣ и незло́бію се́рдца, прилѣ́жно удаля́шеся отъ всѣ́хъ су́етныхъ вожделѣ́ній, разслабля́ющихъ ду́шу и тѣ́ло, и со тща́ніемъ хожда́ше въ це́рковь, предстоя́ Боже́ственнѣй Литургíи со вся́кимъ благоговѣ́йнствомъ, смире́ніемъ и стра́хомъ.

Прише́дшу ему́ въ осмна́десятое лѣ́то, роди́теліе его́ вознамѣ́риша бра́ку сочета́ти его́. Но въ то́ вре́мя Бо́жіимъ смотре́ніемъ пріидо́ша къ отцу́ его́ че́стни и́ноцы отъ святы́я Аѳо́нскія горы́ прія́ти ми́лостыню, и́хже ви́дѣвъ Ра́стко, возра́довася зѣло́, и испыта́въ отъ ни́хъ о всѣ́хъ, я́же во святѣ́й Аѳо́нстѣй горѣ́, и о житіи́ та́мошнихъ мона́ховъ, умили́ся и рече́ и́мъ: «ви́жду, отцы́, я́ко Бо́гъ посла́ святы́ню ва́шу утѣ́шити мене́, грѣ́шнаго; ны́нѣ разумѣ́хъ, чесого́ жела́тель бы́хъ непреме́нный. Вои́стинну, не хотѣ́лъ бы́хъ у́бо ни еди́нъ де́нь про́чее здѣ́ пребыва́ти, да не ка́ко зло́ба измѣни́тъ ра́зумъ мо́й и намѣ́реніе: са́мъ бы бѣго́мъ пу́ть предвзя́лъ. Но не вѣ́мъ пути́ во Святу́ю го́ру и страшу́ся, да не пости́гнетъ мя́ заблужда́ющаго роди́тель мо́й и, нехотя́ща, возврати́тъ мя́, си́ленъ сы́й, и та́ко въ смуще́ніе и ско́рбь положи́въ отца́ моего́, себе́ же въ сту́дъ мно́гъ, не дости́гну моего́ по Бо́зѣ жела́емаго намѣ́ренія». Еди́нъ же отъ тѣ́хъ и́ноковъ, лѣта́ми ста́рецъ, рече́ ему́: «вожделѣ́нна е́сть любо́вь роди́телей и сою́зъ естества́ нерѣши́мъ, но Госпо́дь на́шъ Іису́съ Христо́съ, и си́хъ Ца́рствія ра́ди небе́снаго оставля́ти и по Не́мъ ити́ совѣ́товалъ. Поспѣши́ у́бо испо́лнити до́брое жела́ніе твое́, отку́ду и тебѣ́ самому́ и мно́гимъ слѣ́довати бу́дутъ блага́я мно́га. Азъ же такова́го блага́го дѣ́ла и пути́ предводи́тель и слуга́ ти́ бу́ду, и приведу́ тя́ во Святу́ю го́ру о Го́сподѣ». На сіе́ возвесели́ся ю́ноша ду́хомъ и рече́ ко ста́рцу: «благослове́нъ ты́ отъ Бо́га, о́тче, я́ко укрѣпи́лъ еси́ ду́шу мою́». И те́къ къ роди́телемъ, испроси́ благослове́ніе ити́ въ го́ру лови́ти звѣ́ри, и е́мся пути́ со и́ноками и свои́ми людьми́, о́вихъ прельсти́ обно́щь, со и́ноками удали́ся отъ ни́хъ та́йно и ско́рымъ тече́ніемъ чрезъ всю́ но́щь да́же до свита́нія оты́де дале́че.

Утру бы́вшу, во́ини, сопровожда́вшіи Ра́стка, иска́ху его́ въ горѣ́ до́лго и, не обрѣ́тше, возврати́шася къ роди́телемъ его́, повѣ́давше бы́вшая. Они́, услы́шавше сію́ приско́рбную вѣ́сть о сы́нѣ свое́мъ, пролія́ша сле́зы отъ чрезмѣ́рныя печа́ли и попусти́вше пе́рвому влече́нію чу́вства, въ пла́чи и стена́ніяхъ провожда́ху днíе и но́щи. Мину́вшу же нѣ́коему вре́мени, самоде́ржецъ въ себе́ прише́дъ, рече́ супру́зѣ свое́й, ма́тери о́трока: «не и́мамы о сицевы́хъ скорбѣ́ти до конца́. Надѣ́юся, я́ко Бо́гъ, да́вый его́, и па́ки сподо́битъ мя́ ви́дѣти лица́ его́». И а́біе отсыла́етъ еди́наго отъ нача́льниковъ свои́хъ съ мно́гими ины́ми отъ благоро́дныхъ ю́ношей въ Аѳо́нскую го́ру, наложи́въ ему́ возврати́ти отту́ду Ра́стка, а́ще его́ та́мо обрѣте́тъ. Прише́дшимъ же си́мъ вну́трь Святы́я горы́, вопроша́ху прису́щихъ о иско́момъ, опису́юще во́зрастъ ю́ности и красоту́ лица́ его́. Они́ же реко́ша и́мъ: «таковы́й, якова́го и́щете, ма́ло пре́жде ва́съ вше́лъ е́сть въ Ру́шкій монасты́рь свята́го Пантелеи́мона». Овіи же, слы́шавше сія́, поспѣши́ша въ рече́нный монасты́рь и, обрѣ́тше иско́маго, возра́довашася.

Ра́стко, узрѣ́въ и́хъ, дивля́шеся любви́ роди́телей, и е́мь на еди́нѣ нача́льника отъ отца́ по́сланнаго, мо́литъ его́ ме́длити въ поруче́нномъ ему́ дѣ́лѣ, или́ не́гли коне́чно отста́ти отъ того́. Нача́льникъ же рече́ ему́: «а́ще бы мы́ обрѣли́ бы́хомъ тебе́, господи́на на́шего, во и́ноческомъ о́бразѣ, извѣ́тъ нѣ́кій имѣ́ли бы́хомъ твори́ти по предлага́емомъ на́мъ тобо́ю проше́ніи; ны́нѣ же, та́ко Бо́гу хотя́щу, обрѣто́хомъ тебе́ такова́ еще́, якова́ роди́теліе твои́ ви́дѣти жела́ютъ тя́. Сего́ ра́ди молю́ тя, да и́деши съ на́ми». Разумѣ́въ сія́ царе́вичь, мо́литъ игу́мена твори́ти всено́щное и, въ продолже́ніи того́ моле́бствія, пострищи́ и облещи́ его́ въ ря́су, е́же и сбы́сться. И Ра́стко измѣни́ ри́зы своя́ пре́жнія и, постри́женъ бы́въ, получи́ и́мя Са́вва. Се́й обря́дъ соверше́нъ въ це́ркви на столпѣ́, въ не́мже хра́мъ бѣ́ свята́го проро́ка и Предте́чи Христо́ва Іоа́нна.

Ко́нчену бы́вшу пра́вилу, изыдо́ша вси́ изъ це́ркве. Оба́че между́ ни́ми не бѣ́ царе́вичь, во́ини у́бо нача́ша иска́ти его́ всю́ду въ це́ркви и, не обрѣ́тше, воскипѣ́ша отъ я́рости, мня́ще, я́ко бра́тія скры́ша его́ и преща́ху убíйствомъ. Сему́ мяте́жу до кра́йнія мѣ́ры доше́дшу, яви́ся со столпа́ ти́химъ гла́сомъ царе́вичь, глаго́ля: «се́ а́зъ, его́же и́щете», и показа́ся и́мъ во и́ноческомъ одѣя́ніи. И егда́ сіи́ прослези́шася, рече́ и́мъ: «молю́ не скорбѣ́ти о мнѣ́ толи́ко, но па́че благодари́ти Бо́га со мно́ю, я́ко благода́ть Его́ си́це устро́и о мнѣ́. Онъ, на Него́же упова́хъ, устро́итъ и да́лѣе о мнѣ́ по святѣ́й во́ли Свое́й. Сего́ ра́ди прошу́ ва́съ возврати́тися во своя́ си». Пото́мъ ниспусти́ до́лу пре́жнія кня́жескія ри́зы своя́ и власы́ главы́ своея́, ре́къ: «возьми́те и сія́ зна́менія, и неси́те я́ увѣре́нія ра́ди, я́ко жи́ва мя́ обрѣто́сте, Бо́жіею благода́тію, и́нока, и́менемъ Са́вву». Предаде́ и́мъ еще́ посла́ніе къ роди́телемъ свои́мъ. О о́ви, взя́вше ри́зы, власы́ и посла́ніе, отыдо́ша.

Егда́ промче́ся сло́во во все́й Свято́й горѣ́, я́ко сы́нъ вели́каго кня́зя, Се́рбскаго самоде́ржца Стефа́на, прія́тъ и́ноческое житіе́, вси́ жела́ху ви́дѣти его́. Приспѣ́вшу же пра́зднику въ монастырѣ́ Ватопе́дѣ, и́же бѣ́ ца́рскій монасты́рь, Благовѣ́щенія Пресвяты́я Богоро́дицы, призыва́ется и мона́хъ Са́вва на пи́ръ, и прише́дша, прія́ху его́ вси́ любе́знѣйше. Еще́ же пону́диша его́, я́ко ца́рскаго сы́на, оста́ти въ Ватопе́дѣ, въ ца́рскомъ монастырѣ́. Онъ же, повину́яся бра́тіи и игу́мену, пребы́сть ту́ нѣ́кое вре́мя, а пото́мъ, испроси́въ дозволе́ніе, обы́де вся́ монастыри́ и ке́лліи, взы́де на ве́рхъ Святы́я горы́ и на коне́цъ возврати́ся въ свою́ оби́тель Ватопе́дскую, идѣ́же вельми́ подвиза́шеся въ моли́твахъ, бдѣ́ніи, поще́ніи и послуша́ніи.

По нѣ́коемъ вре́мени посыла́ютъ къ нему́ роди́тели еси́ зла́та не ма́ло, хра́му же сосу́ды златы́я и сре́бряныя и завѣ́сы зла́томъ испещре́ны, и ина́я мно́гая монастырю́ Ватопе́ду потре́бная. Пріе́мь св. Са́вва принесе́нное ему́ зла́то, нача́тъ зда́ти це́ркви и ке́лліи, и воздви́же це́рковь Рождеству́ Пресвяты́я Богоро́дицы, другу́ю св. Іоа́нну Златоу́сту, и тре́тію Преображе́нію Госпо́дню, ке́лліи же двоекро́вны и троекро́вны. По́слѣжде же, сня́въ съ Вели́кія це́ркве ка́менный покро́въ, покры́ ю́ о́ловомъ, я́коже и до ны́нѣ зри́тся, и та́ко бы́сть кти́торъ хра́му. Та́же отпису́етъ роди́телю своему́, глаго́ля между́ про́чими: «ны́нѣ молю́ тя, о́тче мо́й, подви́гнися испо́лнити за́повѣдь Христо́ву, — а́ще кто́ хо́щетъ по Мнѣ́ ити́, да отве́ржется всего́ своего́ и себе́ сама́го, — и оста́ви ничто́жная, е́млися пути́ смире́нія, и послѣду́й ми́, да вку́пѣ поживе́мъ въ пусты́ни се́й, благоугожда́юще Бо́гу».

Мину́вшимъ лѣ́томъ пріи́де оте́цъ его́, уже́ я́ко Симео́нъ мона́хъ, къ нему́ въ Ватопе́дъ и по́слѣ не мно́гихъ дне́хъ проведе́ ста́рца отца́ своего́ по всѣ́мъ та́мошнимъ оби́телемъ и па́ки возврати́ся съ ни́мъ на пре́жнее мѣ́сто.

Между́ тѣ́мъ случи́ся нѣ́кая ну́жда монастырю́, посла́ти нѣ́коего отъ бра́тіи въ Царьгра́дъ. Игу́менъ хотя́ше са́мъ ити́, но имы́й сумнѣ́ніе о себѣ́, умоли́ благоразу́мнаго Са́вву, кото́рый и оты́де къ царю́, и прія́тъ бы́сть усе́рдно. По предложе́ніи проше́нія отъ страны́ монастыря́ Ватопе́да, ца́рь не то́чію испо́лни проше́ніе, но еще́ обѣща́ся и впре́дняя благотвори́ти о́ному монастырю́. Ви́дѣвъ св. Са́вва уго́дное вре́мя, предложи́ еще́ и сію́ мольбу́, глаго́ля: «царю́, а́ще благоволи́тъ держа́ва твоя́, да обнови́тся запустѣ́вшій монасты́рь Хиланда́рь, а́зъ и оте́цъ мо́й обнови́мъ его́, и нарече́тся о́нъ на́шимъ». Ца́рь же соизво́ли съ ра́достію, дарова́ на то́ своя́ ца́рскія гра́мматы и отпусти́ преподо́бнаго съ ца́рскими дара́ми.

Возвра́щся отъ пути́ святы́й Са́вва, повѣ́да игу́мену и бра́тіи, я́ко проше́нія и́хъ испо́лнена. Во у́трій же де́нь показа́ и́мъ всѣ́мъ ца́рскія гра́мматы о возобновле́ніи монастыря́ Хиланда́ря, вку́пѣ же предложи́ собо́рному разсужде́нію, а́ще уго́дно е́сть, да обнови́тися иму́щій монасты́рь Хиланда́рь, прозове́тся се́рбскимъ, и да жела́ющіи ту́ склони́тися отъ се́рбовъ, имѣ́ютъ свое́ со́бственное жили́ще и приста́нище. И собо́ръ, по не до́лгомъ размышле́ніи, съ любо́вію отдаде́ Хиланда́рь, и да прозове́тся се́рбскій монасты́рь.

Сему́ та́ко бы́вшу, писа́ша преподо́бніи Симео́нъ и Са́вва самоде́ржцу Се́рбскія земли́ Стефа́ну, возвѣща́юще ему́, я́ко хотя́тъ созда́ти монасты́рь осо́бъ за себе́ и своя́ наслѣ́дники ро́да своего́ и язы́ка. Услы́шавъ сія́ Стефа́нъ, посла́ и́мъ мно́жество сребра́ и зла́та, обѣща́вся присыла́ти еще́, ели́ко дово́льно бу́детъ. Отсе́лѣ нача́ся строе́ніе, кото́рому предходи́ла моли́тва преподо́бнаго, во е́же бы призрѣ́лъ на него́ Небе́сный Оте́цъ, осѣни́лъ его́ Ду́хомъ Свои́мъ Святы́мъ, и во е́же бы помо́глъ ему́ Влады́ка и Госпо́дь созда́ти до́мъ въ сла́ву Ма́тере Его́, Приснодѣ́вы Марíи, и во е́же бы до́мъ то́й бы́лъ прибѣ́жище ча́домъ оте́чества своего́, я́ко да вси́ притека́ющіи вмѣстя́тся въ простра́нствѣ его́.

И та́ко пе́рвѣе поста́ви огра́ду, та́же воздви́же трапе́зу и ке́лліи отъ основа́нія, це́рковь же украси́ златы́ми образа́ми, сосу́дами и завѣ́сами многоцѣ́нными, стѣ́ны же зла́томъ изобрази́, и ве́сь хра́мъ нарече́ Введе́нію Пресвяты́я Богоро́дицы. Оконча́ну бы́вшу сему́ строе́нію и ины́мъ зда́ніямъ въ Каре́и, оты́де святы́й Са́вва въ Константино́поль къ царю́ и сро́днику Алексíю Ко́мнину и испроси́ ца́рскія гра́мматы за Хиланда́рь и селе́нія его́. Въ то́ же вре́мя пребыва́нія свята́го въ Константино́поли въ оби́тели Еверге́тицы, пріи́де къ нему́ нѣ́кая благообра́зная жена́, повѣ́дающи ему́ сицева́я: «святы́й боголю́бче! Повелѣ́ ми Бо́гъ и Пресвята́я Богома́ти рещи́ тебѣ́: е́сть во Святѣ́й горѣ́, въ о́бласти твоего́ монастыря́, на о́номъ мѣ́стѣ — и́мя наре́къ и зна́меніе показа́въ — два́ сокро́вища зла́та, изыска́въ обря́щеши я́, возьми́ о́на и о Го́сподѣ до́брѣ устро́й». Святы́й удиви́ся сицево́му возвѣще́нію и, отда́въ сла́ву Бо́гу, цѣлова́въ же патріа́рха и благослове́ніе пріи́мъ, оты́де во Святу́ю го́ру. По нѣ́коемъ вре́мени пріи́де ча́съ преподо́бному Симео́ну пресели́тися ко Христу́, и рече́ люби́мому сы́ну: «прибли́жися вре́мя отше́ствія моего́, ча́до! Но егда́ Бо́гъ по вре́мени благоволи́тъ, совокупи́ ко́сти окая́ннаго тѣ́ла моего́ и са́мъ отнесе́ши и́хъ въ зе́млю люде́й мои́хъ, и положи́ши и́хъ въ созда́ннѣй отъ мене́ це́ркви монастыря́ Студени́цы». По то́мъ а́ки сла́дкимъ сно́мъ у́спе и погребо́ша его́ въ мра́морномъ гро́бѣ. Сотвори́ же преподо́бный Са́вва въ па́мять его́ убо́гимъ и стра́ннымъ ми́лостыни мно́гія разда́ти, я́ко не оста́ у него́ ничто́же.

Тогда́ воспомяну́ о́ную благоговѣ́йную жену́ въ Царигра́дѣ о сокро́вищи извѣсти́вшую ему́, оты́де на пока́занное ему́ мѣ́сто и ма́ло покопа́въ, се́ я́ко рука́ми издава́ше земля́ храни́мое, е́же и принесе́ въ монасты́рь, а по то́мъ ча́сть еди́ну отдаде́ монастырю́ Пресвяты́я Богоро́дицы въ Царигра́дѣ, другу́ю бо́льшую, святого́рскимъ монастыре́мъ, тре́тію пусты́нникомъ и отше́льникомъ, четве́ртую же своему́ монастырю́ и всѣ́мъ ни́щимъ.

Сицевы́мъ о́бразомъ устро́ивъ ввѣ́ренная ему́, удали́ся на нѣ́кое вре́мя въ Каре́ю, и ту́ живя́ше въ безмо́лвіи, подвиза́яся о вну́треннемъ человѣ́цѣ. Еди́ною моля́щуся, яви́ся ему́ святы́й Симео́нъ, глаго́ля: «твои́ по́двизи, и моли́твы, и ми́лостыни взыдо́ша предъ Бо́га, и за сія́ ожида́ютъ тебе́ и мене́ угото́ванная блага́я. Но пе́рвѣе пріи́меши отъ Бо́га святи́тельскую благода́ть и вла́сть, свое́ же оте́чество просвѣти́ши и научи́ши, и ко Христу́ приведе́ши лю́ди своя́, и святы́мъ мѣсто́мъ поклони́шися, и мно́гимъ бу́деши о́бразъ добродѣ́тели и тогда́ къ на́мъ пріи́деши». — Святы́й, слы́шавъ сіе́, умили́ся, зане́ мня́шеся на небеси́ бы́ти.

По то́мъ возжелѣ́ святы́й, еще́ жи́въ сы́й на земли́, ви́дѣти прославле́ніе отца́ своего́, и нача́тъ си́це моли́тися: «благоволи́лъ еси́, Го́споди, о́тай яви́ти ми́, но о тѣ́хъ, я́же ми́ яви́лъ еси́, ра́дуюся а́зъ еди́нъ, но, Го́споди, Твоему́ сло́ву послѣ́дуетъ дѣ́ло, зане́ у Тебе́ вся́ возмо́жна. Убо услы́ши мя́, раба́ Твоего́, и посли́ Пресвята́го Ду́ха Твоего́, да обнови́тъ ко́сти Тебе́ ра́ди стра́нствовавшаго, въ чу́ждей се́й странѣ́ лежа́щаго. Напо́й и́хъ росо́ю благода́ти Твоея́, я́ко упои́тися и́мъ отъ изоби́лія до́му ми́лости Твоея́ и искапа́ти мѵ́ро благоуха́нное». И сотво́рше моле́бная собо́рно, се́ внеза́пу испо́лнися це́рковь неизрече́ннаго благоуха́нія, и слы́шанъ бы́сть шу́мъ отъ врѣ́нія мѵ́ра. Прини́кше же во гро́бъ свята́го Симео́на, ви́дѣша, я́ко мо́щи его́ источа́ютъ мѵ́ро, и взе́мъ св. Са́вва сткля́ницу, налія́ того́ мѵ́ра и посла́ бра́ту своему́ самоде́ржцу Стефа́ну.

По́слѣ сего́ вре́мене произведе́нъ бѣ́ св. Са́вва во діа́кона и свяще́нника въ свое́мъ монастырѣ́, пото́мъ же въ Солу́нѣ во архимандри́та Хиланда́рскаго.

Въ то́ вре́мя случа́хуся неблагопрія́тная въ Се́рбстѣй земли́: бра́тъ бо Во́лкъ воста́ на бра́та своего́ Стефа́на, пра́вящаго держа́вою, и проли́ся мно́гая кро́вь, и мно́зіи разбѣго́шася по ну́жди внѣ́ оте́чествія своего́. Стефа́нъ, сы́й въ теснотѣ́, призыва́етъ бра́та своего́, Бо́га ра́ди, во оте́чество свое́, е́же умири́ти и благослови́ти зе́млю свою́. Разумѣ́въ сія́ святы́й, уязви́ся и нача́тъ пролія́ти сле́зы отъ ту́ги се́рдца: хотя́ше воздви́гнути и утѣ́шити мно́го опеча́ленную ду́шу бра́та своего́, вку́пѣ же и за́повѣдь преподо́бнаго отца́ своего́ испо́лнити, помоли́ся Го́споду Бо́гу со слеза́ми, да по Свое́й во́ли упра́витъ пу́ть его́ и, взя́въ со собо́ю мо́щи преподо́бнаго отца́ своего́, съ нѣ́кими отъ бра́тій я́тся пути́. Извѣще́нъ о се́мъ бра́тъ его́, самоде́ржецъ Стефа́нъ, и́детъ въ срѣ́теніе честны́мъ моще́мъ отца́ своего́ и бра́ту своему́ съ при́чтомъ и церко́внымъ, и съ благоро́днымъ держа́вы своея́, и срѣ́тшеся въ гре́ческихъ предѣ́лѣхъ бра́тски, сопровожда́ютъ честны́я мо́щи въ монасты́рь Студени́цу, положи́вше я́ въ угото́ванномъ но́вомъ мра́морномъ гро́бѣ. Разше́дшимся всѣ́мъ, прише́дшимъ на сіе́ торжество́, оста́ преподо́бный Са́вва со и́ноками свои́ми въ Студени́цѣ, ожида́я де́нь преставле́нія преподо́бнаго Симео́на. И прише́дшу дни́ тому́, сни́деся мно́гъ наро́дъ съ самоде́ржцемъ свои́мъ и вельмо́жами его́, та́кожде пріидо́ша и вси́ епи́скопи со свяще́нники, и́же съ преподо́бнымъ Са́ввою, соверши́вше всено́щное моле́бствіе и Боже́ственную Литургíю, возра́довашася, ви́дѣвше та́яжде, я́же бы́ша, и въ Хиланда́рѣ, си́рѣчь, слы́шанъ бы́сть шу́мъ, а́ки отъ врѣ́нія воды́, и излія́ся отъ моще́й свято́е мѵ́ро, и́мже преподо́бный Са́вва пома́за себе́, и бра́та самоде́ржца, и всѣ́хъ та́мо бы́вшихъ, еще́ же и неду́жныхъ, кото́ріи исцѣлѣ́ша. По то́мъ и па́ки оста́ въ Студени́цѣ, наре́къ ю́ ла́врою свята́го Симео́на, и, учреди́въ я́же о управле́ніи, обхожда́ше по все́й земли́ оте́чества своего́, а́ки апо́столъ, уча́ Боже́ственнымъ догма́томъ вѣ́ры Правосла́вныя, це́ркви созида́я, пѣ́ніе и славосло́віе установля́я по чи́ну Святы́я горы́. Устроя́я си́це, я́же о Це́ркви Бо́жіей, помы́сли святы́й Са́вва на о́ную вражду́ между́ бра́тію свое́ю, и до́лго совѣ́товавъ Волка́на, приведе́ его́ на покая́ніе, и исповѣ́да грѣ́хъ сво́й предъ бра́томъ свои́мъ Стефа́номъ, и получи́ проще́ніе, обѣща́вся любо́вію и повинове́ніемъ. Отто́лѣ нача́тъ Се́рбская земля́ распространя́тися и Правосла́вная вѣ́ра въ не́й утвержда́тися. Въ то́ вре́мя положи́ св. Са́вва основа́ніе Вели́кой собо́рной це́ркви Вознесе́нія Госпо́дня въ Жи́чи, я́же по́здѣе бы́сть пе́рвая архіепископíя Се́рбская. Въ тече́ніи того́же вре́мене по ну́ждѣ воздви́же самоде́ржецъ Стефа́нъ ору́жіе на Стре́за, кня́зя Болга́рскаго, кото́рый въ опа́сности бы́въ у свои́хъ, прибѣже́ къ Стефа́ну, и́же и прія́ его́ и даде́ ему́ о́бласть, да и́мутъ отку́ду препита́тися. Повнегда́же о́нъ обогатѣ́въ возгорди́ся, безчеловѣ́чіемъ свои́мъ оскорби́ и Бо́га и люде́й, и, примири́вся съ гре́ческимъ и болга́рскимъ царе́мъ, подви́жеся на бра́нь проти́ву своего́ благодѣ́теля, то святы́й Са́вва, жела́я отврати́ти проли́тіе кро́ве единовѣ́рныхъ, уста́ви бра́та своего́ отъ ра́ти, са́мъ же и́детъ въ ста́нъ проти́вника и простре́ бесѣ́ду со вся́кою кро́тостію, приводя́ Ева́нгельская увѣща́нія, къ примире́нію прили́чная, и воспомина́я ему́ пе́рвое прія́тіе и братотворе́ніе, стра́хъ Бо́жій, ка́знь за наруше́ніе кля́твы и ско́рую ме́сть отъ Бо́га. Оба́че то́й каменосе́рдный Стре́зо, сла́венъ хра́бростію и зло́стію, ни во что́ вмѣни́ поуче́нія, совѣ́ты и труды́ свята́го. Ви́дѣвъ же святы́й его́ дото́лѣ непрекло́нна, рече́ ему́: «мы́ у́бо, я́коже себѣ́, та́ко и тебѣ́, блага́я хотя́ще, си́це глаго́лахомъ. Ты́ же, а́ще не послу́шаеши Бо́га и на́съ, вско́рѣ у́зриши зла́я на себѣ́». И оты́де отъ него́. Прише́дъ же къ свои́мъ въ ста́нъ и, воздѣ́въ ру́цѣ къ Бо́гу, нача́ моли́тися изъ глубины́ се́рдца и души́, глаго́ля: «Го́споди, потщи́ся помощи́ на́мъ, на Тя́ бо возложи́хомъ все́ упова́ніе на́ше. Сего́ ра́ди не попусти́, Влады́ко, пора́доватися супоста́томъ на́шимъ о на́съ, грѣ́шныхъ, я́ко да вси́ ви́дятъ безпрекла́дную ми́лость Твою́ къ на́мъ. И просла́вится всесвято́е и́мя Твое́». И а́біе, проразумѣ́въ Ду́хомъ бы́ти иму́щее, возврати́ся къ бра́ту своему́ въ ту́ но́щь. Окая́нный же Стре́зо, почива́я на одрѣ́ свое́мъ, внеза́пу ры́кну: «а́хъ, Са́вво, Са́вво!» Прису́щіи вопроси́ша его́, что́ ему́ бы́сть? Онъ же, е́ле дыша́, рече́: «нѣ́кій стра́шный ю́ноша, по́сланъ отъ Са́ввы се́рбина, нападе́ на мя́ и, исто́ргнувъ ме́чь мо́й, пронзе́ мя въ се́рдце». И моля́ше и́хъ зва́ти Са́вву ско́ро. Они́ же потеко́ша зва́ти, но не обрѣто́ша его́, и та́ко Стре́зо въ ту́ но́щь поги́бе съ шу́момъ. Се́ и о́вдѣ принесе́ святы́й своему́ оте́честву ми́ръ и благослове́ніе.

По се́мъ возжела́въ пусты́ннаго безмо́лвія, поста́ви въ Студени́цѣ игу́мена иску́сна и досто́йна вмѣ́сто себе́, и прости́вся съ бра́томъ свои́мъ Стефа́номъ самоде́ржцемъ, по облобыза́ніи о́тчаго гро́ба, возврати́ся въ сво́й монасты́рь Хиланда́рь, и, по кра́тцѣ вре́мени, всели́ся въ свою́ молча́льную ке́ллію на Каре́и. Мину́вшимъ же нѣ́коимъ лѣ́томъ, учрежде́ніемъ Про́мысла случи́ся отыти́ свято́му Са́ввѣ, потре́бъ ра́ди монасты́рскихъ, къ гре́ческому царю́ Ѳео́дору Ласка́рю, его́же прія́ ца́рь че́стно и любе́зно, о́во добродѣ́тели ра́ди, о́воже сро́дства ра́ди, — зане́ брата́нецъ его́ Радосла́въ имѣ́яше въ жену́ дще́рь царе́ву. Здѣ́ отпра́вивъ до́брѣ дѣ́ло монасты́рское, восхотѣ́ и своему́ оте́честву сотвори́ти поле́зная, и пріе́мь въ се́рдцѣ свое́мъ Бо́гомъ по́сланный совѣ́тъ, пе́рвѣе помоли́ся Го́споду, пото́мъ же отше́дъ къ царю́, глаго́ла ему́: «Бо́гъ, хотя́й всѣ́мъ спасе́нія, Свое́ю благода́тію чрезъ моего́ роди́теля прогна́ вся́ е́реси изъ оте́чества на́шего; еди́нѣмъ то́чію недоста́точни есмы́, зане́ не и́мамы въ держа́вѣ на́шей се́рбскаго архіепи́скопа. Сего́ ра́ди молю́ кро́тость ца́рскую твою́, благосовѣ́товати святѣ́йшему патріа́рху посвяти́ти еди́наго отъ бра́тій, су́щихъ со мно́ю, во архіепи́скопа Се́рбской земли́». Сему́ предложе́нію ра́дъ бы́сть ца́рь. Призва́ у́бо патріа́рха съ сѵно́домъ, свои́хъ вельмо́жей и бра́тію преподо́бнаго, и совѣща́шеся съ ни́ми, ко́его бы отъ о́ныхъ избра́ти во архіепи́скопа. Соверши́вшейся же моли́твѣ, рече́ ца́рь къ преподо́бному Са́ввѣ: «твои́ бра́тія до́бри и свя́ти су́ть, оба́че не о ни́хъ, но о тебѣ́ прія́хомъ извѣще́ніе въ се́рдцѣ на́шемъ, во е́же прія́ти Бо́жію благода́ть. Тѣ́мже во́ля Бо́жія е́сть, да ты́ бу́деши пе́рвый архіепи́скопъ своему́ оте́честву, вку́пѣ же и апо́столъ и учи́тель». То́жде рѣ́ша и вси́ прису́щіи. Са́вва же до́лго отрица́шеся, оба́че попусти́въ настоя́нію. Якоже избра́нъ та́ко и произведе́нъ бы́сть во архіепи́скопа Се́рбской земли́, рукоположе́ніемъ святѣ́йшаго константино́польскаго патріа́рха Ге́рмана, въ прису́тствіи царя́ и вельмо́жъ его́.

Святы́й же Са́вва, хотя́ и прія́лъ бя́ше жре́бій, опредѣле́нный ему́ отъ Бо́га, оба́че размы́сливъ о удале́ніи Се́рбскія земли́ отъ престо́льнаго мѣ́ста, о мно́гомъ иждиве́ніи на та́ко до́лгое путеше́ствіе, о мно́жествѣ дародая́ній при посвяще́ніи, о ча́стыхъ бра́нехъ восто́чныхъ со за́падными и о разномы́сліи освяще́ннаго собо́ра, не́гли могу́щемъ возни́кнути въ смотре́ніи избра́ннаго и ра́ди посвяще́нія приходя́щаго духо́внаго лица́, оты́де па́ки къ царю́ и моли́ его́ си́це: «Бо́гомъ вдохнове́нне царю́! Ты́ благоволи́лъ еси́ сотвори́ти на́мъ соверше́нную любо́вь и ми́лость. Но мо́лимъ тя́, да повеле́ніемъ твоея́ ти́хости благоволи́ши устро́ити, е́же впре́дь не приходи́ти сѣ́мо посвяще́нія ра́ди во архіепи́скопа Се́рбской земли́, но да та́мо отъ свои́хъ епи́скоповъ и избира́ется, и посвяща́ется». Аще и неуго́дно яви́ся сицево́е предложе́ніе царю́ и патріа́рху, оба́че мно́гія ра́ди любве́, ю́же имѣ́яху къ свято́му, соизво́лиша испо́лнити проше́ніе. Сего́ ра́ди патріа́рхъ со всѣ́мъ сѵно́домъ надписа́въ благослове́ніе, отдаде́ свято́му, вку́пѣ и же́злъ архіепи́скопскій, и свяще́нная одѣя́нія. Та́кожде и ца́рь утверди́ полу́ченное благослове́ніе свои́ми гра́мматами и отпусти́.

Прише́дшу свято́му въ Святу́ю го́ру, стеко́шася вси́ къ нему́ въ Хиланда́рь на благослове́ніе. Онъ же, я́коже и пре́жде, всѣ́хъ ми́лостиво пріима́ше, утѣша́ше и дарова́ше, и отъ всѣ́хъ моли́твы проша́ше. Пото́мъ, умоле́нъ бы́въ, посѣща́ше вся́ та́мошнія монастыри́, слу́жбу соверша́я и избра́нная ли́ца въ діа́коны и свяще́нники посвяща́я, и на коне́цъ возврати́ся въ свою́ оби́тель. По кра́тцѣмъ же вре́мени поучи́ игу́мена осо́бъ, е́же бы добродѣ́тельнымъ житіе́мъ о́бразъ бы́лъ бра́тіи, пото́мъ бра́тію совѣ́това покаря́тися во все́мъ игу́мену, Христа́ ра́ди, и взя́въ съ собо́ю нѣ́которыя отъ бра́тій, и́хже зна́яше досто́йныхъ бы́ти епи́скопскаго са́на, подви́жеся въ свое́ оте́чество, предувѣ́домивъ о то́мъ бра́та своего́. Овъ же посла́ предъ него́ епи́скопы и вельмо́жи, и съ ни́ми сыно́въ свои́хъ, зане́ са́мъ болѣ́зноваше, и та́ко вели́кими почестьми́ сопровожда́емь, пріи́де святы́й пе́рвѣе къ неду́жному бра́ту своему́ самоде́ржцу, кото́раго окропле́ніемъ освяще́нныя воды́ и моли́твою исцѣли́, пото́мъ же оты́де въ Студени́цу, ла́вру Се́рбскую, и поклони́вся свято́му та́мошнему хра́му и цѣлова́въ гро́бъ отца́ своего́, всели́ся въ Жи́чу, я́ко столи́цу архіепископіи́ Се́рбскія. Здѣ́ въ наступа́ющій пра́здникъ Вознесе́нія Госпо́дня созва́ бра́та своего самоде́ржца съ вельмо́жами, кли́ръ и мно́жество наро́да, и проглаго́ла всѣ́мъ си́це: «вси́ вѣ́сте и слы́шасте, ка́ко а́зъ пе́рвѣе бѣжа́хъ въ пусты́ню и, прише́дъ еди́ною къ ва́мъ, па́ки оста́вихъ ва́съ, зане́ любве́ ра́ди Бо́жія презрѣ́хъ вся́ красо́ты мíра сего́. Ны́нѣ же па́ки пріидо́хъ къ ва́мъ, мои́мъ единоплеме́ннымъ, ревну́я о спасе́ніи ду́шъ ва́шихъ. Сего́ ра́ди, а́ще вы́ послу́шаете на́съ, по Бо́зѣ уча́щихъ ва́съ, и сохрани́те за́повѣди Госпо́дня, сугу́бое пріобрѣ́теніе улучи́мъ».

«Ны́нѣ у́бо предлага́ю гла́съ мо́й ва́мъ, послу́шливымъ: Се́ Госпо́дь Бо́гъ моли́твами Своего́ уго́дника, преподо́бнаго отца́ на́шего Симео́на, умно́жилъ вы́ е́сть и распространи́лъ, да бу́дете ты́сящами сугу́бо, и мно́ги въ ва́съ воево́ды и кня́зи. Оба́че не лѣ́по е́сть, да и́же по Бо́зѣ облада́етъ вели́чествомъ вла́сти, бу́детъ единоимени́тъ съ ва́ми, но, я́коже а́зъ, ва́съ ра́ди, вла́стію свяще́нства верхо́вный въ Це́ркви поста́вленъ бы́хъ, си́це и ва́ми по Бо́зѣ облада́ющаго и пра́вящаго досто́итъ украси́ти вѣнце́мъ ца́рствія, и сіе́ бу́детъ въ ва́шу че́сть, похвалу́ и сла́ву». Вси́, слы́шавшіи сія́, поклони́шася Бо́гу и благодари́ша своего́ архипа́стыря. И та́ко на Боже́ственнѣй Литургíи, въ подо́бное вре́мя освяще́нія, призва́ святи́тель кня́зя Стефа́на въ олта́рь, прочте́ надъ ни́мъ моли́тву благослове́нія, пома́за его́ святы́мъ мѵ́ромъ, облече́ его́ въ ца́рскую порфи́ру, вѣне́цъ же возложи́ ему́ на главу́, и ски́птръ самодержа́вія вручи́въ, препоя́савъ же его́ ца́рскимъ мече́мъ, возгласи́: «первовѣнча́нному кра́лю Се́рбскому, Стефа́ну самоде́ржцу, мно́гая лѣ́та!» Во у́трій же де́нь па́ки нача́тъ святы́й провѣща́ти въ це́ркви всему́ собра́нному наро́ду: «бра́тіе, дру́зи и ча́да моя́ о Го́сподѣ, послу́шайте со внима́ніемъ, я́же любви́ ва́шей къ по́льзѣ ду́шъ ва́шихъ хощу́ глаго́лати». И, наче́нъ отъ Воскресе́нія, ска́зоваше и́мъ повѣствова́тельнѣ, пото́мъ же объясня́ше святы́я та́йны и Сѵмво́лъ вѣ́ры. И вси́ слы́шавшіи, со умиле́ніемъ взыва́ху: «я́коже учи́ши и вели́ши, та́ко вѣ́руемъ и исповѣ́дуемъ, и та́ко держа́ти бу́демъ, влады́ко святы́й». Прочте́ну же бы́вшу свято́му Ева́нгелію на Литургíи, архіепи́скопъ во услы́шаніе всѣ́мъ закля́ самоде́ржца по не́мъ глаго́лати правосла́вный Сѵмво́лъ вѣ́ры. То́же сотвори́ша и вельмо́жи, и благоро́дніи, и вси́, придаю́ще: «пріе́млемъ взаконе́нія и пра́вила святы́хъ седми́ вселе́нскихъ и девяти́ помѣ́стныхъ Собо́ровъ, держа́нныхъ во утвержде́ніе Правосла́вныя вѣ́ры; почита́емъ святы́я ико́ны, животворя́щій Кре́стъ; исповѣ́дуемъ се́дмь та́инъ Но́ваго Завѣ́та; вѣ́руемъ, я́ко подъ ви́домъ хлѣ́ба и вина́ причаща́емся сама́го Тѣ́ла и Кро́ве Христо́вы; почита́емъ и лобыза́емъ святы́я мо́щи, и вся́ та́ко вѣ́руемъ и исповѣ́дуемъ, я́коже въ свято́мъ Ева́нгеліи отъ Бо́га пре́дано и святы́ми апо́столами повелѣ́но, и святы́ми отца́ми взако́ненно бы́сть, на́шего ра́ди спасе́нія».

Между́ тѣ́мъ Унгарскій кра́ль, слы́шавъ, я́ко Се́рбская держа́ва получи́ вѣнча́ннаго кра́ля, е́же не бѣ́ пре́жде, вознегодова́ о таково́мъ возвыше́ніи самоде́ржца Стефа́на, и суето́ю, не́гли и за́вистію распале́нъ, объявля́етъ ему́ войну́. Стефа́нъ же, ра́дъ сы́й отклони́ти проли́тіе кро́ве отъ обою́ страну́ за та́ко ничто́жную вину́, отсыла́етъ бра́та своего́, архіепи́скопа Са́вву, е́же ублажи́ти и смири́ти Унгарскаго кра́ля. Иде же святы́й, и прія́тъ бы́въ съ вели́кою че́стію, нача́тъ бесѣ́довати съ кра́лемъ со вся́кою кро́тостію и Бо́жіими словесы́ о ми́рѣ, любви́, пра́вдѣ и и́стинѣ. Оба́че се́й нехотя́ше вня́ти благи́мъ словесе́мъ свята́го, но еще́ разгара́шеся гнѣ́вомъ и преща́ше бра́нію. Егда́ же Бо́гъ, моли́твою Своего́ уго́дника умоле́нъ, сотвори́ чу́до, иска́павъ изъ о́блака ля́дъ то́чію о́крестъ шатра́, въ кото́ромъ пребыва́лъ святы́й, тогда́ кра́ль, прише́дъ въ себе́, раска́яся свои́хъ бу́ихъ устремле́ній, и рече́ къ свято́му: «благослове́нъ ты́ отъ Бо́га, всече́стне, и благослове́нъ де́нь, въ о́нь же прише́лъ еси́ къ на́мъ, я́ко просвѣти́лъ еси́ ду́шу мою́. Иди́ у́бо, Бо́гомъ наставля́емь, съ ми́ромъ и засвидѣ́тельствуй отъ на́съ бра́ту твоему́ и моему́ ми́ръ и любо́вь». Се́ и па́ки святы́й Са́вва огради́ ми́ромъ держа́ву бра́та своего́ и оте́чество свое́.

По ма́лѣ вре́мени разболѣ́ся кра́ль Стефа́нъ, и моля́ше свята́го пріити́ до него́, да постри́жетъ [и́] во и́ноческій чи́нъ; святы́й же отложи́ сіе́ до оздравле́нія болу́ющаго. Между́ тѣ́мъ у́мре Стефа́нъ, ничесо́же учреди́въ о свое́мъ наслѣ́дницѣ, е́же услы́шавъ святы́й, востече́ на мѣ́сто, жалѣ́я, я́ко не испо́лни во́лю бра́ту своему́, и помоли́вся усе́рдно Го́споду Бо́гу и начерта́въ кре́стъ на пе́рсехъ усну́вшаго, рече́: «воста́ни, бра́те, и проглаго́ли со мно́ю», — и се́, а́ки отъ сна́, пробуди́ся и прія́ и́ноческій о́бразъ, ста́въ Си́мономъ мона́хомъ, пото́мъ благослови́ старѣ́йшаго сы́на Радосла́ва и, преда́въ ему́ держа́вную вла́сть, испусти́ ду́хъ.

Святы́й Са́вва пома́завъ и вѣнча́въ Радосла́ва на кра́левство, оты́де на поклоне́ніе святы́мъ мѣсто́мъ во Іерусали́мъ, взя́въ съ собо́ю мно́гія да́ры, и дости́гъ та́мо, поклони́ся Гро́бу Госпо́дню и про́чимъ мѣсто́мъ, раздава́я принесе́нныя да́ры, пото́мъ отше́дъ на Іорда́нъ, вни́де въ монасты́рь Са́ввы Освяще́ннаго. Отцы́ же тоя́ оби́тели дарова́ше ему́ же́злъ того́же Са́ввы Освяще́ннаго, ре́кше, я́ко по преда́нію пре́жде и́хъ бы́вшихъ оте́цъ, отъ основа́теля тоя́ оби́тели Са́ввы завѣща́нно и́мъ блюсти́, когда́ его́ тезоимени́тый отъ за́падныхъ стра́нъ пріи́детъ святи́тель первѣ́йшій въ свое́мъ наро́дѣ, тому́ да вру́чатъ же́злъ сво́й. Отту́ду па́ки возврати́ся во Іерусали́мъ, идѣ́же изыска́въ отъ патріа́рха святы́я мо́щи, упра́ви сво́й пу́ть вспя́ть во свое́ оте́чество, оба́че ни ны́нѣ же немину́ Святу́ю го́ру и сво́й Хиланда́рь.

Слы́шавъ кра́ль Радосла́въ, я́ко возвраща́яся, прихо́дитъ святи́тель, са́мъ, со епи́скопы и благоро́дными свои́ми, срѣ́те его́ и проводи́ въ Студени́цу, идѣ́же святы́й, соверши́въ моле́бенъ за поко́й бра́та своего́, мона́ха Си́мона, принесе́ мо́щи его́ цѣ́лыя въ Жи́чу. Отпочи́въ ма́ло отъ пути́, обхожда́ше всю́ Се́рбскую зе́млю, укрѣпля́я ста́до свое́, дая́ коему́ждо прили́чное врачева́ніе.

По нѣ́коемъ вре́мени случи́ся кра́лю Радосла́ву нѣ́кія ра́ди вины́ прія́ти и́ноческій о́бразъ, а бра́ту его́ Владисла́ву на кра́левство Се́рбское возведе́ну бы́ти. Аще и негодова́ше о се́мъ святы́й, оба́че возложи́въ наде́жду на Бо́га, пома́за и вѣнча́ его́ на кра́левство Се́рбское. По то́мъ же, ви́дя наро́дъ въ до́бромъ состоя́ніи, и церко́вная, вку́пѣ и гражда́нская дѣла́ благопоспѣ́шна, рукоположи́ вмѣ́сто себе́ во архіепи́скопа своего́ ученика́ Арсе́нія, оты́де па́ки на Восто́къ, и, обше́дъ Іерусали́мъ и сопредѣ́льныя страны́, подви́жеся въ Александрíю, отку́ду изы́де въ пусты́нная мѣста́ Ливíи и Ѳиваи́ды и посѣти́ та́мошнихъ пустынножи́телей, затѣ́мъ взы́де на Сина́йскую го́ру и поклони́ся моще́мъ святы́я Екатери́ны, та́же пріи́де въ Антіохíю, въ столи́цу еди́наго четверопресто́льныхъ патріа́рховъ, и возвра́щся, еще́ еди́ною взы́де во Іерусали́мъ, отку́ду чрезъ Константино́поль путеше́ствовавъ, пріи́де во гра́дъ Те́рновъ къ сва́ту своему́ Асѣ́ну, кра́лю Болга́рскому, его́же дще́рь имѣ́ Владисла́въ, кра́ль Се́рбскій, въ жену́. Асѣ́нъ возра́довашеся зѣло́ прише́ствію свята́го, и поко́ивъ его́ въ те́плѣй свое́й пала́тѣ, я́ко зима́ бѣ́, сотвори́ ве́ліе учрежде́ніе. Приспѣ́вшу пра́зднику свята́го Богоявле́нія, кра́ль и патріа́рхъ Болга́рскій умоли́ша архіепи́скопа Са́вву въ на́вечеріе пра́здника соверши́ти Боже́ственную слу́жбу и водоосвяще́ніе, зане́ во у́тріе надлежа́ше патріа́рху литургиса́ти. По пра́здницѣ разболѣ́вся святы́й и, предувѣ́дѣвъ свою́ кончи́ну, призва́ ученики́ своя́ и, вручи́въ и́мъ принесе́нную святы́ню, отсла́ и́хъ ко кра́лю и архіепи́скопу Арсе́нію; са́мъ же, по нѣ́коихъ дне́хъ, помоли́вся и причасти́вся Святы́хъ Та́инъ, въ полу́нощи послѣ́днее сло́во изре́къ: «сла́ва Бо́гу о всѣ́хъ!», испусти́ сво́й ду́хъ лѣ́та 1237. Тѣ́ло его́ омы́ са́мъ патріа́рхъ и благолѣ́пнѣ облече́, а на второ́мъ дни́, 14-го Іаннуа́рія, погребе́ въ ца́рскомъ монастырѣ́ святы́хъ четы́редесяти му́чениковъ Севастíйскихъ, украси́въ мра́морную гробни́цу его́ свѣща́ми и канди́лы. Мину́вшу не до́лгому вре́мени, пріи́де въ гра́дъ Те́рновъ кра́ль Владисла́въ со свои́ми вельмо́жами, та́кожде же и архіепи́скопъ Арсе́ній со епи́скопы и про́чимъ свяще́нствомъ, и, взе́мше мо́щи блаже́ннаго Са́ввы, принесо́ша и́хъ въ Се́рбскій монасты́рь Миле́шево, созда́нный кра́лемъ Владисла́вомъ, и ту́ почи́ша 29-го Апри́лла ми́рно до лѣ́та 1595. Тогда́ бо Сина́нъ паша́ навѣ́туя ро́ду на́шему, простре́ свою́ святота́тственную ага́рянскую ру́ку на ни́хъ и киво́тъ съ мощми́ повелѣ́ дви́гнути, и бли́зъ Бѣлгра́да на по́ли Врача́рѣ сожещи́, мня́ упраздни́ти сла́ву и па́мять блаже́ннаго Са́ввы. Но па́мять пра́веднаго бу́детъ всегда́ съ похвала́ми.

Его́же моли́твами, Христе́ Бо́же, сподо́би на́съ въ ми́рѣ и тишинѣ́ пожи́ти, Тебѣ́ благоугожда́юще. Ами́нь.

Примѣчаніе:
[1] Читается по 6-й пѣсни канона службы свт. Саввы Сербскаго.

Источникъ: Кни́га Се́рблякъ, содержа́щая въ себѣ́ богослуже́бная моле́бная пра́вила святы́мъ се́рбскаго ро́да. — Бѣ́лградъ, 1861. — Л. 101 об. – 107 об.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0